2212 subscribers

По Алтаю к Енисею. Фоторассказ.

1,2k full reads
3,4k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 37% of the total page views
32,5 minutes — average reading time

  1. Вступление
  2. Начало
  3. На восток
  4. Знакомство с Алтаем
  5. Мультинские озёра
  6. Тропа Тюнгур-Иня
  7. Долина Чулышман
  8. Горная шория
  9. Батюшка Енисей
  10. Дорога домой
  11. Послесловие

(Фотографии можно стрелочками листать влево-вправо, их здесь около 600шт.)

Вступление

Поехать на Алтай я хотел еще очень давно, это почти моя детская мечта была, но не ехал я туда только лишь потому, что это очень популярное у туристов место, и народу там всегда целые толпы, а это не мой формат ни разу, я люблю дикую природу, уединение с ней. Для меня это, действительно, настолько важно, что в конце апреля я сел на самолёт и отправился на разведку на Алтай, чтобы посмотреть хотя бы одним глазком стоит ли туда ехать вообще, есть ли там заповедные безлюдные места и маршруты. За неделю я проехал на микроавтобусе со своим другом Андреем Котофеем, который там живет, почти весь Чуйский тракт и понял, что для того, чтобы увидеть Алтай, совсем не обязательно иметь внедорожник, а можно запросто проехать все самые красивые места и на обычном мотоцикле или машине, практически не съезжая с асфальта, а если хочется чего-то дикого и заповедного, то достаточно просто съехать с дороги в сторону или прокатиться по каким-нибудь козлиным тропам. Так я решил, что на Алтай надо ехать обязательно, несмотря на толпы горетуристов.

До Алтая от Петербурга около 5000км, и своим ходом на эндуро дорога в один конец заняла бы не меньше недели, столько же обратно, а ведь еще там хочется покататься, да вольно отдохнуть, а мы были ограничены всего тремя неделями. Поэтому мы решили грузить три мотоцикла в прицеп и тащить их на чем-нибудь через полстраны в Новосибирск, где нас ждал наш друг Женька Редьков. У меня не было фаркопа, равно как и прицепа, да и на моей старенькой тойоте отправиться через всю страну было немного сомнительно. Прицеп нам дал наш друг Лёха, у которого к тому же валялся без дела и фаркоп для Рено Дастер. Я сразу же вспомнил, что наша подруга Маринка недавно купила себе новый Дастер, а она, как раз, очень любит путешествия и подобные авантюры. Звоню ей и говорю: "Марин, тут такое дело: мы ставим тебе фаркоп, оплачиваем бензин и еду, а ты через полстраны везешь трёх веселых пацанов и их мотоциклы в прицепе до Новосибирска, тусуешься там где-нибудь и через пару недель забираешь нас где-нибудь под Красноярском и везешь обратно в Питер". Разумеется, от такого интересного предложения не отказался бы никто, тем более такая молодая и красивая девушка, как Маринка.

Начало

За все наши годы путешествий мы настолько офигели и обленились, что в эту поездку начали собираться ровно за полчаса, даже не за день до отъезда. Это, действительно, правда, утром я проснулся и мне так не хотелось ничего делать, что я провалялся до самого последнего момента. Ни у кого из нас не был готов мотоцикл, у всех что-то да сломано или не работает, фаркопа нет, шмурдяк не разобран еще с прошлого года и неизвестно где лежит и в каком состоянии, маршрут не построен от слова совсем, я и Маринке то сделал это предложение за неделю максимум, и если бы она не согласилась, то пришлось бы срочно варить фаркоп из подручных средств к какой-нибудь из наших старинных японских ласточек из прошлого века. Но получилось так, как получилось. Утром, за полчаса до выезда, я пошёл в сарай искать свой мотоцикл и шмурдяк - разумеется, аккумулятор севший, резина изношенная, половины спиц нет, весь мотоцикл покрыт толстым слоем засохшей грязи, травы и навоза, слава богу, нашел за баней баул со спальником и палаткой с того года, у Коли разбитая ступица на заднем колесе, требующая проточки под подшипник большего размера, Сега также не заводил мотоцикл с прошлого года. Одна только Маринка за полчаса закидала багажник шмотками и уже ждала нас на своем Рено. Я искренно не знаю как так получилось, но все приехали ко мне в назначенное время своим ходом, мы загрузили мотоциклы в прицеп и через час уже тронулись на восток.

Маршрут не был настолько готов, что мы даже не знали по какому шоссе нам выезжать из Петербурга - налево или направо, поэтому я судорожно в голове вспомнил карту России, прикинул, что в ту сторону мы пойдем верхом через Костромскую, Кировскую и Пермский, вбили в навигатор наш нелюбимый Череповец и поехали. Разумеется, мы всегда, даже на машине с прицепом, ездим только второстепенными дорогами, сельским асфальтом, разбитыми грунтовками, деревенскими, полевыми и лесными дорожками, панически избегая федералок, как огня. Мы были бы не мы, если бы не умудрились по дороге до Череповца дважды обсохнуть, причем оба раза на оживлённом мосту. Пацаны сидели на заднем диване, я на пассажирском сидении орал во всю глотку песни под музыку на всю катушку, парни мне подпевали, как могли, а Маринка смотрела на дорогу, рулила и истерически, до слез смеялась над тремя веселыми и жизнерадостными идиотами. Так вот, в таком жизнерадостном угаре мы доехали до Череповца, встретились поздороваться с нашей подругой Викторией, затем уже в ночи въехали в Костромскую по раздолбанному сельскому асфальту и встретили невероятно красивый рассвет в дороге, посреди бескрайних полей. Дорога в ночь всегда опасна и утомительна, но именно она дарит тебе эти незабываемые и умопомрачительные рассветы, наполненные свежестью нового дня. И вот думаешь, казалось бы, солнце одно и то же: что на закате, что на рассвете, и также надвисает над матушкой землёй, но в действительности это два совершенно разных события. Закат всегда пронизан мудростью уходящего дня, насыщенными и контрастными красками, этими волшебными длинными тенями, а рассвет всегда пахнет девственностью, свежестью, молодостью, его краски более блеклые и нежные, они ещё не впитали в себя всё разнообразие и красоту грядущего дня, но рассвет, безусловно, радует ни чуть не меньше, иначе, по-другому, заставляя просыпаться всё живое вокруг после длительного безжизненного сна, и даря надежду на долгую, яркую и насыщенную жизнь.

