26 201 subscriber

Она у меня в сердце занозой сидит

3,8k full reads

Страх (25.) Теперь это произведение называется "Ведьма"

- Во сне, Мишань, во сне, - ответила Светлана, прижалась к мужу и прошептала, - давай еще немного поспим.

Но у Михаила сон как рукой сняло.

- Как у тебя все просто, - ответил он, отодвигаясь, - ты сначала мечешься во сне, щиплешься, потом сообщаешь мне о том, что покойница во сне приказала тебе найти и поднять на ноги лежачего спасателя Артема, а теперь ты просто хочешь поспать!

Предыдущая глава

- Ну, да, - ответила Света, - рано ведь еще, а завтра нам обоим на работу.

- Да, нам на работу, только я теперь не усну, я буду думать, почему твоей Степаниде этот Артем понадобился.

Светлана обвила мужа руками и, поглаживая его по голове, ответила:

- Мальчика ко мне привезут на лечение. Этот мальчик заикается и мочит ночью штанишки. Я его лечить буду.

- Ну а спасатель-то тут причем? – спросил Михаил, зевая.

- Он как-то связан с этим мальчиком, если его не вылечить, то болезнь к мальчику вернется, - тихо проговорила Света, но Михаил ее уже не слышал, он крепко спал.

- Не усну, не усну, - проворчала женщина, устраиваясь рядом, - как бы теперь саму себя усыпить?

Но, не успела ее голова коснуться подушки, как сон навалился сам, легкий приятный, он унес Светлану в то беззаботное время, когда жива была ее мама.

«Ты у меня самая любимая, девочка». – Шептала мама, поглаживая свою Светочку по голове. – «Самая любимая!»

-----

- Опять я Светку упустил, мать, - Вовчик ходил из угла в угол, размахивая руками и колотя стены. От каждого удара у Катерины душа уходила в пятки, ох если бы был жив Петр, не так бы ей страшно было. Хоть и был отец для Володи, что пустое место, но все же вдвоем им было спокойнее, Петенька ее всегда поддерживал.

- Да уж выкинул Бы ты ее окаянную из головы, сынок, - пролепетала Катерина.

Она видела, что сын перевозбужден, а значит сейчас будет требовать выпивки, а потом снова в запой уйдет, будет за ней с топором бегать, из дома не выпустит. Хитрый стал, все ключи у нее отбирает, двери закроет, потом обойдет – все окна проверит, и только тогда пить садится. Как-то ей удалось выскочить из дому. Соседка ее увидала, да полицию и псих.бригаду вызвала.

Ох, как это Володеньке не понравилось. Как сыночек тогда ругался, шибко матерился на нее, на горемычную. А когда выписали его из псих.больницы, так он с ней месяц не разговаривал, сидел тихонечко в своей комнате, даже к еде иногда мог весь день не притронуться. Таблетками прописанными в нее кидался. Потом отошел немного, выходить стал, то пирожков попросит испечь, то борща наварить. А ей-то Катерине не в тягость. Она для любимого сыночка на все готова. Один он у нее из родных остался.

Она у меня в сердце занозой сидит

- Как выкинуть, мать? Как ее из головы выкинуть? – заорал Владимир. – Вот она у меня где занозой сидит.

Он стукнул себя по груди в районе сердца.

- Я ведь любил ее, мать, а она со Степанидой этой твоей снюхалась! Я не пускал ее, а она не слушалась меня. Лучше бы она померла тогда, я бы ее похоронил и не мучился. Ан нет, живет ведь где-то с…

- Вот и пусть себе живет где-то, - начала было Катя.

- Как это живет? Ты о чем вообще, мать? – Вовка аж слюной подавился от возмущения. – Как это живет? Она же ведьма! Раньше таких, как она, на кострах сжигали. А ты – пусть живет! Нет, уж, я ее все равно найду!

Владимир остановился и сел за стол.

- Найдешь, сынок, конечно найдешь, залебезила Катерина, - а я тебе пока борща налью с пампушками, как ты любишь. А потом чайку с тобой попьем с крендельками. Я свежие сегодня у Петровича купила.

- У Петровича? Ты купила крендельки у Петровича? Я же запретил тебе хоть что-то у него покупать! – Вовчик ударил кулаком по столу.

- Так, где же еще мне покупать продукты, сынок, - тихонько спросила Катерина. - У нас ведь в Заречном больше нет других магазинов.

- Не знаю я, где тебе продукты брать! Но к Петровичу ходить не смей! – Вовчик еще раз стукнул кулаком по столу и спросил. – Ты меня поняла?

- Поняла, сынок, поняла, - закивала головой Катерина.

- А теперь самогонку неси, - скомандовал сын, - и борща мне все-таки налей. Что-то проголодался я. Но кренделей твоих отравленных я не буду есть!

- Почему отравленных? – спросила Катерина расставляя тарелки на столе в надежде, хоть немного потянуть время.

- По качану и по капусте, - злобно выкрикнул мужчина, - чего ты тут трешься около стола, я же сказал: самогон мне неси!

- А как же борщ, сынок? С пампушками? Как ты любишь? Сам же сказал, что проголодался.

- Я передумал, - заорал Вовчик, - передумал, имею я право передумать, тащи самогон, я сказал!

- Несу, сынок, несу, - пролепетала Катерина, понимая, что сегодня ей спокойной ночки не видать, как своих ушей. Еще не известно, на сколько дней все это затянется. А она ведь уже немолода, хочется пожить спокойно. Но спокойно ей жилось только когда вовчик находился на лечении в псих.больнице.

«Светлана – змеючка подколодная, - думала Катерина, спускаясь за самогонкой в погреб, своими руками бы удавила, попадись ты мне. Сгубила сыночка мне!»

Катерине оставалась последняя ступенька, когда вдруг она неловко схватилась за поручень, голова у женщины закружилась, а нога соскользнула со ступеньки, и она почувствовала, что падает вниз.

Продолжение следует... Уже доступно.

Почти все мои произведения можно найти ЗДЕСЬ.

Подписывайтесь на мой канал и ставьте лайки! Это меня очень вдохновляет!