Почему Москва все чаще притягивает к себе ураганы

31.03.2018

29 мая 2017 года над Москвой и областью пронесся сильный шторм. Скорость ветра достигала 28 м/с. Фото: Максим Аносов, "Вечерняя Москва"
29 мая 2017 года над Москвой и областью пронесся сильный шторм. Скорость ветра достигала 28 м/с. Фото: Максим Аносов, "Вечерняя Москва"

Столичные метеорологи и климатологи прокомментировали прогноз центра «Антистихия» о природных катаклизмах, ожидающих страну в этом году.

По мнению спасателей, ураганы, шквалы, град и прочие погодные безобразия нагрянут в 30 регионов России. Список большой:

на Дальнем Востоке не повезет Приморью, Камчатке, Хабаровскому краю, Амурской и Сахалинской областям;

в Сибири - Алтайскому, Забайкальскому, Красноярскому краям, Бурятии и Иркутской области;
на Урале - Челябинской области;

в Приволжском ФО - Башкирии, Пермскому краю, Оренбургской и Нижегородской областям; на юге страны - Адыгее, Крыму, Краснодарскому краю и Ростовской области;

Северный Кавказ попал в список потенциальных жертв полностью;

в центре страны катаклизмы отметятся во Владимирской и Тверской областях, а также в Московской агломерации.

Когда ждать неприятностей, спасатели не знают – ни точных, ни приблизительных дат прогноз не содержит. «Вечерка» решила восполнить этот пробел и опросила экспертов, которые рассказали, насколько пророчество обязательно к исполнению небесной канцелярией, можно ли как-то минимизировать ущерб от будущего буйства стихии, и почему погода все чаще сходит с ума.

В конце мая 2017 года был повторен рекорд 25 июня 1984 года, когда в городе впервые был официально зафиксирован рекордный порыв шквалистого ветра скоростью 28 м/с. Максим Аносов, "Вечерняя Москва"
В конце мая 2017 года был повторен рекорд 25 июня 1984 года, когда в городе впервые был официально зафиксирован рекордный порыв шквалистого ветра скоростью 28 м/с. Максим Аносов, "Вечерняя Москва"

Кто раскачивает лодку

Специалист по смерчам и прочим погодным завихрениям спасателей оправдал:

- Климатология она такая. Обтекаемая, - объяснил ведущий научный сотрудник Института физики атмосферы им. А.М.Обухова Михаил Курганский. - Сотрудники нашего института занимались климатологией смерчей – каждый год их на территории России происходит порядка сотни, но детального прогноза, особенно сильно загодя, дать невозможно. Как правило, страдают европейская часть, Западная Сибирь и Дальний Восток. В Восточной Сибири и Забайкалье, как более холодных регионах, их практически нет. Для образования подобных погодных явлений нужен контраст температур и воздушных масс. Такими условиями обычно славятся конец мая и июнь. В конце августа часто образуются водяные смерчи на Черном море, но уверенно говорить, что именно так будет и в этом году, нельзя. Не сказал бы, что количество таких катаклизмов растет из года в год. В эти сводки попадают и случаи, когда разгул стихии никто не видел. Территория у страны огромная, многие места не заселены, но наука научилась обнаруживать следы ураганов со спутников – по характерным нарушениям лесного массива, другим признаками. Очень много смерчей, которые прошли незамеченными, попадают в список именно таким способом.

Владимир Семенов, завлабораторией климатологии Института географии РАН, с коллегой согласился не во всем:

- Я считаю, что подобное годовое прогнозирование – это гадание на кофейной гуще. Может будет, может нет. Объективна лишь оценка тенденций. А тенденции таковы, что последнее десятилетие показывает увеличение числа природных катаклизмов и ущерба от них. Причем, второй растет гораздо быстрее первого. И дело не в интенсивности стихии, а в увеличении и удорожании инфраструктуры, росте городов и так далее. Только за счет этого мы фиксируем из года в год все больший ущерб.