Почему мы никогда не ездим по шоссе - спросите вы? Да потому что любое путешествие должно начинаться не то что бы у ворот дома или в гараже, а еще в голове, задолго до старта, и не прекращаться ни на секунду. Передвигаясь по шоссе, по федеральным трассам со скоростью 100 и более км/час, ты не увидишь абсолютно ничего, кроме бесконечного асфальта с белой разметкой, отбойников, столбов с фонарями, придорожных кафе с мотелями и заправками, постов гаи, дорожных развязок и больших городов. Нам ничего из этого не интересно. Нам всегда хочется спокойно ехать 40-80км/час и наслаждаться красивыми пейзажами, любоваться Родиной. Это же непередаваемо и незабываемо, когда ты едешь по сельской грунтовой дороге или провинциальному разбитому асфальту, а вокруг тебя красивые деревни, горбатые деревянные мостики, бескрайние ромашковые поля до горизонта, луга с черно-белыми коровками, машущими хвостами и щиплющими травку, голубые озёра и извилистые реки, трактора, пашущие землю, местные бабушки в разноцветных платках, идущие в магазин за хлебом, молодежь, гуляющая под ручку вдоль дорог, бесконечные гавкающие собачки, кошки, сидящие на заборах с перевернутыми трёхлитровыми стеклянными банками и вёдрами, пролетающие клином журавли, утки и гуси на прудах, густые и красивые леса с соснами-великанами, вечнозелеными ёлками, стройными березками, плакучими ивами, раскидистыми рябинами с алыми гроздями ягод, просеки с линиями электропередач, уходящие наискось в бескрайнюю тайгу, эти звенящие сельские железнодорожные переезды с мигающими красными лампочками, по которым ездят то паровозы, то дизельные подкидыши с одним уютным покачивающимся зеленым вагончиком, дома вокруг все украшены резными наличниками, расписными ставнями, а этот запах навоза или ромашек с полей, он просто сводит с ума, и ты едешь сквозь всю эту красоту, ты являешься одним целым со всем этим невероятно добрым и красивым окружающим миром. И конечно же, ты останавливаешься каждый раз, завидев очередную красоту, чтобы просто постоять, подумать, подышать досыта этим настоящим русским воздухом, послушать тишину или шелест листьев, упасть в ромашковое поле и полежать там хотя бы несоклько минут, ни о чем не думая, сделать красивую фотографию на память. А самое интересное начинается, когда ты остановишься возле какого-нибудь сельского магазина, колонки с водой, родника или колодца, а к тебе тут же подойдет какой-нибудь местный житель: бабушка в платке с палочкой, дед с седой бородой, в кепке, пиджаке и черных сапогах по колено, шатающийся пьяный местный тракторист или просто ребетня на велосипедах, и начинается продолжительная, интересная, дружеская и очень душевная беседа о том, кто как и чем живёт, и каждый считает своим искренним долгом обязательно пригласить тебя в гости на чай с молочком, на обед или ужин, растопить тебе баньку по-чёрному, переночевать или просто пожить у них сколько твоей душе угодно. Вот это всё и есть настоящее путешествие, это и есть настоящая жизнь, которая продолжается всегда и никогда не кончается, ведь мы же едем именно за этим, чтобы любоваться, наслаждаться, общаться, помогать друг другу, радоваться, дарить свою любовь, жить одним словом, мы отправляемся в путешествие, чтобы жить. А на шоссе нет жизни, там только груженые фуры летают, да гаишники собирают дань.

Хочу отметить еще одну непередаваемую особенность этого нашего путешествия, которая преследовала нас всю дорогу от дома и до дома. Я о каждом нашем путешествии пишу большой и красочный рассказ, а также делаю фильм и делюсь ими через интернет с миром, и так уж как-то получилось, что все эти наши рассказы и фильмы пришлись по нраву десяткам или даже сотням тысяч людей по России и всему миру, да и в дороге мы перезнакомились и передружились со множеством прекраснейших людей, и за всё время наших путешествий мы смогли окружить себя невероятно большим количеством прекрасных, добрых и замечательных людей, наших друзей, хоть большинство и не видели в глаза ни разу. В этот раз, Сега перед отъездом снял GPS-ошейник со своей собаки и взял его с собой в путешествие и выложил в интернет ссылку на карту, чтобы любой человек на планете мог следить за нашим перемещением. А друзей и подписчиков у нас практически в каждой деревне от Мурманска и Калининграда до Магадана или Владивостока. И вот все они разом начали следить за нашим передвижением и выходить на дорогу, чтобы встречать нас, звать нас в гости, дарить подарки, фотографироваться, обниматься и общаться. Нам было трудно в это поверить, но практически на каждой нашей остановке к нам обязательно кто-то подходил, здоровался, обнимал как родных, и дарил ценные и памятные подарки, действительно, абсолютно в каждой деревне, на заправке, в городе, в столовых и кафе. Нас узнавали и случайные встречные с восторженными словами: "О, здорова пацаны, это же вы: Вован, Колян и Сега из ютуба, которые пьют морошку и ездят то в Воркуту, то в Магадан по шпалам и болотам!" Ну мы скромно признавались, что да, это мы, как же нас не узнать - трёх весёлых придурков на мотоциклах, и разумеется, каждый звал к себе в гости или в столовую, чтобы угостить нас обедом. Нам на пути встретились не меньше сотни наших друзей, подписчиков и просто добрых, отзывчивых, готовых всегда помочь людей, и каждый дарил нам то бутылку водки, то настойки, то вина с коньяком, то свежекопченую рыбу, то свиной окорок с черным хлебом даже, то наклейки местных мотоклубов, то кружки и чашки, то сувенирные тарелки, то магнитики и много много чего еще, всего уж и не упомнить. Некоторые товарищи ехали к нам на встречу за 200 и более километров, просто чтобы пожать нам руку, обнять и сфотографироваться вместе на память. Конечно, это была невероятная радость и настоящий праздник как для нас, так и для них, разумеется. Было полное ощущение, что мы все - одна большая и дружная семья, так и есть на самом деле, чему мы все несказанно рады. Я тогда даже задумался на секунду о том, как живут многие другие люди. Бывает, где-то в городах боковым слухом слышу словосочетания "плохой человек" или "плохие люди" в каком-либо контексте, и мне всегда очень хочется на них посмотреть, потому я никогда не видел плохих людей в своей жизни. Я живу уже почти четыре десятка лет на данный момент, мы проехали всю Россию, да и во многих других странах бывали, но ещё ни разу нам так и не удалось встретить на своём пути плохого человека, все исключительно добрые, открытые, отзывчивые, интересные, готовые помочь и всегда помогающие, веселые люди, настоящие люди, нормальные люди, такие, какими нас и создала природа, какими на создал бог. Так и хочется, порой, спросить у толпы: "Вы где плохих то берёте? Как они хоть выглядят то? Где живут?" Друзья, спасибо вам огромное за ваше внимание, за вашу доброту и искренность, за приют, за дюже дорогие и памятные подарки, спасибо вам за то, что вы есть в нашей жизни. Мы всех вас любим всем сердцем, и всегда с нетерпением ждём в гости к себе домой, пожалуйста, приезжайте, а не то мы приедем к вам.

На восток

А мы тем временем доехали до Перми, где нас ждал наш давнишний добрый друг Олег Третьяков, с которым мы так ни разу не виделись, поэтому специально и заехали к нему на аэродром, чтобы познакомиться и пообщаться в дружеской и романтической обстановке. Где мы только не ночевали в своих путешествиях: и в узкоколеечном вагоне, и в пожарной части, и в казарме на погранзаставе в Белом море, и на барже посреди матушки Оби, и в заброшенных домах и деревнях, и в рыбацких лачугах, и в железнодорожных балках, и на маяке в Северном Ледовитом океане, и в действующем карьере на Колыме, и во всяких дровниках, сараях и банях, на помойках, прямо в болотах, и в сельском аэропорту однажды ночевали, вот теперь опять аэродром, только пригородный - Фролово, для прыжков с парашютом. Дурачились мы там как могли, весь вечер и всю ночь, а утром к нам подъехали очередные наши друзья с Пермского края, мы добро пообщались и поехали дальше в сторону Екатеринбурга. По дороге заехали в знаменитую Кунгурскую ледяную пещеру, от посещения которой получили массу впечатлений. Кунгурская пещера - это просто большая дырка в скале естественного происхождения, вход в которую какие-то непонятные люди самовольно закрыли решеткой и повесили замок. Понаставили кучу ларьков с сувенирами, туалет, кассу, охранника и берут за вход 700 рублей. Отказаться от экскурсии и войти бесплатно почему-то нельзя. Так и не понял чем люди там восхищаются и за что они платят разноцветные мятые бумажки, это же просто обычная дырка в камне. За углом точно такая же, только бесплатно. Возьми фонарик и полазай - это же гораздо интереснее и страшнее. Это как с платным уличным туалетом: в туалете 30 рублей и воняет, а за туалетом - бесплатно, свежо и раздольно. Только ради Коляна с Маринкой я согласился войти внутрь, но пройдя полкилометра, я спросил у тётеньки будет ли что-нибудь дальше на 700 рублей, ну хотя бы на 350, кроме просто дырки в камне, и услышав, отрицательный ответ, развернулся и пошёл назад, включая перед собой понавешанные разноцветные лампочки. Ни стыда, ни совести у местных властей.

