Стрелковое оружие России. Винтовка Мосина.

Русская 3-линейная (7,62-мм) винтовка образца 1891 года[2]магазинная винтовка, принятая на вооружение Русской Императорской Армии в 1891 году.Имела другие названия — 7,62-мм винтовка системы Мосина обр. 1891 г. (1891/30 гг.) (официальное наименование с 1924 года), трёхлинейка, винтовка Мосина, «Мосинка» и тому подобные. Массово использовалась в период с 1892 до (в НОАК и КНА) конца 1950-х гг., в этот период многократно модернизировалась.Название трёхлинейка происходит от калибра ствола винтовки, который равен трём линиям (устаревшая мера длины, равная одной десятой дюйма или 2,54 мм).На основе винтовки образца 1891 года и её модификаций был создан целый ряд образцов спортивного и охотничьего оружия, как нарезного, так и гладкоствольного.Первые разработки велись под 4,2-линейный патрон к винтовке Бердана, снаряжённый дымным порохом — всего было рассмотрено около 150 российских и иностранных систем, в том числе 4,2-линейная винтовка системы капитана С. И. Мосина разработки 1887 года, с прикладным магазином с реечной подачей боеприпасов. Она показала хорошие результаты, но была отвергнута ввиду уже упоминавшегося общего для всех систем с такими магазинами недостатка — длительности заряжания и сложности дозаряжания магазина в боевых условиях.Быстрое развитие бездымных порохов уже через несколько лет по сути обесценило результаты этих работ, которые, тем не менее, дали богатый и ценный опыт, необходимый для дальнейших разработок.Попутно испытывались и винтовки уменьшенного калибра (7—8 мм). Например, весной 1885 года полковником Роговцевым был создан 3,15-линейный (8 мм) патрон, созданный на базе переобжатой «бердановской» гильзы, предназначенный для стрельбы из экспериментальных 3,15-линейных стволов, разработанных Оружейным отделом ГАУ и изготовленных в Инструментальной 2-й мастерской Петербуржского патронного завода. Патрон Роговцева 1885 года снаряжался экспериментальным усиленным дымным порохом, с увеличенным содержанием селитры, что повышало его коррозионное воздействие на ствол, и пулей в медной оболочке со свинцовым сердечником. Он имел заряд в 5 граммов пороха, который разгонял 13,6-граммовую пулю до 550 м/с.[5]Параллельно с разработкой принципиально новой магазинной винтовки велись и работы по приспособлению магазина к существующей винтовке Бердана (признанные позднее бесперспективными), а также — по созданию однозарядной винтовки, использующей новый патрон с бездымным порохом (не все военные считали преимущества магазинных винтовок достаточно значительными для вооружения ими всей армии, что было обусловлено в том числе и отсутствием до второй половины 1880-х годов однозначно удачной применительно к военной винтовке конструкции магазина).Так как любое оружие создаётся в первую очередь на основе имеющегося боеприпаса, одновременно велись работы по созданию нового патрона.В 1888 году в Россию прибыли заграничные 8-мм винтовки: австрийская Манлихера и датская Краг-Йоргенсена. Выяснилось, что австрийские и датские винтовки давали лучшую кучность и меткость боя, чем испытывавшиеся Комиссией опытные русские винтовки, но скорость их пуль была недостаточна (508—530 м/с) из-за использования дымного пороха, а запирающий механизм вместе с другими деталями винтовок был признан совершенно неудовлетворительным. Тот же самый вывод был сделан относительно винтовок и патронов Хеблера.В начале 1889 года Комиссия по неофициальным каналам получила французскую винтовку Лебеля, использовавшую бездымный порох, — с гильзами и пулями, но без самого пороха. Она также была испытана — с русским бездымным порохом. Конструкция ствола и затвора этой винтовки были признаны заслуживающими внимания, однако трубчатый подствольный магазин оказался неудовлетворительным.Патроны 7,62×54 мм R в ассортименте (поздняя модификация с остроконечными пулями, изначально пули были с круглыми носками).