Дивный синий цвет

14 May
Знаете ли вы, что синий цвет появился в человеческой истории сравнительно недавно? В древних языках — ни в классическом греческом, ни в ведийском санскрите, ни в библейских арамейском и древнееврейском — нет слов для описания любых оттенков синего .

Люди видят очень многое, но распознают только то, что имеет значение для их выживания. В какой-то момент цвет неба и моря стал для нас жизненно необходимым. И появилась соответствующая терминология . Каждый охотник желает знать Любой ребенок без труда перечислит семь основных цветов радуги — и покажет их на дуге природного явления. Если он европеец по рождению или воспитанию. А вот маленький японец точно знает, что в радуге шесть цветов (зеленый — это оттенок), с удовольствием ест сочные синие яблоки и переходит дорогу на синий сигнал светофора. Для юного китайца в радуге — пять цветов, для якута — три (вся сине-зелено-фиолетовая часть спектра называется одним словом — «кюох»), а для уроженца зеленой экваториальной Африки (можно перечислить порядка 20 племен) — только два: светлый и темный. Жители острова Ниас в восточной части Индийского океана оперируют четырьмя цветовыми понятиями: черный, белый, красный и желтый (зеленый, синий и фиолетовый считаются оттенками черного). А представители племен овахереро и химба из Намибии видят некоторое различие между синим и определенным зеленым, но используют одно и то же слово. Правда, те же африканцы уверенно перечислят и покажут десяток-другой оттенков зеленого, якут — белого, бербер — желто-коричнево-песчаного, японец — черного... То есть кому что нужно, тот именно это и распознает.

Научная основа

За способность различать цвет отвечают фоторецепторы сетчатой оболочки глазного яблока. Они являются частью нервной системы и связаны с головным мозгом напрямую или с помощью других нервных клеток. Человек часто реагирует на цвет скорее эмоционально, чем рационально, причем не отдавая себе в этом отчета. Ключевым аспектом цветного зрения у человека является способность фоторецепторов реагировать на свет с определенной длиной волны.

В глубокой древности наши предки, судя по наскальной живописи, обходились тремя основными цветами: черным (цветом земли, ночи), белым (цветом дня, молока) и красным (цветом огня, крови, мяса, охры) — это так называемая первичная триада. После появился желтый, а затем зеленый (хотя в некоторых культурах желтый и зеленый меняются местами). Природа в изобилии предоставляла не только образцы цвета, но и подходящие краски. Первобытные художники изображали, кстати, не только сцены охоты и жизни, но и нечто символическое, «высокое». Позже цветовая палитра расширялась и модифицировалась в зависимости от потребностей племен и народностей. По идее, с развитием мореплавания и рыболовства должен был появиться в языках и синий цвет, но почему-то это не нашло отражения в письменных источниках.

Море цвета вина

В 1858 году литератор и переводчик Уильям Гладстон, позже ставший премьер-министром Великобритании, заметил, что в «Илиаде» Гомера (вопреки преданиям, тот был зрячим и весьма внимательным к деталям) нет ни одного упоминания о синем цвете. И вообще многие вещи «окрашены» в непривычные для нас цвета. Так, гомеровский мед — зеленый, овцы — фиолетовые, море — «багряное, как темное вино», а небо — «широкое», «великое», «звездное», «железное» или «медное».

Гладстон проанализировал всю поэму и установил, что упоминания о черном цвете встречаются в «Илиаде» около 170 раз, о белом — 100, о красном — всего 13, желтому и зеленому досталось около 10 упоминаний, а фиолетовому — 7. Может, в те времена человек довольствовался очень скудной палитрой, поскольку его зрение было недостаточно развито? Немецкий филолог Лазарь Гейгер решил проверить гипотезу Гладстона и проанализировал другие древние тексты. Он обратился к исландским сагам, Корану, к древнееврейскому варианту Библии, к индийским Ведам. Изучая последние, он отмечал: «Эти тексты, включающие более десяти тысяч стихов, полны описаний небес. Вряд ли какой-либо объект описывается чаще. Солнце и игра цвета на краснеющем во время восхода крае неба, облака и молнии, воздух и эфир — все это разворачивается перед нами снова и снова. Но в этих древних песнях нигде не упоминается, что небо — голубого цвета». Нет синевы и голубизны и в прочих источниках, за исключением древнеегипетских: в стране Кемт не только использовали специальный иероглиф, но и умели производить синий краситель. В древнерусском языке слово «синий» появилось очень поздно, в XI—XII веках, и было... синонимом черного или багрово-красного цвета! Так что же, прав Гладстон?

Все очень просто

«Нет, уважаемый лорд ошибался!» — таков ответ прославленного французского медиевиста Мишеля Пастуро. Люди на протяжении всей своей истории могли распознать синий цвет. Да только он не так уж часто встречается в природе: синих животных почти не существует, голубые глаза, как и голубые венчики цветов, — редкость. И краску для отображения синего человечество научилось получать гораздо позже прочих цветов и оттенков. Имела значение и символика синего всех оттенков — у цивилизованных народов она была не слишком позитивной. Римляне, скажем, считали синий цветом варваров — враги Рима, кельты и германцы, часто раскрашивали тела синими красителями, — а также символом загробного мира, смерти и траура. В их интерпретации «безоблачное синее небо» — образ по меньшей мере неприятный!

Однако есть и еще одно соображение. Дело в том, что авторы различных произведений древности писали о событиях экстраординарных, удивительных, ужасных или чарующих. И для их отображения требовались необычные сравнения и эпитеты. Не те, что ежедневно фиксировал глаз. Ну кого удивишь синенькими ирисом, барвинком или васильком? А если они становятся красными, зелеными или черными? Но с течением времени, с развитием уже новых, куда более жестких по отношению к природе и человеку цивилизаций бесхитростный рассказ про голубое небо и россыпь незабудок в траве стал радовать читателя гораздо больше, чем поэма про «медное, грознокипящее небо». Мы стали нуждаться в цветах, которые приносят нам покой, душевное равновесие и надежду. Так появился на страницах литературных изданий синий цвет...