Мы перевалились через средний Урал, оказались в Азии и уже четвертые сутки уверенно шли в сторону Новосибирска по Тюменским и Омским степям. На четвертый день бодрые водители закончились. Приходилось спать по 15-20 минут где придётся, чтобы хоть как-то протянуть ещё пару сотен километров. Я вообще не мог спать в машине, когда за рулём оставался кто-то один, а все другие храпели. Не спать должны всегда двое: водитель и штурман, иначе в один прекрасный момент можно не проснуться всем вместе. Но мы молодцы, в этот раз не геройствовали, а менялись ещё задолго до того, как начинали носом клевать. А в Дастере вчетвером поспать не получалось никак, только сидя, положив голову на плечо соседа, а это сном назвать нельзя - сплошное мучение. Поэтому один раз мы всё же остановились в гостинице и поспали там ровно три часа, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. После этих трёх часов сна мы мигом домчали до нашей конечно точки, и ранним утром были уже в Новосибирске, где нас ждал наш друг Женя Редьков и где мы должны были пересесть на мотоциклы.

Мы с пацанами должны были на мотоциклах проехать весь Алтай козлиными тропами и уйти далеко в Красноярский край, по бездорожью, разумеется, поэтому с Маринкой на дастере нам явно было не по пути - она бы там не проехала там на машине, где мы ездим на мотоциклах, да и темп езды слишком разный, поэтому мы заранее предупредили Маринку, что в Новосибирске мы расстанемся. Мы втроем поедем по своим делам, а она одна по своим, а потом подберет нас где-нибудь под Красноярском с прицепом. У меня на тот момент, правда, еще не был готов маршрут нашего путешествия, я хотел нарисовать его в машине по дороге в Новосиб, но не удалось никак. Мне не удалось его нарисовать и в течении суток, что мы находились в гостях у Жени, и в итоге мы поехали кататься без какого-либо маршрута и планов, а как всегда, на шару, то есть как получится. И всё бы хорошо, да утром, ровно за 15 минут до нашего старта случились сразу две неожиданные новости. Сначала Женька втихаря начал прикручивать вещи к своему мотоциклу и готовиться поехать в путешествие вместе с нами, а потом и Маринка заявила нам, что едет вместе с нами на машине до туда, до куда сможет, а там уже по ситуации. Женька сел за руль мотоцикла первый раз в жизни в этом году, а опыта путешествий, тем более внедорожных и автономных у него и подавно нет, а Сега сказал ему, что мол, ты собирайся, а Вовку мы перед фактом поставим, если что, и он никуда не денется. Так и получилось, а куда я нафиг денусь, когда он сидит на мотоцикле весь красивый такой, одетый, в шлеме и с прикрученным баулом. Маринка тоже меня сильно удивила своим решением, но вместе веселее, чем чёрт не шутит - подумал я, и мы все вместе впятером дружно поехали покорять Алтайские долины.

Не успели мы выехать из Новосибирска, как нас тут же подрезала машина и прижала на обочину, из неё высыпалось несколько радостных человек с сумками и как начали нас всех обнимать и дарить нам подарки. Это оказались Новосибирские ребята из эндуроклуба 54RUS, которые следят за нашими приключениями и через неделю собирались ехать в Хакасию на моторалли "Ортон", которое проходит именно на той заповедной дороге, по которой мы должны будем ехать, правда не знаем когда точно, но примерно также через неделю, поэтому договорились по возможности встретиться там, в горной шории, обнялись на прощание и поехали дальше.

По Алтаю к Енисею. Фоторассказ.
По Алтаю к Енисею. Фоторассказ.

Знакомство с Алтаем

Я всегда раньше думал, что Алтай - это горы, красивые горы, самые красивые горы, но нет, оказывается, в России есть Алтайский край, где горами даже и не пахнет, там сплошная равнина, степи, как в Казахстане или Омской области, только позеленее, а горы начинаются в республике Алтай, на подъезде к Майме и Горно-Алтайску. Честно сказать, очень сильные ощущения, когда ты долго-долго едешь по гладкой равнине, ты привыкаешь к ней, начинаешь скучать и уже не думаешь что что-то может измениться вокруг, как незаметно для тебя слева и справа потихоньку начинают появляться кусты, потом деревца, небольшие холмики и пригорки, овраги, потом побольше да пошире, глаз уже постепенно и невольно, но всё так же незаметно для тебя начинает радоваться и бегать по сторонам, и в какой-то момент на тебя слева приближается огромная гора, а справа в тебя практически врезается бирюзовая Катунь, и вот тут начинается всё самое интересное - начинается Горный Алтай, тот, о котором поют песни, пишут стихи и складывают легенды. Дорога становится узкой и извилистой, повторяющая повороты мощной реки, а слева и справа над тобой надвисают высоченные горы, покрытые густой Алтайской тайгой. В этот раз мы въезжали на Алтай глухой ночью, но в свете фар, и даже без них, с закрытыми глазами ты прекрасно понимаешь где ты находишься, куда ты попал, ты чувствуешь это всем своим телом и всею своей душой, и мне очень сильно запомнился этот неповторимый запах Алатйской тайги. Честное слово, вот буквально дословно, аромат настолько насыщенный, разнообразный и вкусный, что он мощнейшим потоком проникает в твои ноздри и попадает, непосредственно, в твой разум, в самый его центр, ты это даже не то, что бы чувствуешь, а практически видишь глазами, голова начинает кружиться от этого пьянящего аромата маральника, бадана, кедрача, чабреца, арники, полыни и бог знает еще чего. А ты едешь на мотоцикле с открытым забралом, расплываешься в невероятно счастливой улыбке и ни о чём не думаешь, совсем ни о чём, ты просто едешь и наслаждаешься Алтаем, который тебя изо всех сил любит.

Так, в глухой ночи мы доехали до Усть-Семы, свернули направо через мост на Чуйский тракт, в сторону Черги, оставив за спиной стремительную Катунь, которая уходила на юг, к Чемалу, и через полчаса были уже у нашего доброго друга Андрея Котофея в деревне Могута, в которой я провел целую неделю этой весной. Андрей - известный многим мотоциклистам человек, он редактор самого популярного в России журнала о мотоциклах "Мото". Я не помню точно как мы с ним познакомились, это было давно, но я начал ежегодно печатать в этом журнале статьи о наших путешествиях, по-моему, именно благодаря журналу, мы и познакомились, потому что все мои тексты и картинки шли, разумеется, лично через него. Он давно мечтал жить на Алтае, и вот, в 2018 году он окончательно переехал жить из Москвы на берег маленькой горной речки, в деревушку Могута, а я так проникся всей этой историей его жизни, за которой с интересом следил, что решил приехать к нему и познакомиться лично, и конечно же, не в столицу, а именно в Алтайскую деревушку, что стоит посредь красивых горных вершин и альпийских лугов, на которых пасутся вольные лошадки. Мы были очень уставшие с тяжелой и утомительной ночной дороги, да и Андрей нас заждался с самого еще вечера, однако, мы дружно, весело и интересно провели всю ночь до позднего утра за столом, рассказывая друг другу разные истории из жизни.

