В чем смысл плана Белоусова? Чего власти хотят от бизнеса?

Дискуссия в обществе разгорелась нешуточная.

Сначала помощник президента Путина по экономике предложил забрать у бизнеса сверхдоходы – 500 млрд руб, копеечка к копеечке.

Поддержки в правительстве и общественном мнении эта идея не встретила.
Может быть, только народ отнесся к желанию потрогать бизнес за мошну с внутренним удовлетворением.
Частников у нас не любят.
Правда, руководство, – всех, кто не Путин, – народ тоже не очень жалует.
Но желание властей забрать доходы у бизнеса на общественные нужды, мне кажется, поддержит всегда.
Белоусов оказался человеком настойчивым.
Он предпринял демарш – взял первого вице-премьера Силуанова и организовал встречу с бизнесом, с той его частью, которая может (и должна, с точки зрения Кремля) поделиться.

Тут стоит обратить особой внимание, что Белоусов предложил не какой-то специальный налог на весь российский бизнес.
Он хотел получить конъюнктурную часть доходов экспортных, фактически сырьевых компаний – металлургических и нефтехимических.
Нефтяники уже платят, и ничего.
Пусть другие тоже делятся.

Так вот, на совместной встрече Белоусова, Силуанова, Шохина (РСПП) и бизнеса договорились о том, что бизнес добровольно вложит эти самые сверхдоходы именно в развитие страны.
То есть, в «национальные проекты» из майского перечня: инфраструктуру, экологию, цифровизацию и др.

Сверхдоходов, которыми бизнес согласился делиться (ну, как делиться, инвестировать, вкладывать внутрь страны не без выгоды для себя) оказалось немного меньше – 200-300 млрд руб против первоначальных 500 млрд. руб.
Но это все равно серьезные деньги.

Теперь что получается?
Человеческое общество устроено так, что мало предпринимать определенные действия, даже с самым положительным для общества результатом.
Нужно, чтобы действия правильно понимались людьми, чтобы общество их принимало.

Однако всегда есть разрыв во времени, его никто не может отменить:
- действия производятся, ломают какие-то привычные схемы, планы и даже судьбы уже сегодня;
- эффект, даже самый положительный, наступает завтра-послезавтра.

Больше того, не всегда этот успех связывается именно с инициатором действий.
Поэтому Белоусов, например, вполне может приобрести репутацию человека, который хотел ограбить бизнес, и только.
Успех от вложений бизнеса в экономику и развитие страны, если он будет, его репутации не спасет.
Это припишут другим, независимым факторам.
Общество, оно такое…

И что мы видим?
Главных вариантов, которые обсуждаются в обществе, опять два.
Как всегда два.
И они противоположны.

Вариант первый – критическо-оппозиционный.
Власть корчится и загибается под санкциями (они нас добьют) и вынуждена грабить собственный бизнес (конец НЭПа, впереди продразверстка и коллективизация).
Пирога не хватает, поэтому сильные продолжат пожирать слабых, а государство скоро сожрет всех.

Правда, выводы из такого понимания реальности делаются тоже противоположные.
Одни говорят, что это конец страны, режима и правящей верхушки, которая грызет самое себя.
Деньги однозначно разворуют, крыша обрушится, все пропало, это конец.

Другие - что это завершающий этап формирования диктатуры и репрессивного государства, а впереди нас ждет мрак неосталинизма.
Хотя скорее все-таки разворуют (одна из главных несущих опор любой оппозиционности – неверие в управленческие способности властей).

Вариант второй – как слышится, так и пишется.
В том смысле, что не стоит изобретать сущностей и искать сложное в простом.
Деньги нужны именно в рамках поиска средств на майский указ 4-го президентства.
Однако все происходит в борьбе политико-управленческих идей, кланов и интересов.
Поэтому Белоусов начал бороться за свой участок и свою долю, а правительство этому частично воспротивилось.
В результате получился компромисс: и деньги получили, и возможность за них побороться для различных чиновников создали, и частный интерес сохранили.
Никто не победил, никто не проиграл, а страна, возможно, что-то от этого получит.

Что касается меня, то я, скорее, на стороне вторых.
Стоит взглянуть на ситуацию в самом общем ключе, отвлечься от борьбы групп и мельтешения чьих-то конкретных интересов.

Основная проблема нашей экономики – мелкий и средний бизнес в целом мал (!) и неэффективен.
Взять на себя решение задачи развития страны он не может.
Участвовать в этом развитии – да, может и должен, но стать базой для этого развития – нет, пока нет.
Крупный бизнес является экспортно-ориентированным во всех отношениях.
Вкладывать деньги внутри страны, извлекать их этого прибыль он не умеет.

Инвестиции крупного бизнеса могут стать одной из главных опор развития страны.
Но крупный бизнес не хочет, есть проекты попроще и поинтереснее.

Значит, что?
Значит, условием нашего развития является главное: бизнес должен научиться хорошо зарабатывать внутри страны, на нужных стране проектах.
Поскольку план Белоусова заключается в том, чтобы заставить экспортные компании вкладывать деньги внутри страны, это правильный план.

Больше того, это своевременный план.
Потому что сейчас экономическая активность должна быть переориентирована с экспортных проектов на собственный рынок, на внутреннее развитие.
Именно такая политика может создать реальные условия для российского рывка, которые объективно неизбежен.

Не знаю, какими соображениями руководствуется помощник президента Путина Белоусов лично, об этом можно спорить.
Но делает он именно то, что нужно делать.

Если власти приучат бизнес инвестировать в страну и зарабатывать на внутреннем рынке товаров и услуг, то свою текущую задачу они выполнят.

Это именно то, что необходимо.
Это сегодня самое главное условие развития.