Руководитель климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Кокорин считает, что есть прогнозы, а есть статистика:

- Есть 3 разных вида статистики природных катаклизмов. Один вид – это опасные метеорологические явления: температура, осадки, сильные ветра. За 20 лет, согласно наблюдениям Росгидромета, их число увеличилось где-то со 150-200 до 500-600 в год. В прошлом году было что-то около 580. Тут мы имеем явный рост и силы, и числа, и интенсивности.

- Еще одна статистика – продолжает Кокорин, - это гидрологические (высокий или низкий уровень воды, селевые потоки, разные ледовые аномалии и пр.) и агроклиматические явления (заморозки, засуха, суховей, переувлажнение почвы, то есть, то, что воздействует на сельское хозяйство). Их число если и растет, то не сильно. И есть третья статистика – то, что нанесло ущерб. По этим явлениям у нас последние годы более-менее стабильная ситуация – чуть меньше 400 ежегодно. В прошлом году было 380.

По мнению спасателей, в этом году ураганы, шквалы, град и прочие погодные безобразия нагрянут в 30 регионов России.Антон Гердо, "Вечерняя Москва"
По мнению спасателей, в этом году ураганы, шквалы, град и прочие погодные безобразия нагрянут в 30 регионов России.Антон Гердо, "Вечерняя Москва"

По мнению защитника природы, климат последние годы действительно становится более рискованным, нервным и резким. И «спасибо» тут надо сказать не только глобальным природным циклам, но и нам с вами:

- Речь о техногенных выбросах, усиливающих парниковый эффект. Человек не создает новый климат, а небольшим толчком как бы раскачивает имеющиеся естественные климатические ритмы. Известно же: не можешь сдвинуть – раскачай. Мы как бы помогаем буйству стихии, и в итоге имеем больше опасных явлений. Громадная доля в глобальных выбросах принадлежит Китаю (25%), США (15%) и Евросоюзу (порядка 10%), Индия добавляет еще 5%, Россия – 4%, и так далее по нисходящей. И пока главные загрязнители не перейдут кардинально на зеленую энергетику, ничего не изменится. Даже если мы научимся предсказывать катаклизмы за несколько месяцев (чего пока не наблюдается).

Москве нужно еще одно кольцо

Предотвратить нельзя, предсказать – проблема. Что можно? Подготовиться.

- Единственное, что реально предпринять – это свести на нет уязвимость инфраструктуры, - считает Владимир Семенов. – Начать укреплять постройки, улучшать систему оповещения, разъяснять людям, чего ждать от стихии. И не за полчаса до ее начала, а сильно загодя, чтобы у каждого, что называется, от зубов отскакивали правила безопасности.

- Надо долбить эту тему постоянно, - согласился Алексей Кокорин. – Нужно донести до властей и населения, что катаклизмов с каждым годом будет больше, и они будут сильнее. Чтобы у всех укоренилось в голове: это внезапно не закончится, это надолго, и и к этому надо приспособиться. Но без нагнетания. Все-таки не все аномальные погодные явления причиняют ущерб. Одно дело – ураганный ветер в ночном городе, и совсем другое – в час-пик днем. Скажем, к чему может привести ураганный ветер 28 м/с, московские власти уже знают – 29 мая прошлого года увидели. Значит, уже сейчас город должен быть во всеоружии: с залатанными крышами, тщательно закрепленными рекламными щитами, надежными остановками, укрепленными деревьями, вычищенными ливневками и т.д. Только так можно минимизировать ущерб – не за час наводить порядок и идти по дворам с проверками, а делать это в течение всего года.