И, казалось бы, мы уже почти целый день были на Алтае, но увидеть его во всей красе Сега и Колян смогли только утром, когда вышли на крыльцо, потому что в горы мы въехали уже затемно, а ночью не увидеть всех этих невероятных и необъятных горных масштабов под куполом голубого неба с белоснежными облаками, ночью лишь слышно, как на всю деревню журчит горная речушка Могута, нарушая кромешную тишину. Интересно, но в темноте, только лишь слыша, как журчит речка, воображение само, автоматически, рисует в голове окружающую картину горной местности, видеть её вовсе не обязательно, чтобы понять где ты находишься. И вот, всё же, выйдя на крыльцо, мы все в один голос ахнули от этой непередаваемой красоты, стояли и наслаждались несколько минут этой самозабвенной горной тишиной, красотой, свежим воздухом и, конечно же, громким журчанием маленькой Могуты. Позавтракав, а глядя на часы, скорее уже пообедав, мы пошли гулять по деревне, фотографировать все эти красоты, знакомиться с местными жителями и просто любоваться.

Жизнь на Алтае очень спокойная и неторопливая, здесь никто никуда не спешит, а все в свою радость просто делают свое дело. Деньги здесь мало что значат, здесь гораздо важнее человеческое отношение друг к другу и собственное желание что-либо делать. Если человек не хочет что-то делать, ну вот просто не хочет, искренно, от души, то ты ему хоть миллион долларов предлагай, он задницу от кресла не оторвёт или другие дела ради тебя не бросит. Только если, действительно, тебе нужна помощь, тогда он бросит всё и поможет, разумеется, безвозмездно. Здесь в ходу больше не столько деньги, сколько натуральный обмен. У кого-то доска лежит за забором шестиметровая, а соседу она позарез как нужна, чтобы пол на крыльце заменить, так он её и попросит, и заберёт, а завтра к нему тот сосед придет и попросит на коне бревна приволочь с пригорка во двор или конёк на дому подправить. Так и живут, по-соседски, по-человечьи. Здесь же, в Могуте живёт один очень интересный человек - индеец Мато. Индеец - это не принадлежность к какой-либо обособленной культуре, индеец - это состояние души, это определенный уровень или особая форма сознания, так считает сам Мато, и я с ним абсолютно согласен, потому что сам точно такой же индеец по жизни. Мато практически всю жизнь живёт в горном Алтае, сначала он жил в Большом Кукуе, а потом переехал в соседнюю деревню Могута. Вся его жизнь неразрывно связана с конями. Когда-то он начал увлекаться индейской и ковбойской культурой и стал её развивать в своих окрестностях, но всё же ему достоверно известно, что родоначальником этой культуры были жители Алтая, и именно отсюда она перекочевала в северную Америку, где её настолько раскрутили, что она стала культовой, а здесь она потихоньку ушла в небытие. Мато пытается её возродить, он даже освоил ремесло по изготовлению сёдел, причем абсолютно самостоятельно, без какой-либо помощи и информации, на тот момент никакого интернета не было. И вот сегодня он самый лучший мастер седельных дел в России, а как выяснилось недавно, практически и в мире. К нему приезжали американские ковбои и мастера, чтобы обменяться опытом, и они обалдели, когда узнали, что седло он делает один и полностью своими руками, покупает только кожу и железяки, потому что они по сути занимаются только сборкой из комплектующих. В России есть ещё пару человек, кто делает похожие сёдла, один даже в Петербурге, но это всё его ученики. Заказы расписаны с лихвой на год вперёд. Мато - очень умный, очень мудрый, а посему очень добрый, весёлый и жизнерадостный человек. Он увлекается философией, историей народов и их языков, наукой, он прочитал очень много книг, и всегда с радостью, неподдельным интересом, играючи и задорно, делится с другими своими знаниями. Мы провели в компании Мато практически весь день, общаясь на философские темы, а когда стемнело, побрели по деревне в сторону дома, утром нам надо было выезжать дальше.

Попрощались с Андрюхой, Мато, и выдвинулись на юго-запад в сторону Усть-Кана. Чуйский тракт хоть и красив, но всё же там асфальт, деревни, туристы, а нам всегда хочется единения с природой, поэтому мы решили обойти Алтайские горы с северо-запада и вдоль верховья Катуни пойти до деревни Тюнгур, чтобы далее по горной тропе выйти на Чуйский тракт в деревню Иня, к слиянию Чуи и Катуни. Пообедали в деревне Барагаш, там очень хорошая столовая, магазин и ловит интернет, доехали до Усть-Кана, заправились на заправке и поехали в Усть-Коксу. Никогда не забуду этот момент, когда мы спустились с высокого и затяжного перевала в долину речки Чакыр, мы оказались посреди широкой Алтайской степи, и Коля, не сбавляя скорости, в прыжке перемахнул через канаву и уже, стоя на подножках, радостный вваливал по голым степям, виляя влево-вправо нагруженной шмурдяком кормой. Мы с Сегой, искренно смеясь, переглянулись, подумав про себя: "Во дураааак...", и я тут же открутил ручку газа, обогнал Сегу, и в таком же красивом прыжке перемахнул через эту же канаву и начал изо всех сил догонять Коляна, расплываясь в сумасшедшей улыбке и громко крича: "Свобооодааааа". Увидел чуть правее пасущееся стадо лошадей, и мне почему-то так захотелось их разогнать, чтобы они скакали во весь опор впереди меня, прямо как в ковбойских вестернах, и я дал таки руля вправо, а они, увидев меня, действительно, стремглав, поскакали всем стадом от меня за Коляном, но через несколько секунд я чуть не поплатился за свою нелепую шалость - вожак отпустил своё гарем вперед, а сам смело и молниеносно развернулся на меня и встал на дыбы предо мной, а я в это время, стоя на подножках, со скоростью около 100км/час нёсся по песчаной степи промеж кочек ему навстречу... Мама дорогая, у меня вся жизнь перед глазами тогда пролетела, я понял, что этот парень явно смелее меня и отступать не собирается, до последнего защищая своих женщин. Но, слава богу, я успел сбросить скорость, а он за пятьдесят метров прочитал в моих глаз неподдельный страх, развернулся и кинулся догонять своих сородичей. После этого я больше не давал волю своим подобным шалостям.

Мультинские озёра

Поскольку шёл уже восьмой или девятый день нашего путешествия, а маршрут я так и не удосужился нарисовать, то кто-то из ребят сказал, что когда-то видел по телику какую-то передачу про Мультинские озёра, которые находятся прямо по дороге к Тюнгуру, в 50км у подножья Белухи. Конечно же, туда мы и поехали. В Мульте свернули направо через красивый подвесной мостик, доехали до базы отдыха Маральник, оставили там на стоянке Маринкину машину, я её посадил к себе на мотоцикл и дальше нам предстояло проехать около 15км по очень весёлому бездорожью, а как оказалось позже, еще и под проливным дождём. На Мультинские озёра местные жители возят туристов на шишигах (газ-66), другой технике там делать нечего. Ну раз шишига ездит, то уж мы то на эндуро тем более пройдем, и мы поехали, практически в ночь.

