Против нас воевала обученная, хорошо оснащенная оружием немецкая армия

Вспоминают фронтовики.

Невыдуманные истории о войне

Вашему вниманию.

В августе 1941 года наша рота, выполнив боевую задачу по сдерживанию противника, с наступлением темноты скрытно покинула позиции. У брода через речушку наткнулись на заблудившийся батальонный лазарет. Дальнейший отход теперь был возможен только по дороге. Проселком миновали по околице небольшой лесхоз, на развилке дорогу нам преградил немецкий охранный пост. На всех дорогах вдоль линии фронта гитлеровцы обычно выставляли небольшие посты. По обе стороны дороги немцы выкопали окопы в полный рост, хорошо замаскировали.
В случае приближения транспорта или колонны, на дороге выставляли одного солдата, остальные укрывались в окопах на случай отражения прорыва. Такой пост представлял собою серьезную боевую единицу, солдаты имели хорошую выучку, великолепно взаимодействовали в бою, обладали эффективным автоматическим оружием и пулеметом, большим боекомплектом гранат, три винтовки для ведения точного огня. Мы уничтожили противника, потеряв 27 солдат убитыми, лазарет существенно пополнился ранеными.
Колонна двинулась, а мне приказали собрать у убитых немцев документы, боеприпасы и оружие. В лесу мы обнаружили заминированные мотоцикл и четыре велосипеда. Когда уходили с поля боя, еще горела трава и ветерок разносил по полю клочья бинтов и ваты. Я сдал пять солдатских книжек, пять автоматов, три винтовки, пулемет.
Мне приходилось участвовать в наступательных операциях 1943-1944 года, желаю окончательно уверить всякого в том, что мои воспоминания о последующих встречах с подобными дорожными охранными постами также мрачны. Против нас воевала обученная, хорошо оснащенная оружием немецкая армия, состоящая из патриотов, энтузиастов, фанатиков.

Жолбарысов Ж.К., 1964 год

В 1941-1942 годах сеть затягивала на фронт всех подряд. Когда смерть ходит по кругу, новобранцы из крестьян становятся на редкость откровенны, мне приходилось слышать, что и под немцем готовы пожить, что хрен редьки не слаще, пусть начальники с фашистом борются, с меня им взять нечего – хором не нажил. На войне не отлежишься в окопе! После 5-6 атак в окопах рождалась ненависть к врагу, желание воевать, но мечта попасть в одно отделение с председателем колхоза у них оставалась надолго. Мы заставляли их исполнять воинский долг, а через месяц уже доверяли обучение новобранцев.
Беда была с грамотными солдатами, те больно ретивы были отдать жизнь и за Ленина, и за Сталина, и за Родину, забывая, что на хрен Родине не нужен их вонючий труп, таких мы заставляли таскать на себе раненых, заниматься уборкой убитых. Через неделю ретивость исчезала.
Во всяком пополнении встречались энтузиасты, ставившие своей главной целью освободить Германию от Гитлера! С такими было еще сложнее! В прицеле винтовки они видели только танк и стреляли в его по последнего патрона. Эти гибли всегда, даже госпиталь для многих из них не послужил уроком.
Новобранцы, попавшие к нам в окопы, были не подготовлены к опасности, в них остро чувствовалась гражданская ущемленность. Мы не прошли другой путь развития, просто нам раньше пришлось взять в руки оружие и приобрести опыт самозащиты. Именно самозащиты! Нам трудно было научить молодого солдата воевать стойко, с выдумкой, беречь себя, не рисковать без пользы, но мы с этой задачей справились, потому что обладали твердостью убеждений и настойчивостью. Эту область своей военной деятельности считаю важной.

Исмурзин С.Д., 1975 год

Спасибо за внимание.

Подписывайтесь на канал, ставьте «палец вверх».