Зашить рот красными нитками: слово и дело Петровской России в современных реалиях

В ближайшее время существование жителей Волгоградской области станет однообразным и приторным. Никаких негодований, никаких возмущений и, самое главное — никакой критики в адрес чиновников. Вся внешняя событийная атмосфера будет строиться на лжи и страхе оказаться под уголовным преследованием, которое подразумевает под собой несогласие с той системой, на которой фактически настояли российские власти.

Никакой критики, или в противном случае... Впрочем, - меры, санкции и варианты наказаний наверняка будут варьироваться и те условности, которые разработаны в качестве мер воздействия на сегодняшний день, наверняка получат более глубокое и бесчувственное продолжение. Цель его будет заключаться в том, чтобы навсегда отбить охоту не только у волгоградцев, но и у россиян в целом, желание высказать свои возмущения или претензии в адрес власть предержащих.

Как минимум — в России можно говорить о начале конца так называемой демократии. Любая цензура в СМИ — это фактически диктатура действующей власти. И эта ее позиция свидетельствует о некомпетентности, неэффективности, но в то же время и об огромных амбициях, которые заставляют поработить население, закрыв ему рот, глаза и навязать неспособность трезво мыслить и здраво рассуждать.

Запрет критики власти в России, как гласит история, время от времени колыхает общественность. Достаточно вспомнить XVIII век в России и преступления, которые назывались «государевым словом и делом» или - «великими государевыми делами».

Широкое распространение наказаний за эти преступления Россия получила в период царствования Петра Первого. Любое словесное оскорбление властей, царя приравнивалось к государственному преступлению и каралось жесткими пытками и непременно смертью. Смертная казнь грозила и тем, кто не доносил на преступников. Страх оказаться на плахе преследовал практически всех, спокойствия нельзя было найти даже в собственной семье, потому что супруги, братья, сестры, родители не доверяли друг другу — каждый мог стать доносчиком на близкого, высказавшегося «как-то не так», чтобы самому не быть повешенным. Но даже в самый последний момент перед смертью «государев преступник» мог сказать «слово и дело» и его жизнь была спасена. Но он должен был рассказать все, что ему известно, из-за чего с его уст слетели слова критики.

Подобным образом одна жизнь обменивалась на другую или другие - «слово и дело» спасало, но и губило одновременно. Во времена Екатерины Второй «слово и дело» постепенно теряло свою силу. В 1762 году государственных преступников, которые ранее пытали в Тайных канцеляриях, отныне причислили к озорникам и бесчинникам. Не всегда они избегали смертной казни, но теперь следовало доказать, что эти люди действительно замышляют что-то недоброе. Их держали несколько суток под стражей без воды и пищи, и если доказательств его преступных деяний не находилось, то озорника могли отпустить на свободу.

К чему такой долгий исторический ракурс? Фактически Россия стоит на пороге возврата к «государевым преступлениям». Вряд ли нарушителей станут сажать на кол, но сама суть и происходящего и возможные наказания за содеянное — здравый смысл отказывается считать их правильными, нужными и своевременными. Сам факт того, что российские власти активно придумывают законы, ограждающие их от народной критики — это неприемлемо. Мораль — народ недоволен правящей системой, и власть желает эти недовольства подавить любыми способами.

Главный прием в таких случаях — страх. Высказывания рядовых обывателей в социальных сетях, на различных форумах против чиновников новый закон приравнивает к мелкому хулиганству. Это грозит денежным наказанием. Как и любые информационные сообщения в СМИ — закон приравняет критику в адрес чиновников к разделу «фейковых», то есть выдуманных, не существующих в реальности. Не стоит быть юристом, чтобы догадаться - под формулировки нового закона можно подвести что угодно. Какую угодно фразу, цитату, высказывание, мысль, новостную статью, аналитическую публикацию. Любой сюжет, где так или иначе каким-либо образом задействован чиновник, может стать предметом судебного разбирательства.

И прямо сегодня и сейчас это грозит наказанием в виде ареста на пятнадцать суток или штрафа в размере от полутора тысяч рублей. Но это отправная стартовая точка. Дальше наказание будет только мощнее и беспощаднее. Фактически предлагаемые депутатами Государственной думы законопроекты, запрещающие критику власти, пресекают право россиян на свободу слова. В очередной раз на Конституцию России, самый главный документ страны, способный упорядочить ситуацию внутри, посягнули амбициозные выдвиженцы из народа.

Депутаты даже не смущены тем, что противоречат сами себе: предлагая вносить поправки, обязывающие использовать наказание за критику власти, они не видят следующего пункта этого же закона, который гласит: «каждому гарантируется свобода мысли и слова». А далее: «гарантируется свобода массовой информации». То есть это может выглядеть так: если рядовой обыватель или СМИ публично выражает свое недовольство бездарностью чиновников и своей жизнью, до которой его довели руководители страны, то он автоматически по новому закону становится преступником. Каким образом жить с этими противоречиями, власти пока не объясняют.

Сейчас цель другая — заставить людей «зашить рот красными нитками», чтобы в стране наступил период ложной эйфории.