Эту дорогу я не забуду никогда... Как только мы выехали, тут же влупил проливной дождь и превратил всю дорогу в сплошной глиняный каток, на котором пешком ноги то разъезжались, не то что бы ехать по нему на мотоцикле, а по скользким мокрым скалам ехать вообще невозможно, но вариантов не было, назад дороги нет. Мы просто поднимались всё время в гору, петляя то по лесу, то по полям, и в одном месте свернули не туда и сразу же перед нами оказался затяжной подъём в гору прямо по скользкой скале, градусов под 40 и протяженностью с полкилометра. И вот я еду вдвоём с Маринкой и полностью груженый вверх по этому подъему, на второй передаче, на 250-ке, фактически на заднем колесе, потому что руль свободно болтался в воздухе, слева отвесный обрыв вниз метров на пятьдесят, справа крутая скала вверх, и я понимаю, что я ничего не могу сделать: останавливаться нельзя - сразу покатишься кубырем вниз, и газу добавить нельзя ни на миллиметр - сразу же кувырнешься через руль и мгновенный перелом шеи (мы без шлемов поехали) и также кубырем вниз со смертельным исходом, на камушки тоже наезжать нельзя, потому что грозит всё то же самое, то есть вариантов нет, кроме как держать ровный газ, молиться, не дышать, не шевелиться и просто верить в чудо, что я и делал. Вспотевший и поседевший я всё же вскарабкался на гору, слава богу, без последствий. А дальше опять раскисшая жижа, полметровые колеи, нескончаемые ледяные броды через горные ручьи и реки, и даже пришлось с километр проехать прямо по руслу скалистой речки вверх в подъём около километра, разумеется, всё под проливным доджём и в кромешной ночи, хотя это было уже совершенно не важно. Спустя пару часов, мы всё же добрались до лагеря в надежде, что нас пустят в какой-нибудь домик погреться, да посушиться, но нам отказали везде, где только можно, все домики были заняты. А мы продрогли и промокли до ниточки в ледяных бродах, да и бог с ним, в первый раз что ли?! Приехали на берег озера, в какой-то лагерь, увидели на опушке леса навес со столом, попросили разрешения остановиться хотя бы под ним, чтобы вещи посушить, и нам разрешили до утра. Ура. Мы развели костёр, поставили палатки в лесу, сварили ужин и даже первый раз за всё наше путешествие позволили себе выпить водки. В такие моменты она, действительно, спасает и помогает не заболеть, ну и настроение поднимает, конечно же, хотя у костра с горячим чаем нам и так было уже очень хорошо и невероятно романтично, но традиция есть традиция - мы же мотополомники (от слова поломка), как нас когда-то прозвала женщина в Ипатьевском монастыре в Костроме. Такие дороги, такие приключения, такие вечера не забываются, вот именно ради них мы всегда и выходим из дома.

Наступило утро, специально для нас включили хорошую погоду, яркое и жаркое солнышко поднялось над снежными шапками горных вершин, мы разложили все свои вещи на травку, и они буквально за полчаса-час высохли. Мы попросили растопить нам баньку, а пока она топится, мы поплыли на моторной лодке на другой берег озера к огромному перекату под названием "Шумы" между средним и нижним Мультинскими озёрами, перепад между которыми около 30 метров, а длина всего метров 200, поэтому и нельзя сказать однозначно перекат это (порог) или водопад, но зрелище и атмосфера захватывающее, действительно. Мы погуляли по берегам среднего озера, попрыгали по камушкам и скалам этих самых шумов, и конечно, не смогли удержаться, чтобы не искупаться прямо в этой бурлящей и шумящей водной пучине - это было потрясающе и незабываемо. Да и вообще, само это место невероятно атмосферное, представьте себе кристально чистое, как слеза, озеро, окруженное со всех сторон высокими горами со снежными шапками и ледниками, в котором видно дно из белого песка и камушков на любой глубине, хоть на середине озера, и всё это на фоне дикой и красивой природы, на высоте почти две тысячи метров над уровнем моря. Вот стоишь, смотришь и не можешь поверить, что ты здесь и сейчас, потому что такие пейзажи ранее ты видел только в каких-то американских фильмах про Аляску. Здесь обязательно нужно побывать каждому, и толпы туристов совершенно не мешают тебе в данном случае, потому что они только в лагере, а вокруг, действительно, дикая природа - иди куда хочешь, гуляй, отдыхай, наслаждайся родиной в полном одиночестве, почувствуй себя её частью хоть на мгновение.

Вернулись на базу, от души попарились в бане, и пока не стемнело, решили отправиться назад к машине, чтобы засветло продолжить наши приключения. По дороге назад, через всё это бездорожье, я всё же включил голову, и просил Маринку в опасных местах пройтись пешком от греха подальше, потому что ну его нафиг, я могу своей жизнью рисковать как угодно, но подвергать опасности чужую жизнь я не имею права, хоть Маринка и не была против. Назад мы долетели буквально за час с остановками на попить пиво, любуясь красивыми горными видами. Поскольку внизу уже стемнело, мы решили найти красивое место на берегу Катуни и переночевать там, заехали в магазин, купили продукты и поехали искать место ночлега. Нашли невероятно красивый обрывистый берег Катуни с сумасшедшим видом на долину, где и встали на ночлег, правда, по дороге с озёр, Сега потерял дождевик, свитер и ботинки, но искать их было уже бесполезно, смирились.

На утро нам нужно было расставаться с Маринкой, потому что впереди нас ждала горная тропа Тюнгур-Иня, по которой ходят разве что только козлы да бараны, да их пастухи. Но Маринка и здесь не хотела сдаваться, а сказала, что поедет с нами до тех пор, пока сможет ехать, и развернется только в самый последний момент. Окей, сказано-сделано, нам-то только веселее проехать лишние 50км в хорошей компании. И за пару часов мы доехали по горной дорожке до красивого места на каменистом берегу Катуни, было очень жарко, и мы решили быстро искупаться, но так увлеклись водными процедурами, что не заметили как пролетели три часа. Да и фиг ты с ним, с этим временем, один раз же живём, и мы проехав вперед еще несколько километров, уперлись в два серьезных брода, собственно, сразу за ними дорожка и превращалась в тропу, поэтому мы встали на ночлег на очередном умопомрачительно красивом берегу волшебной бирюзовой Катуни. И опять это был незабываемый вечер, потому что мы распалили огромный костёр прямо на берегу, в горах, под листвяком, и весь вечер у костра вспоминали самые интересные, самые смешные, самые трагические истории из наших предыдущих путешествий, кушали макароны с тушенкой из котелка, пели песни, танцевали и прыгали через костёр. Так здорово, романтично и красочно прошёл еще один день нашего путешествия, у на утро мы попрощались с Маринкой, потому что для неё дороги дальше не было. Нам до деревни Иня по горной тропе ехать 40км, а ей в объезд, назад через Усть-Кан около 400км, мы оптимистично договорились встретиться там вечером этого же дня, хотя абсолютно не представляли что нас ждёт впереди.

Тропа Тюнгур-Иня

Ну вот, наконец-то, нас осталось только четверо мотоциклистов: Женька, Колян, Сега и я, и мы тронулись вперёд в неизвестность, заранее понимая, что в любом случае назад дороги нет и не может быть. Штурмовали брод, выехали на тропу и тут же увидели как с горных вершин со страшной силой в Катунь впадает белая речка Аккем, которая разделяет поверхность Катуни надвое с очень четкой границей белого и бирюзового цвета - это самозабвенный пейзаж, которым можно любоваться бесконечно долго. А дальше, сразу за Аккемом, тропа уходит правее вниз, прямо над бурной речкой. А теперь представьте себе картину: тропа шириной максимум полметра, мотоцикл еле помещается, слева почти отвесная скала высотой несколько десятков метров, справа почти вертикально метров 200 вниз, а там стремительная бирюзовая Катунь, без каких-либо шансов на выживание, и вот есть только ты на груженом эндуро, эта полметровая каменистая полочка и ни малейшего права на ошибку, даже ногу выставить в случае чего некуда, порой. Руки трясутся, ноги трясутся, весь лоб в поту, страшно как никогда ранее, но других вариантов нет, только вперёд, филигранно играя сцеплением и ручкой газа, и глядя исключительно метров на пять вперёд, не в коем случае не под ноги. Так мы проехали около полукилометра до небольшого островка, на котором и остановились отдышаться. Как только кто-то снимал шлем, из-под него сразу же сыпался мат и категорические возгласы: "Я дальше не поеду". Долго думали, стояли, ходили, общались, молчали, но никто не хотел ехать дальше, потому что мы только что проехали максимум полкилометра, а визуально эта тропа уходила за поворот где-то в нескольких километрах отсюда, и что там дальше - неизвестно, возможно такая тропа на протяжении всех 40км, а может быть она заканчивается за поворотом - одному богу известно. Если честно, то даже мне было страшно ехать дальше, хотя обычно я паникую меньше всех остальных. Но мы то ребята опытные, мы не сдаёмся никогда, и ни разу еще не развернулись назад даже в самой сложной ситуации, хотя прошли и тысячу километров по шпалам на БАМе по дороге в Магадан, и 250км по рельсам до Воркуты одолели сквозь полярный Урал, уворачиваясь от летящих товарняков, и все Архангельские зимники собрали какие только можно, и в этот раз отступать не собирались. А вот для Женьки такие приключения оказались впервой, и он нам ответственно заявил, что у него двое детей, и рисковать жизнью он не имеет права. Все мы взрослые люди, и прекрасно понимаем, что в таких ситуациях не в коем случае нельзя ничего советовать или уговаривать, можно только изложить все возможные развития событий, а решение должен каждый принимать для себя сам. В итоге Женька отказался, мы его развернули назад, Колян сел на его мотоцикл и фактически на заднем колесе, с проворотом за несколько секунд пролетел эти полкилометра, что мы только что ползли полчаса с трясущимися руками. Попрощались и так же, как и с Маринкой, договорились встретиться в Ине вечером, и Женька поехал в объезд 400км, а мы поехали вперёд навстречу приключениям, щекотать дальше нервы.