Русский бездымный порох удовлетворительного качества был получен в 1889 году благодаря успешным опытам Д. И. Менделеева. В том же году полковником Н. Ф. Роговцевым был разработан 7,62-мм патрон по образцу нового 8-мм австрийского M1888, но снаряжённый бездымным порохом и имеющий пулю в мельхиоровой оболочке, не столь сильно изнашивавшей ствол и не ржавевшей, как стальная, и при этом более прочной, чем медная. Надлежащий капсюль появился лишь в 1890 году.Хотя к тому времени в некоторых странах, в первую очередь — в имевшей весьма высокоразвитую производственную базу Германии, уже были введены патроны с кольцевой проточкой на гильзе, более компактные и удобные для подачи из магазина, русский патрон сохранял выступающую закраину, в основном по причине того, что это позволяло изготовлять как гильзу, так и патронник ствола с бо́льшими допусками. Отмечались и иные преимущества патрона с закраиной, — например, он был удобнее при снаряжении магазина или заряжании винтовки по одному патрону, что было вполне реальной возможностью при выходе магазина из строя или отсутствии снаряжённых патронных обойм, так как удобнее и быстрее вытаскивался солдатом из патронной сумки. По тем временам это не было необычным — такую же закраину имели штатные французский 8×50 мм R Лебель, английский .303 British (7,7×56 мм R), американский .30-40 Krag (7,62×58,8 мм R) и австро-венгерский M1888 (8×50 мм R Mannlicher) патроны. Лишь впоследствии выявилось большое неудобство такого патрона для использования в автоматическом оружии, но и это не помешало некоторым из вышеупомянутых образцов оставаться на вооружении вплоть до конца Второй мировой войны. Более того, даже в 1930-е годы в некоторых странах продолжали разрабатывать и принимать на вооружение новые винтовочные патроны с закраиной, например австрийский патрон M30S 8×56 мм R обр. 1930 года, принятый также в Венгрии.

Впрочем, даже и на этом этапе вопрос о калибре, видимо, ещё не был окончательно решён, так как вскоре началась проработка 6,5-мм патрона[3].

В 1889 году Сергей Иванович Мосин предложил на конкурс трёхлинейную (7,62 мм) винтовку, выработанную на основе его же более ранней однозарядной, от которой была позаимствована практически без изменений затворная группа и ствольная коробка[5]; некоторые идеи относительно конструкции магазина при этом были позаимствованы у испытывавшейся в том же году новейшей австро-венгерской винтовки системы Манлихера с пачечным заряжанием рядного серединного магазина, который был признан полностью соответствующим всем выставлявшимся требованиям.Позднее, в самом конце того же года, бельгиец Леон Наган также предложил на конкурс свою систему (в том же 1889 году уже проигравшую в конкурсе на вооружение бельгийской армии винтовке Маузера). Винтовок Нагана было три экземпляра, все магазинные, калибром около 8 мм, хотя Наган взялся изготовить винтовку и калибром 7,62 мм. Система Нагана была признана в целом доброкачественной, но требующей доработки. Особенный интерес Комиссии вызвал магазин удачной конструкции с заряжанием из обойм, напоминавший магазин только что принятой в Бельгии винтовки системы Маузера[5].В результате их испытания, а также сравнительных испытаний с австрийской винтовкой Манлихера, стало возможно окончательно определиться с требованиями к новой винтовке, современным языком — составить на неё техническое задание. Было решено принять калибр 7,62 мм (три русские линии), ствол и прицел по образцу Лебеля (но с изменением направления хода нарезки с принятого во Франции левого на правый), продольно-скользящий поворотный затвор, запирающийся отдельной боевой личинкой (так как замена личинки в случае поломки обходится дешевле замены всего затвора), магазин серединный, постоянный, с заряжанием из рамочной обоймы пятью патронами. Комиссия была вследствие этого в 1889 году переименована в Комиссию для выработки образца малокалиберного ружья.