Notre-Dame de Paris. Огонь Европы

Человечество лениво, когда нужно преодолевать свои заблуждения. Каждый раз, когда люди погрязают в собственной глупости, Господь (и/или заложенные Им законы материальной вселенной, такие как Гауссово распределение, законы больших и случайных чисел и т.п.) насылает на человечество или его часть то потоп, то участь Содома, то орды кочевников и варваров, то ереси и расколы, революции и мор. Всё это делается для того, чтобы увести нас с пути пресловутой лягушки, варящейся на медленном огне.

Мы восторгаемся древним Римом, но именно потомки древних варваров, его разрушившие, но впитавшие элементы римской культуры, возвели этот самый Нотр-Дам де Пари.

Мы скорбим по древней Руси, но именно удары кочевников с юга, заставили нас стать Имперской Россией, а не кучей Черногорий и Словений.

Сегодня мы стоим на пороге похожих событий. Европа, Америка, гибнущие от вируса толерантности, Азия, отвергающая христианство, Россия, тонущая в серости бюрократии и деидеологизации, все эти регионы нуждаются в векторе. Вечном векторе. Единственный вечный созидательный вектор, доступный человечеству – это Богоискательство и развитие цивилизации в духе защиты собственной идентичности.

Что же мы видели за эти часы, пока горел главный культурно-религиозный символ Франции? Мы видели растерянного глобалиста Макрона, прощающегося с единственным, что ему дорого – рейтингом. Мы видели радующихся «тожефранцузов», устраивающих пляски по поводу «кары неверным». Мы видели молящихся парижан, вдруг вспомнивших, что их касался Святой Дух (а католическое крещение в Православии считается действительным). А ещё мы слышим (по крайней мере в России, что для нас особенно важно) фразы про то, что мы должны помочь Франции, потому что это «по-христиански».

Вообще пожар очень знаковый. Он прошёл на католической Страстной неделе, он прошёл после слов Папы Римского о том, что

лучше быть атеистом, чем плохим католиком,

и главное результат пожара (усилия пожарных мы тоже отметим) – своды, крыша, кров – рухнули, а алтарь и крест остались. Это явный знак того, чем всё закончится, когда человечество, переживая крушение привычного крова и уютного мирка, придёт к своему концу.

Терновый венец Спасителя, спасённый от огня в Соборе Парижской Богоматери, ранее вывезенный из Константинополя после его разграбления крестоносцами в 1204 году.
Терновый венец Спасителя, спасённый от огня в Соборе Парижской Богоматери, ранее вывезенный из Константинополя после его разграбления крестоносцами в 1204 году.

Такие трагедии будут повторяться, и они будут нас сплачивать перед инокультурным противником, перед согражданами без рода и племени, стремящихся использовать инокультурные элементы, чтобы стереть собственную идентичность.

Будет Новая Франция, будет Новая Россия, будет Новая Европа, будет наше будущее!