Как выяснилось, эта страшная узкая полочка закончилась сразу за поворотом, как мы и надеялись, но дорога никогда не давалась нам легко, и прежде, чем подарить нам подарок, она всегда любыми способами проверяла нас на прочность, и этот раз, разумеется, не стал исключением. После отвесных скал мы выехали на широкое и раздольное плато, проехали его насквозь, заскочили в очень крутую горку и решили прилечь отдохнуть. Только мы прилегли, как откуда ни возьмись поднялся шквалистый ветер, небо затянуло чёрными тучами, резко похолодало, и конечно же, зарядил ливень, да еще и с невероятно красивым светошумовым представлением. Как обычно, всё вокруг сверкало, грохотало, молнии стреляли стрелами вокруг нас по горизонту, а мы как муравьи, лежали посреди альпийских лугов, переглядывались, понимая в душе, что это конец - отсюда мы не выберемся никогда, потому что назад дороги нет, а впереди затяжные подъёмы под 45 градусов по скользким скалистым козлиным тропам, в которые нам физически не забраться под дождём. Назад нельзя, вперёд нельзя, вбок некуда, но вперёд то оно всегда как-то интереснее, поэтому на свой страх и риск поехали испытывать судьбу дальше. Впереди Коля, за ним Сега, я замыкающий еду, вдруг Сега останавливается и спрашивает у меня: "А где Коля?", я с удивленными глазами отвечаю: "А я то откуда знаю? Ты за ним ехал!", и тут мы слышим истерический смех откуда-то справа и снизу. Коля не заметил в траве обрыв и кубырем ушёл под откос, лежит под мотоциклом, колёса смотрят строго вверх и еще крутятся, а Колян спокойным голосом говорит: "Парни, гляньте амортизатор, прогрессию, подшипники, пока возможность есть, а то я долго так мотоцикл не удержу", а он лежит на спине и держит ногами мотоцикл, чтобы тот не кувырнулся дальше вниз по склону. Ну кувырнули его аккуратно дальше и он сам встал на колеса, слава богу, там ниже была еще одна тропинка - очень повезло тогда Коляну, удачное место выбрал. Ну а дальше подъём за подъёмом, с поворотами, каменными ступеньками, отвесными обрывами - это полный трэш, страшно так, что хочется бросить мотоцикл в реку и пойти дальше пешком, но раз за разом становилось легче, появлялся опыт и страхи исчезали, а потом и вовсе начинали кайфовать от этого сумасшедшего адреналина. Помню, как мы встали на каком-то очередном уступе на высоте свыше около полутора километров, а где-то там внизу, метров пятьсот вниз по крутому склону течёт перекатистая бирюзовая Катунь, а над ней надвисают почти вертикальные скалы, уходящие в небеса, а вокруг всё покрыто зелёной тайгой - это один из самых захватывающих видов, что я видел.

Дальше мы лесом спустились на очередное плато, увидели стадо пасущихся лошадей и овец, а справа одиноко стоящий домик на опушке леса на берегу речки Казнахта, решили подъехать поздороваться с хозяевами. К нам вышли двое коренных алтайцев. Пастух Саша живёт в Тюнгуре, а здесь в горах, в 30км от деревни он пасёт своё стадо, построили домик в прошлом году со своим двоюродным братом, ездят сюда на китайском мопеде. Они очень удивились, когда узнали как мы сюда добрались и по-доброму назвали нас долбо-ми, потому что, оказывается, параллельно есть вполне себе проезжая тропа для мотоцикла. Они напоили нас чаем, а мы оставили им денюжку на столе и бутылку водки в подарок, которую тут же и выпили все вместе. Саша на протяжении часа рассказывал нам интересные истории из своей жизни. Рассказал, как его отец, а вместе с ним и он сам завязал с охотой и выкинул ружьё после встречи со снежным барсом лицом к лицу. Отец карабкался по скале вверх, и когда уже почти залез на вершину, то перед ним стоял огромный пятнистый снежный барс и дышал ему в лицо, а тот ничего не мог сделать, потому что висел на руках, а ружьё за плечами. Тогда он начал с ним говорить, искренно говорить, от души, и глядя в глаза, просить, чтобы тот его пощадил и дал подняться на скалу. Барс выслушал его, развернулся и медленно пошёл по своим делам. Отец поднялся на уступ, вскинул из-за плеча ружьё, прицелился барсу в спину и не смог выстрелить, потому что тот его выслушал и пожалел, совесть ему не позволила. Он вспомнил, что у барса тоже есть семья, дети, что он также, как и он живет своей жизнью, кормит свою семью и воспитывает детей. Он опустил ружьё и с тех пор больше никогда никого не лишал жизни. Саша рассказал еще очень много историй о том, как он лично договаривался с разными животными: и с медведями, и с барсами, и с росомахами. Он сказал, что самое главное - это не бояться их, а смотреть им в глаза и разговаривать с ними, просить у них разрешения пройти по их территории, они всё прекрасно понимают, внимательно тебя слушают и всегда с добром пускают тебя. Ни одно дикое животное не тронет тебя, если ты пришёл с миром, и с любым из них всегда можно договориться, вот прямо так, словами. Еще Саша сказал, что всегда обязательно нужно заходить в гости, если ты видишь какой-нибудь домик, заходить с миром и добром, делиться чем-нибудь от души (хлебом, водкой, водой, спичками, тушенкой и так далее), тогда тебе и дорога легкая обязательно будет, а если со злом пришел или мимо прошел, то хозяин дома может о тебе плохо подумать, и тогда не видать тебе дороги дальше, беда может случиться, не нарочно, конечно, не специально, но так устроена жизнь. Поэтому он со всех сторон нас похвалил, сказал, что никогда не встречал таких отчаянных, смелых, добрых и правильных ребят, как мы, пожелал нам доброй дороги, помолился за нас Алтаю, мы обнялись на прощание и поехали дальше.