Так как ни винтовка Мосина, ни винтовки Нагана требованиям этим в полной мере не соответствовали, конструкторам было предложено на их основе разработать новые системы, которые, таким образом, были изначально обречены быть в значительной мере схожи конструктивно, будучи созданы на основе одних и тех же разработанных Комиссией ствола и патрона, в комплексе определяющих все баллистические свойства оружия, и в силу выставленных ей требований используя одинаковые по типу затвор и магазин, а различия имея лишь в конкретном конструктивном оформлении этих элементов. По сути, перед Мосиным и Наганом была поставлена задача создания своих вариантов затворных групп и магазинов для уже имевшегося ствола.Одновременно в 1890 году были рассмотрены ещё 23 системы, не показавшие, однако, преимущества перед уже отобранными для дальнейшего сравнения Нагана и Мосина.После доставки из Бельгии опытной партии доработанных 3-линейных винтовок Нагана осенью 1890 года начались широкомасштабные сравнительные испытания обеих систем.По результатам начальных испытаний винтовка Нагана показала некоторое преимущество, и на первом этапе конкурса Комиссия проголосовала за неё 14 голосами против 10. Впрочем, это голосование не было определяющим, так как первый этап конкурса носил по сути ознакомительный характер. К тому же, многие члены комиссии посчитали, что испытания показали равноценность представленных образцов — данная конструкции Мосина предварительная оценка по их мнению была связана главным образом с более низким качеством отделки по сравнению с демонстрационными образцами Нагана, при этом винтовка Мосина в целом была проще и конструктивно надёжнее. Разница в качестве отделки же была вполне естественна, с учётом того, что винтовки Мосина на тот момент представляли собой изготовленные в полукустарных условиях рядовые опытные образцы оружия, находящегося на самой ранней стадии доводки — в то время, как представленные для сравнения с ними винтовки Нагана, исполненные «с изумительной точностью» и очень хорошо отделанные, представляли собой дальнейшее развитие конструкции, в своё время уже представленной на конкурс в Бельгии и готовой к массовому производству ещё в 1889 годуПринимая во внимание, …что представленные капитаном Мосиным на опыты ружья и обоймы изготовлены были при условиях крайне неблагоприятных и вследствие того очень неточно, ружья же и обоймы Нагана, напротив того, оказались изготовленными изумительно точно, генерал-лейтенант Чебышев не нашёл возможным согласиться с заключением, что обе испытанные системы одинаково хороши. По его мнению, ввиду изложенных обстоятельств, система капитана Мосина имела громадное преимущество.Более детально ознакомившись с обеими системами и результатами войсковых испытаний (испытывались 300 винтовок Мосина и 300 винтовок Нагана), члены Комиссии пересмотрели своё мнение. На испытательных стрельбах винтовки Мосина дали 217 задержек при подаче патронов из магазина, а Нагана — 557, почти втрое больше. Учитывая тот факт, что конкурс по сути сводился именно к поиску оптимальной конструкции магазина, одно это вполне однозначно говорило о преимуществе системы Мосина с точки зрения надёжности, несмотря ни на какие «неблагоприятные условия». Причём речь шла о более чем существенных затратах: даже по самым скромным подсчётам, производство системы Нагана дало бы дополнительные издержки в размере от 2 до 4 млн золотых рублей на первый миллион выпущенных винтовок, то есть по 2-4 рубля на каждую, при том, что общая сумма, требуемая на перевооружение одного русского солдата, в среднем составляла около 12 рублей. Кроме того, требовались дополнительно 3-4 месяца на освоение конструкции промышленностью, в условиях уже наметившегося отставания России от развитых европейских стран в перевооружении новым стрелковым оружием, при том, что винтовка Мосина уже готовилась к производству и была специально рассчитана на высокую степень технологической преемственности с уже выпускавшейся винтовкой Бердана[5Так что в 1891 году, по завершению войсковых испытаний, Комиссия выработала компромиссное решение: принята была винтовка, разработанная на основе конструкции Мосина, но с существенными изменениями и дополнениями, как позаимствованными из конструкции Нагана, так и выполненными с учётом предложений самих членов Комиссии.