А еще, считает климатолог, Москву спасет штормовое кольцо:

- Эта идея бродит в метеоголовах давно, - рассказывает Кокорин. – Создать систему детального предупреждения, работающую в режиме реального времени. Нечто подобное делает сейчас Яндекс, публикующий карту осадков. Это должна быть сеть автоматических станций, размещенная на ближних подступах к Москве. Ведь прогноз по тому же ветру дается сейчас весьма приблизительно. Это средняя температура по больнице. А у нас могут быть в Домодедове или Бутове порывы в 30 м/с, а где-нибудь на Бабушкинской - 10 м/с или вообще тишь. Причем, ничего сверхъестественного тут изобретать не надо – простейшая автоматика на крышах домов и других возвышенностях с шагом в пять километров.

В Москве было сломано и повалено более 27 тысяч деревьев, повреждены кровли 243 многоэтажных домов и административных зданий, 61 рекламный щит, 135 опор наружного освещения, почти 2 тысячи автомобилей. Антон Гердо, "Вечерняя Москва"
В Москве было сломано и повалено более 27 тысяч деревьев, повреждены кровли 243 многоэтажных домов и административных зданий, 61 рекламный щит, 135 опор наружного освещения, почти 2 тысячи автомобилей. Антон Гердо, "Вечерняя Москва"

Куркино спасется

Единственным, кто не побоялся хотя бы в первом приближении сделать прогноз грядущих катаклизмов, оказался действительный член Русского географического общества метеоролог и специалист по геокосмическим резонансам Виталий Стальнов:

- Специальных расчетов я не делал, но могу сказать, что ни в апреле, ни в мае ничего сверхординарного ждать не стоит. В начале апреля будет кардинальная смена атмосферной циркуляции, в результате которой у нас наступит очень теплая погода. И эти два месяца будут вполне комфортными и мягкими. Без эксцессов.

Дальше – время покажет, но, если где в Москве стихия и побуйствует, то сделает это избирательно:

- В городах серьезные повреждения гораздо чаще происходят в местах с точечной высотной застройкой, - объясняет Стальнов. – и Москва не исключение. Дело в том, что такие дома создают вокруг себя эффект аэродинамической трубы, который серьезно усиливает любой ветер. Многие, наверное, замечали усиление ветра, когда проходили мимо таких высоток – вот это «труба» и есть. Одно дело, когда контрастный атмосферный фронт проходит над открытой местностью – полем, лесом, малоэтажной застройкой. И совсем другое – над высльками, между которыми даже в тихую погоду ветер гуляет. В Куркино, например, где много таунхаусов, или в кварталах с пятиэтажками, ураганный ветер будет не так активничать, как в местах, где воткнуты башни. Точечная застройка формируют такое пространство, которое как бы притягивает к себе все эти воздушные штормы, усиливает их в разы и в итоге негативно сказывается на общем характере циркуляции воздуха в пределах большого города. Как-то исправить ситуацию, наверное, могли бы архитекторы и специалисты по аэродинамике – например, изменив соответствующим образом ландшафт, но это, конечно, потребует усилий.

СПРАВКА

29 мая 2017 года над Москвой и областью пронесся сильный шторм. Скорость ветра достигала 28 м/с. В результате него погибли 18 человек, около 170 получили ранения. Причинами травм и смертей стали в основном падения деревьев и остановок общественного транспорта. Буря стала самым смертоносным из подобных стихийных бедствий в Москве после смерча 1904 года.

Был повторен рекорд 25 июня 1984 года, когда в городе впервые был официально зафиксирован рекордный порыв шквалистого ветра скоростью 28 м/с. Стихия обесточила более 300 населенных пунктов. В Москве было сломано и повалено более 27 тысяч деревьев, повреждены кровли 243 многоэтажных домов и административных зданий, 61 рекламный щит, 135 опор наружного освещения, почти 2 тысячи автомобилей. В Люберцах ветер повалил башенный кран, а в Жулебино был уничтожен крытый теннисный корт. Экономический ущерб, причинённый жилым домам, имуществу и автомобилям, составил 25 млн рублей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как развивалась специальность синоптика