Дальше нас ждали еще несколько крутых перевалов, мы выехали на очередное красивое плато, увидели стоящую посреди него каменную бабу (идола), оставили монетки и зажигалку, попросили доброй дороги, спустились к берегу Катуни и вдоль неё уже уверенно доехали до автомобильной дороги, которая привела нас в деревню Инегень. Ура - цивилизация. На этом наши приключения закончились, мы заехали на огромный холм в надежде дозвониться до Маринки и Женьки, но связь так и не смогли поймать, поэтому уже в ночи поехали в Иню на шару. Разумеется, центр цивилизации и место встречи в любой деревне - это магазин, это должен знать каждый, и подъехав к магазину, мы увидели до боли знакомый Рено дастер, из которого вышла Маринка. Какое же было наше удивление, когда на наш вопрос: "Давно ли ты нас ждёшь?" она ответила, что приехала ровно пять минут назад. Вот это синхронность, вот это слаженность - идеальная команда. Маринка за 12 часов прошла 400км горных грунтовок, преодолев три перевала, мы за это же время прошли 40км по горной тропе высшей категории сложности, а наш друг Женька бесследно пропал, так и не выйдя на связь. Отправили ему смску, написав, что мы стоим на слиянии рек Чуи и Катуни, и поехали искать место для ночлега в кромешной темноте. Расположились прямо на берегу Чуи, развели костёр, поставили палатки, и только начали готовить ужин, как к нам подлетел Женька на мотоцикле. Мы были в шоке, потому что в полной темноте, среди гор найти наш лагерь в кустах, имея в распоряжении только смску с примерным описанием местности без каких-либо координат - это либо верх мастерства, либо дикое везение. Но так или иначе, наша дружная команда снова вместе.

Долина Чулышман

Ну вот, теперь когда мы снова все вместе, можно ехать дальше навстречу приключениям. Поскольку маршрута у нас до сих пор не было, то мы коллективным советом решили, что хотим увидеть перевал Кату-Ярык, долину реки Чулышман и прокатиться на кораблике по Телецкому озеру на его северный берег в Артыбаш. На заправке встретились со знаменитым Игорем Чёрным африканцем, дружно пообщались и поехали в Акташ. Заехали в столовую, магазин, думали подняться на ледник Актру, но тратить на это весь день не хотелось, ледники мы видели и раньше, и увидим еще не раз, поэтому поехали через Улаган к перевалу. Остановились у Красных ворот, и вот тут у меня напрочь упало настроение от увиденного и пережитого за последние несколько часов. Дело в том, что до этого мы всё время находились в дикой природе, наедине с самими собой, а выехав на Чуйский тракт, я почувствовал себя в Москве, Париже или Нью-Йорке, где толпы туристов, снуют туда-сюда, фотографируют всё подряд и галдят, как стадо китайцев. Они все без исключения ходят друг за другом организованной толпой за своим экскурсоводом, у которого в руках табличка на палочке с названием туроператора. Вот как раньше в садике или школе детей водили в музей или кинотеатр вереницей за ручку, так и этих водят, только это взрослые люди, многие из них, образованные даже, наверное. И вот у каждого в руках фотоаппарат или смартфон, причем у многих со всякими селфипалками, моноподами, стабилизаторами и так далее, но фотографируют они все подряд, без разбора, и делают они это абсолютно бездумно, бездушно, и даже без какого-либо интереса к самому процессу, просто потому что так принято, так надо, потому что так делают все, в итоге все фотографии у них перекошены, обрезаны, смазаны, а на переднем плане головы и шляпы впередистоящих туристов или прохожих, или размазанные проезжающие машины, которые закрывают половину фотографии. Другие снимают то же самое, но на видеокамеру. Это страшное зрелище, когда к какой-либо общеизвестной достопримечательности, занесённой в список наследия какого-то ЮНЕСКО, подъезжает автобус, из него как тараканы выбегают куча туристов и всей толпой начинают фотографировать абсолютно всё подряд: каждую табличку, каждую тряпочку, каждую бумажку, каждый столбик, прямо через людей, через головы, через проезжающие машины, причем настолько хаотично и бездумно, что волосы дыбом встают от этого ужаса и абсурда. Зато селфи на фоне какой-нибудь очередной ерунды стараются сделать обстоятельно и без свидетелей. Видя все это, у меня возникает только один вопрос - ЗАЧЕМ? Для того, чтобы по приезду домой разочароваться в своих способностях к фотографии, чувстве прекрасного и отформатировать все отснятые карточки? Или, может быть, чтобы выложить всё это абсолютное безвкусие в социальную сеть и поставить самому себе лайк? В чём смысл этого неосознанного абсурда?! Точно также я никогда не понимал групповые экскурсии, у меня ещё с детства они вызывали сильную неприязнь, и я никогда не участвовал в этом коллективном убийстве времени. Ей богу, не понимаю какую пользу принесет людям информация о том, кем и в каком году был построен тот или иной дворец, какая в это время шла война, или что своим произведением хотел сказать зрителю автор. Во-первых, никто доподлинно ничего этого не знает, это всего лишь история, написанная продажным летописцем в угоду государей или просто выдуманная красивая легенда, не имеющая ничего общего с правдой. А во-вторых, через две недели никто не вспомнит и четверти услышанного, потому что оно нам не нужно и в жизни никогда не пригодится, не сделает нас счастливее. Тогда зачем?

Бог с ними, с этими горе-туристами, я чуть не забыл рассказать одну невероятно смешную историю, которая произошла с нами как раз в этот же день, недалеко от этой туристической дороги, когда мы решили в лесу на красивой полянке у ручья встать на ночлег. Мы, на вечер глядя, нашли местечко уютное на берегу речушки в горах, живописное что хоть картины пиши, спокойное, тихое, ну и расположились, как следует. Поставили палатки, костёр разожгли, примус, котелок, макароны с тушёнкой, всё как полагается, отдыхаем, кайфуем, речушка перекатистая шумит, хариус с форелью плещется, птички поют - благодать божья, одним словом. И тут подъезжают три джипа с московскими номерами 777, куча женщин с детьми, мужики, и встают в тридцати метрах от нас за деревьями. Мы охренели от такой наглости - что, места мало что ли, отъедь чуть подальше за поворот, да встань, видят же нас прекрасно, ну что за народ, ей богу. Стоим, смотрим друг на друга, и тут Сега сказал: "Вовка, врубай Ленинград в Дастере на полную!" Все как заржали мгновенно в один голос, я бегом в машину, врубаю "За рулём кабриолета" на максимум, пацаны встали в круг и как давай орать на весь Алтай песню, танцевать, прыгать. Не помогло - москвичи стоят... Тогда я врубил "В Питере пить", потом "Москва, по ком звонят твои колокола" и "Владимирский централ", все орали во всю глотку, невпопад и матом, плясали, ржали как кони, до истерики. Не помогло - москвичи начали ставить палатки. Тут я не выдержал, разделся до трусов, сел на мотоцикл и начал гонять по полям перед ними и откручивать ручку газа до отсечки, сигналить, меня поддержал Колян, так мы вдвоём дурачились минут десять, прыгали через канавы, разворачивались и кружили. Пацаны тем временем продолжали орать матерные песни во всю глотку и смеяться на всю округу. Не помогло - москвичи развели костер. Тогда пошла в ход тяжёлая артиллерия - я разделся до гола, врубил "Уматурман - Хэппи" и с криками: "Ёлки, волки, грибы, фуфайка, трусы с начёсом и кепи, деревня, тайга, Сибирь - вот это свобода, вот это хэппи" прыгаю в ледяную речку у них на глазах, ныряю с головой, раздираю себе до крови спину и плечи, выныриваю и с брызгами продолжаю орать:"Вот это Счастье, вот это реально Хэппи". Клянусь, после такого я бы взял ружье и из двенадцатого калибра расстрелял бы дебоширов без суда и следствия. А эти спокойно, как ни в чём не бывало, продолжали ставить палатки и надувать коврики. Это наше представление продолжалось около получаса, но москвичи так и не сдались, и легли спать. По итогу, москвичей мы так и не смогли выкурить с поляны, но зато сами оторвались так, как не смогли бы без их помощи. Я бы себе такого не позволил, мне бы и в голову такое не пришло в обычной ситуации. Потом мы всё-таки поняли почему москвичи так спокойно всё это восприняли - они же просто почувствовали себя дома, в Москве.