Из опытной винтовки Мосина напрямую в ней были использованы планка запирающего механизма, устройство предохранительного взвода, затвор, отсечка-отражатель, защёлка магазинной крышки, способ соединения подавателя с крышкой, дающий возможность отсоединять крышку с подавателем от магазина, шарнирная антабка; из системы Нагана — идея помещения подающего механизма на дверце магазина и открывание её вниз, способ наполнения магазина спусканием из обоймы патронов пальцем, — следовательно, пазы для обоймы в ствольной коробке и, собственно, сама патронная обойма. Остальные части были выработаны членами Комиссии, при участии Мосина.Изменения, заимствованные из винтовки Нагана (форма обоймы для заряжания, крепление подающей пружины к крышке магазина, форма отсечки-отражателя) несколько повысили удобство обращения с винтовкой, но даже в случае их удаления не лишали её функциональности. Например, если вообще отказаться от обойменного заряжания, магазин можно снаряжать по одному патрону. Если отсоединить подающую пружину от магазинной крышки, патроны будут по-прежнему подаваться, хотя повышается риск потерять пружину при чистке. Таким образом, роль этих изменений является вторичной по отношению к назначению и функционированию оружия и не даёт оснований для отказа признавать Мосина автором или ставить имя Нагана в название образца, не упоминая при этом авторов прочих, не менее важных,

16 апреля 1891 года император Александр III утвердил образец, вычеркнув слово «русская», поэтому на вооружение винтовка была принята под наименованием «трёхлинейная винтовка образца 1891 года»За Мосиным оставили права на разработанные им отдельные части винтовки и присудили ему Большую Михайловскую премию (за выдающиеся разработки по артиллерийско-стрелковой части)Впоследствии, однако, стали раздаваться голоса о том, что такое наименование нарушало устоявшуюся традицию именования образцов стрелкового оружия русской армии, так как фамилия конструктора была вычеркнута из названия принятого на вооружение образца. В итоге, в 1924 году[4] в названии винтовки появилась фамилия Мосина.7,62-мм. винтовка обр. 1891 г., принятая на вооружение русской армии в 1891 г., была сконструирована капитаном Мосиным совместно с другими членами образованной для этого комиссии.

Производство винтовки началось в 1892 году на Тульском, Ижевском и Сестрорецком оружейных заводах. Из-за ограниченных производственных мощностей этих заводов, заказ на 500 тысяч винтовок был размещён на французском оружейном заводе в городе Шательро (Manufacture Nationale d’Armes de Châtelleraut).Первое боевое испытание винтовка Мосина прошла в 1893 году в столкновении российского отряда на Памире с афганцами[9], по другим источникам — в ходе подавления восстания ихэтуаней («боксёров») в Китае в 1900—1901 годах.Уже в первые годы после принятия винтовки на вооружение, в ходе производства и эксплуатации оружия в исходную конструкцию начали вносить изменения. Так, в 1893 году ввели деревянную ствольную накладку для защиты рук стрелка от ожога, в 1896 году — новый шомпол, более длинный и с головкой увеличенного диаметра, не проходящей ствол, что упростило чистку оружия. Ликвидировали насечку на боках крышки магазинной коробки, которая при ношении оружия протирала обмундирование. Эти усовершенствования вносили и в конструкцию ранее выпущенных винтовок.21 марта 1897 года была выпущена 500-тысячная винтовка[10]. В конце 1897 года первая очередь перевооружения русской армии винтовкой обр. 1891 г. была завершена и в 1898 году началась вторая очередь перевооружения[.К началу русско-японской войны в армию было поставлено примерно 3 800 000 винтовок.Японцы отреагировали на недостатки своей винтовки, обнаружившиеся во время войны 1904—1905 гг. Они весьма внимательно изучили свою винтовку и устранили почти все дефекты, не останавливаясь перед необходимыми для этой цели денежными затратами. Практически, пришлось сделать винтовку новой системы. Промышленность Японии оказалась достаточно гибкой, чтобы быстро и хорошо справиться со стоявшей перед ней задачей — дать в кратчайший срок более совершенную винтовку. Иначе дело обстояло в царской России. Хотя война 1904—1905 гг. также подтвердила в русской винтовке ряд недостатков, однако военное ведомство не решалось на какие-либо изменения винтовки, требующие денежных затрат. Технически отсталые заводы по-прежнему упрямо отстаивали с трудом налаженное производство старых образцов винтовок. Был проигнорирован полученный кровью опыт. В результате русская винтовка отстала от японской.