Война в России возможно ли ?

28.09.2017

В своей недавно вышедшей книге «2017 год. Война с Россией» вы выдвигаете тезис, что в будущем году между НАТО и Москвой разразится война. Почему вы так предполагаете?

Ричард Ширрефф (Richard Shirreff): Такого развития ситуации исключить нельзя. Для этого я и опубликовал книгу: я хотел, чтобы она послужила стимулом для осознания, какая опасность нам угрожает. Россия постоянно занимается демонстрацией силы, два года назад она вторглась на Украину и захватила Крым. В 2014 году президент Путин запустил опасную динамику событий, которая может привести к разным эффектам в отношениях между Альянсом и Россией, в том числе к таким, какие я описал. Наша обязанность — предпринять шаги, благодаря которым мои прогнозы останутся в сфере домыслов.

— Вы говорите, что динамику событий изменил 2014. Почему вы не называете 2008 год, когда Россия напала на Грузию?

— Перемены, действительно, начались в 2008. Однако вторжение в Грузию не вызвало на Западе соответствующей реакции, все быстро вернулись к прежним схемам взаимоотношений. Тогда Путин, судя по всему, решил, что он может использовать силу в регионе, которую называет «ближним зарубежьем», и Запад против этого не возражает. Последствия мы увидели в 2014.

— Вы говорите, что в 2008 году в контактах с Россией быстро произошло возвращение к принципу «business as usual». В 2009 вокруг этого утроили большой шум, в отношениях объявили «масштабную перезагрузку». Как получилось, что Запад был тогда так слеп?

— Он был не столько слеп, сколько услышал от Путина то, что хотел услышать. Запад хотел верить, что Россия — это стратегический партнер, который поддержит его в борьбе с другими вызовами, в первую очередь с джихадистами. Факт, что под управлением Путина Россия становится все более авторитарной страной, проигнорировали.

— Сейчас вы отвечаете как политолог. Но в 2008 году вы служили в армии, работали в штаб-квартире НАТО. Как военные могли поверить Путину?

— Тогда НАТО руководствовалось совсем другими приоритетами. Самой важной задачей была миссия в Афганистане. Одновременно шли развернутые дискуссии о том, как вложить новое звучание в Пятую статью Вашингтонского договора.

— Это самая важная статья.

— Это де-факто основа Альянса, и следовало ей заняться. Я принимал участие в этой деятельности. Мы анализировали разные сценарии, размышляя, как в той или иной ситуации следует применять эту статью. И именно в тот момент НАТО оказалось в ситуации, создавшейся в 2014 году, когда Россия захватила Крым.

— Вернемся к вашей книге. Вы пишите, что в мае 2017 года Россия нанесет удар по Латвии. На чем вы основываете такой точный сценарий?

— Как я уже сказал, этот сценарий — абсолютный вымысел. Я выбрал Латвию, поскольку знаю ее лучше, чем другие страны Балтии: я путешествовал по ней и смог познакомиться в ней ближе. В целом в своих размышлениях я опирался на опыт, который я получил на армейской службе. Это моя интерпретация гипотетического сценария, исходящая из анализа событий, свидетелями которых мы были до сих пор.

КОНТЕКСТ

Aktualne.cz19.05.2016— Как, на ваш взгляд, будет развиваться ситуация? Россия нанесет удар по Латвии, и что дальше?

— Я не хочу погружаться в такого рода спекуляции, потому что уже само нападение на Латвию — это очень гипотетический сценарий. Я описываю его, надеясь, что таким образом его удастся избежать, что будут предприняты соответствующие шаги, направленные на сдерживание России.

— На июльском саммите НАТО в Варшаве планируется принять решение о размещении на восточном фланге дополнительных сил союзников. Этого будет достаточно для сдерживания Москвы?

— Зависит от деталей. Эти войска следует дополнить силами быстрого реагирования, которые будут базироваться в своих странах. Без этого Россию, которая располагает большим потенциалом в регионе стран Балтии, сдержать не удастся. Есть риск, что Москва успеет добиться своих целей прежде, чем НАТО вообще отреагирует. Поэтому так важно, чтобы достаточное количество подразделений, способных вступить в дело в ситуации, когда россияне решатся на атаку, находились в состоянии боеготовности Подразделений, которые будут размещены на восточном фланге, определенно мало, если они будут предоставлены сами себе. Им нужна солидная поддержка. Иначе сигнал, который получит Москва, будут недостаточно четким.

— Самой сильной армией в мире обладают США. А как выглядит НАТО без американцев? Способны ли европейские страны самостоятельно остановить россиян?

— Не буду скрывать, меня беспокоит то, что европейский оборонительный потенциал становится все слабее. Возможности большинства стран континента в последние годы драматически снизились. У них не было даже достаточного количества подразделений, чтобы принимать участие в таких операциях, как миссия в Афганистане. Сейчас им необходимо восстановить потенциал своих армий. НАТО — сильный союз, поэтому проблем с эффективным сдерживанием любого противника и сохранением мира возникнуть не должно.

— Вы высказываете такое предположение, но как будет выглядеть ситуация, если Альянсу придется противостоять России на самом деле?

— Воевать с ней никто не хочет. Последний саммит НАТО 2014 года дал четкий сигнал, что в случае необходимости Альянс будет готов к действиям. Но я лично подхожу к сигналам, которые в последнее время высылает НАТО, с большой долей скептицизма.

— Почему?

— Может оказаться, что многие европейские страны не будут готовы реагировать. Свою роль сыграли в этом сокращения расходов на оборону. Обратите внимание: на саммите в Уэльсе решили, что члены НАТО в ближайшие 10 лет будут должны довести расходы на военную сферу до уровня в 2% ВВП. Это сложно назвать сильным сигналом. Во многих странах Европы нужны на самом деле серьезные инвестиции в оборонный потенциал. Ведь пока весь континент в военном плане зависит от США. Соединенные Штаты, конечно, еще долго останутся мировым лидером в этой области, но разрыв между ними и ЕС не должен быть таким большим.

— Более политический или даже философский, чем военный вопрос: если Россия на самом деле нападет на Латвию или Польшу, встанет ли Запад на их защиту? Я спрашиваю не о потенциале, а, скорее, о желании, уверенности, что так следует поступить.

— Да, я думаю, НАТО подключится к обороне Польши. В конце концов для этого и создавался Альянс, содержание Пятой статьи не оставляет тут никаких сомнений. Хотя, на мой взгляд, нужно вести работу с западными политиками и избирателями, чтобы оборона таких стран, как Великобритания, Франция, Германия или Испания начиналась на границе Польши или стран Балтии. Именно в этом заключается смысл коллективной обороны — сути НАТО. Если все будут мыслить в таких категориях, никто не отважится развязать войну. Но в такой подход нужно верить и демонстрировать его.