Терпел ли Сталин возражения (на примере Александра Голованова)

26 January
44k full reads
3,5 min.
47k story viewsUnique page visitors
44k read the story to the endThat's 94% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Здравствуйте. Случай спора Сталина с Рокоссовским перед проведением операции "Багратион" известен широко. Но были и другие случаи и люди. В одну из майских дождливых ночей 1942 года, командующего авиацией дальнего действия (АДД) Александра Голованова вызвал в Кремль Поскребышев (секретарь Сталина). Прибыв через короткое время в кабинет Иосифа Виссарионовича, командующий АДД был сильно удивлен. И причина была. Ведь в кабинете главнокомандующего находились: нарком Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецов, командующий военно-морской авиацией генерал С. Ф. Жаворонков, В. М. Молотов, и Г. М. Маленков. И если последние двое это в порядке вещей, то вот при чем здесь Голованов и моряки было непонятно.

Поздоровавшись, Сталин сказал: "нужно помочь морякам". Не понимая чем именно Дальняя авиация может быть полезна флоту, Голованов не понял, но ответил: "что я должен делать, товарищ Сталин?". А дело было в следующем. Для прикрытия союзных конвоев, идущих в Мурманск и Архангельск, от действия авиации противника, предлагалась разбомбить аэродромы Люфтваффе находящиеся в Норвегии и Финляндии. Сделать это предлагалась тяжелыми бомбардировщиками ДБ-3.

ТБ-3
ТБ-3
ТБ-3

На вопрос Голованова откуда должны будут работать экипажи, Сталин предложил ему с моряками выйти и обсудить детали в соседней комнате. На названых Жаворонковым аэродромах длина летного поля была всего 800 метров. О полетах тяжелых кораблей с таких аэродромов не могло быть и речи. Кто же посоветовал товарищу Сталину использовать тяжелые воздушные корабли на аэродромах, на которые они не могут сесть и с которых им с боевой нагрузкой не взлететь? - спросил Голованов у Г. М. Маленкова. Ответа не последовало. Александр Евгеньевич заявил, что это невозможно. На что получил ответ, что решение уже фактически принято и если он не согласен, то сам может об этом сказать товарищу Сталину. Что Голованов и сделал.

Заявив о невозможности взлетать с таких площадок, Голованов получил ответ: "Вы что шутите, товарищи уже все проработали". Аэродромы, товарищ Сталин, для этих самолетов непригодны, - ответил Голованов. Вы хотите, чтобы караваны судов дошли до нас? (спросил Сталин). - Хочу, товарищ Сталин. -Так в чем же дело ? - Дело в том, что на предложенные аэродромы эти самолеты сесть не могут, не смогут также с них и взлететь.
- Зачем же мы тогда строим такие воздушные корабли? Придется отобрать у вас и завод и самолеты. - Ваша воля, товарищ Сталин...
- Мы видим, вы просто не желаете бить фашистов? — услышал Голованов (о котором можно прочитать
здесь). Разговор принимал нехороший оборот. - Я могу сам пойти на первом корабле на указанный аэродром и разбить машину при посадке, товарищ Сталин, (ответил Голованов). - Но я не имею права бить людей и самолеты и не принять мер, зависящих от меня, чтобы этого не случилось. Я не знаю, кто мог внести вам такое безграмотное предложение.

Жаворонков С.Ф. Командующий авиацией ВМФ
Жаворонков С.Ф. Командующий авиацией ВМФ
Жаворонков С.Ф. Командующий авиацией ВМФ

Решительные и резкие ответы Голованова возымели действие. Наступила длительная пауза. Желающих взять на себя ответственность за проведение этой операции не находилось. Еще раз подтвердилась истина, что куда легче давать всякие советы и предложения, да еще такие, в которых дающий советы не разбирается, чем самому их выполнять. В итоге Сталин спросил: "Что же будем делать, товарищи?". Ответил Голованов: "Мне не совсем понятно, товарищ Сталин, почему все уперлось в тяжелые корабли". - У Вас есть другие предложения (спросил Иосиф Виссарионович). - Я считаю, что поставленную задачу вполне можно решить самолетами Ил-4. Все аэродромы, где базируется авиация противника, находятся в радиусе действия этих самолетов. Аэродромы, которые предлагаются, для базирования Ил-4 вполне подходят.

Ил-4
Ил-4
Ил-4

- Вы убеждены, что Ил-4 выполнят поставленную задачу? - Да, убежден. Они выполнят ее лучше, чем тяжелые корабли (ответил Голованов). - Вы берете на себя ответственность за это? - Да, беру. - Ну что же, тогда давайте так и решим, - заключил Сталин.

Ни единого возражения присутствующими не было высказано. Так закончился столь неприятно начатый разговор Сталина и Голованова. Как мы видим, аргументированные возражения Иосиф Виссарионович принимал и мог поменять свое мнение для блага дела. Александр Евгеньевич Голованов же не побоялся спорить с вождем и войти в открытую конфронтацию с военно-морским командованием также для пользы дела. А людей способных брать на себя личную ответственность Сталин ценил и уважал.

Если понравилась статья, ставьте палец вверх и подписывайтесь на канал.

Об авиаударах по немецким аэродромам в Скандинавии читайте здесь.

Колесников Василий Григорьевич ©