После принятия на вооружение в 1908 году патрона с остроконечной («наступательной») пулей в 1910 году на вооружение был принят новый вариант винтовки с прицелом системы Коновалова, соответствующим баллистике нового патрона. Новая пуля весила 9,7 г и давала начальную скорость из казачьей винтовки — 850 м/с, из пехотной — 880 м/с. Вес патрона — 22,55 г.В результате к началу войны 1914 г. японцы оказались вооруженными почти первоклассной винтовкой, русская же армия осталась с винтовкой, уступающей германской, австрийской и турецкой винтовкам, недостаточно живучей и с уменьшенной скорострельностью; винтовка по-прежнему имела постоянно примкнутый штык, вредный для меткой стрельбы.

К моменту вступления России в Первую мировую войну на вооружении русской армии имелось 4 519 700 винтовок[12], в производстве находились четыре варианта винтовки — драгунская, пехотная, казачья и карабин. В течение войны военная промышленность России изготовила 3 286 232 трёхлинейных винтовок, отремонтировала и исправила 289 431Из-за недостатка оружия ввиду внезапности начала войны правительство начало закупать за границейВ ходе военных действий были выявлены существенные недостатки винтовки в её тогдашнем виде, в первую очередь связанные с неудачной конструкций обоймы, снижавшей скорострельность в боевых условиях, и оформлением отдельных элементов фурнитуры, вроде крепления штыка с хомутиком, устройства шомпольного упора или конструкции ложевых колец, которые при прямом сравнении с германскими и австрийскими образцами оставляли весьма неблагоприятное впечатление. Наибольшее число проблем, однако, доставили отставание отечественной промышленности и крайняя спешка при изготовлении винтовок в предвоенный период, из-за чего каждая из них требовала тщательной подгонки частей и отладки для обеспечения надёжного функционирования, что усугублялось недавним переходом на остроконечные патроны, более требовательные к работе подающего механизма, а также неизбежным в условиях окопной войны сильным загрязнением как винтовок, так и патронов. Взятые из запаса и переданные на фронт без доработки винтовки давали множество задержек при перезаряжании, некоторые из них не могли отстрелять и одного полного магазина без нарушения подачи. Были вскрыты также многочисленные организационные недостатки, в первую очередь — отвратительная подготовка рядовых стрелков и плохое снабжение, в частности, отсутствие качественной упаковки отправляемых на фронт патронов. Во время гражданской войны в России производились два типа винтовок — драгунская и, в значительно меньших количествах, пехотная. После окончания войны, с 1922 года, производились только драгунская винтовка и карабин обр. 1907 года.В первые годы Советской власти развернулась широкая дискуссия по поводу целесообразности модернизации или замены имеющегося образца винтовки более совершенным. В её ходе был сделан вывод о том, что винтовка обр. 1891 года, хотя и уступая новым зарубежным аналогам, при условии ряда улучшений всё же вполне удовлетворяет имеющимся требованиям к данному виду оружия. Также было отмечено, что введение нового образца магазинной винтовки было бы по сути бессмысленно, так как сама по себе магазинная винтовка является стремительно устаревающим видом оружия, и затраты на разработку его принципиально нового образца были бы пустой тратой средств. Кроме того, отмечалось, что смена образца винтовки необходимо должна сопровождаться и сменой штатного винтовочного патрона на новый, лишённый недостатков существующего трёхлинейного, в частности, имеющий меньший калибр при большей поперечной нагрузке пули и гильзу без закраины — разработка полностью нового образца винтовки под устаревший патрон также расценивалась как не имеющая смысла. При этом состояние экономики, всё ещё выходившей из послереволюционной разрухи, отнюдь не давало поводов для оптимизма в отношении возможности такого масштабного перевооружения — как и предлагаемого Фёдоровым полного перевооружения Красной армии автоматической (самозарядной) винтовкой. Введение же самозарядной винтовки в дополнение к существующей магазинной сам Фёдоров считал бесполезным, так как получаемый при этом выигрыш в огневой мощи пехотного отделения был .По итогам дискуссии в 1924 году был образован комитет по модернизации винтовки обр. 1891 года.В результате модификации драгунского варианта винтовки, как более короткого и удобного, появилась единая модель — винтовка образца 1891/1930 гг Хотя она и содержала в себе целый ряд улучшений относительно исходного образца, по сравнению с аналогами, имевшимися на вооружении армий государств-вероятных противников СССР, она всё же выглядела не самым лучшим образом. Однако магазинная винтовка к тому времени уже не была единственным видом стрелкового оружия пехоты, поэтому в те годы ставка была сделана в первую очередь на создание более современных и совершенных его видов — пистолетов-пулемётов, пулемётов, самозарядных и автоматических винтовок.В 1928 году в СССР был начат серийный выпуск первых образцов оптических прицелов, специально разработанных для установки на винтовку обр. 1891 года].В 1932 году также началось серийное производство снайперской винтовки обр. 1891/30 гг. отличавшейся улучшенным качеством обработки канала ствола, наличием оптического прицела ПЕ, ПБ или (впоследствии) ПУ и отогнутой вниз рукоятью затвора. Всего было выпущено 108 345 шт. снайперских винтовок, они интенсивно использовались в ходе Советско-финской и Великой Отечественной войны и зарекомендовали себя как надёжное и эффективное оружие. В настоящее время снайперские винтовки Мосина представляют коллекционную ценность (особенно «именные» винтовки, которыми награждали лучших советских снайперов).В 1938 году был также принят модернизированный аналогично основному образцу карабин обр. 1938 года, представлявший собой модификацию карабина образца 1907 года. Он стал длиннее своего предшественника на 5 мм и был рассчитан на ведение прицельной стрельбы на дальность до 1000 м. Карабин предназначался для различных родов войск, в частности артиллерии, сапёрных войск, кавалерии, подразделений связи и служащих материально-технического обеспечения, например водителей транспорта, которым было необходимо лёгкое и простое в обращении оружие большей частью для самообороны.Последним вариантов винтовки стал карабин обр. 1944 года, отличавшийся наличием несъёмного игольчатого штыка и упрощённой технологией изготовления. Одновременно с его введением сама винтовка образца 1891/1930 гг. с производства была снята. Укорочение пехотного оружия явилось настоятельным требованием, выдвинутым опытом Великой Отечественной войны. Карабин позволил повысить манёвренность пехоты и других родов войск, так как с ним стало удобнее вести бой в различных земляных укреплениях, зданиях, густых зарослях и т. п., причём боевые качества его как в огневом, так и в штыковом бою по сравнению с винтовкой практически не снизились.

постепенно снимали с вооружения армии, заменяя карабином СКС и автоматом Калашникова (хотя некоторое количество карабинов обр. 1944 года продолжали использовать в системе военизированной охраны[23]).

В 1959 году Ижевский завод укоротил стволы и ложи сохранившихся винтовок обр. 1891/30 гг. до размеров карабина обр. 1938 года. «Новые» карабины были выпущены в большом количестве и поступили на вооружение вневедомственной охраны и других гражданских организаций. На Западе они получили обозначение 1891/59[24].

Винтовки и карабины Мосина продолжали использовать в армиях Восточной Европы и по всему миру ещё несколько десятилетий. В качестве оружия пехоты и бойцов нерегулярных вооружённых формирований винтовки Мосина использовались во многих войнах — от Кореи и Вьетнама до Афганистана и конфликтов на постсоветском пространстве.