Ну да бог ты с ними, с этими москвичами, дай бог им здоровья и спасибо за чудесный и незабываемый вечер. Проехав еще пару десятков километров вперёд по красивой дороге, мы подъехали к перевалу Кату-Ярык. Такой красоты я давно не видел, действительно. Представьте себе, ты стоишь на самой вершине перевала, на самом его краю, а под тобой пропасть 600 метров вниз, а там внизу, в ложбине промеж огромных и высоких гор, течёт бурная и перекатистая река Чулышман, а в неё с противоположных вершин срываются многоуровневые белые водопады, и эта невероятная красота простирается твоему взору и налево, и направо, почти до горизонта. Стоишь и думаешь о том, как же ничтожен человек по сравнению с этим величием природы, и что ради этой красоты не жалко и жизнь свою отдать, только кому она нужна, кроме тебя самого. Постояли немного и стали спускаться вниз по перевалу к реке. Как они в него поднимаются зимой не представляю, потому что летом редкая пузотерка в него поднимется, местные берут шесть тысяч рублей, чтобы заволочь бедолаг на верёвке в гору. Уклоны достаточно крутые, повороты на 180 градусов, там даже летом без полного привода, порой, тяжело вскарабкаться наверх, да и вниз спускаться страшно неподготовленным людям, аварии на перевале - обычное и частое дело, а внизу у подножья всегда лежат искореженные кузова машин - горы не прощают ошибок и пренебрежительного отношения к ним. Мы на мотоциклах благополучно спустились к реке, а за нами и Маринка подоспела. Надо было видеть её глаза, когда она вышла из машины - видимо, это был её первый в жизни самостоятельный перевал за рулём своего автомобиля, поэтому она была под огромным впечатлением от пережитого, тем более, что в момент её спуска еще и ливень начался, и дорога была очень скользкая, а в узких местах нужно пропускать машины, идущие на подъем, и разъезжаться бок о бок, цепляясь зеркалами. Сверху открывался фантастический и незабываемый вид на долину, но снизу он оказался не менее впечатляющим, потому что смотришь вверх на смотровую площадку и не веришь, что еще полчаса назад ты был воооооооон там наверху, чуть меньше километра строго вверх, и сидел на камушке, свесив ножки в эту завораживающую бездну.

Долина Чулышмана очень красивая, но как и весь туристический Алтай, вся в туристах и базах отдыха, это ужасно неприятно, с дикой горной бирюзовой Катунью, конечно, не сравнить. Но что нам туристы, они все по базам отдыха, саунам, сувенирным лавкам, да достопримечательностям, а для нас весь окружающий мир, без исключения - самая лучшая достопримечательность, поэтому мы встали прямо посреди долины, где никого нет, и ждали Маринку. Когда она появилась из-за горизонта, мы начали ей махать руками, чтобы она заметила нас в стороне от дороги, и как только она нас увидела, то резко крутанула руля влево и, не сбавляя скорости, пошла прямо на нас, забыв, что вдоль степной дороги несколько канав. Мы не успели даже открыть рты, как она начала на скорости около 80км/час прыгать через все эти канавы, холмы и кочки, прямо натуральный париж-дакар, живьём, не по телику. Но дастеру всё нипочём - ни бампер, ни колёса не отвалились, а поскольку Маринка была пристёгнута, то и зубы остались на месте. Мы присели все вместе на землю и около часа просто болтали, шутили, смеялись, что-то вспоминали и о чём-то мечтали, наблюдая за парящими над нами степными орлами и наслаждаясь журчанием горного Чулышмана. Но время не ждёт, и нужно ехать дальше, ведь впереди нас ждал паром. Как же здорово, радостно и отрадно, вольно, свободно и безпечно - шпарить на мотоцикле, стоя на подножках, по степным дорожкам, это не передать словами. Мы от самого перевала и практически до Телецкого озера, а это без малого сто километров, ни разу не выезжали на грунтовку, а всегда шли степями, прыгали через канавы, перелетали через рвы, форсировали броды через ручьи и небольшие речки. Но поскольку под вечер нас в дороге застал проливной дождь, то в какой-то деревне на берегу Чулышмана мы заехали в кафе перекусить, где нам любезно предложили переночевать, а мы с радостью и согласились, тем более, что здесь мы вновь встретились с нашим новым хорошим другом Димой Ковешниковым из Йошкар-Олы на зеленом четырехсотом иксере, с которым познакомились на Мультинских озёрах и его случайным попутчиком из Новосибирска на литровом гусе. Нам выделили целых два домика, в которых мы уютно разместились всего за 200 рублей и прекрасно провели этот незабываемый вечер в компании добрых друзей.

Ночью дождь прекратился, утром выглянуло солнышко, и мы всей бандой быстро домчали до устья Чулышмана на южный берег Телецкого озера, чтобы на пароме переправиться на другой берег в Актыбаш. Но здесь в Сибири не все так просто, как у нас на европейском севере, здесь желающих переправиться на другой берег в несколько раз больше возможностей паромной переправы. Здесь парома ждали около двадцати машин, среди которых и местные жители, и туристы, и челноки на микроавтобусах с прицепом, и все ждут одного единственного парома, который должен прийти с минуты на минуту, причём некоторые ждут в порядке живой очереди уже трое суток, с маленькими детьми на руках. А я всегда говорил, что мотоцикл - это свобода, нам то пофиг на все эти очереди и записи, мы и вдоль борта поставим наших коней, и в шлюпку закинем, и хоть прямо на капитанский мостик закатим при желании. Но с нами же Маринка на дастере, как ей то быть?! Я, конечно, мог попытаться втихаря договориться с капитаном судна, предложить ему двойную и даже тройную оплату, как это обычно делают наглые москвичи на лендкрузерах, но мне совесть не позволяет поступать так с людьми, ждущих парома уже третьи сутки с малыми детьми на руках. Поэтому, как бы это ни было печально, но мы во второй раз помахали Маринке ручкой, отправив её назад за четыре горных перевала, включая Кату-Ярык, в объезд за 700км до Артыбаша, который по прямой через озеро всего в 70км. Всё, что ни делается - всё всегда к лучшему, этот закон жизни я усвоил на своём опыте еще давным-давно, поэтому никогда не расстраиваюсь, если что-то начинает идти не по плану, а только радуюсь новым интересным приключениям. А для Маринки это только новый, захватывающий, невероятно интересный и полезный опыт, который делает её смелее, самостоятельнее, сильнее, а значит счастливее.

Маринка - вообще герой нашего путешествия, она на своем Дастере едет за нами след в след абсолютно везде: и через перевалы, и по горным тропам, и по степям, и по бездорожью, и по камням, и броды штурмует смело, при этом не отстаёт от нас практически никогда, хотя мы на эндуро, мы все в шоке. Дастер выдерживает все испытания, как и сама Маринка. Мы в диком изумлении от того, что хрупкая девушка способна на такие отчаянные подвиги, на которые не каждый то мужик решится. Ну, собственно, именно поэтому она и с нами, а мы с ней, у нас абсолютно полное, стопроцентное доверие друг к другу, а иначе мы не умеем.

К берегу причалил долгожданный паром, опустил сходни на песок, и народ, прибывший из Артыбаша поспешил выгружаться. Мы несколько раз интересовались у капитана сможет ли он взять на борт шесть мотоциклов, включая огромного GS1200, но он не мог дать точного ответа, пока не расположит все автомобили на платформе. Но когда, все разместились, разумеется, мы растолкали своих коней между машин и по борту. Отдали швартовые, подняли сходни, капитан дал гудок, и мы отчалили от берега, впереди нас ждали восемь невероятно романтических часов в дороге по самому сердцу Телецкого озера. Как же мы любим паромы в своих путешествиях, я даже специально, если возможность, то обязательно прокладываю маршрут с максимальным количеством паромных переправ, всячески избегая мостов, потому что паром - это незабываемая романтика, это целая жизнь, которая по ощущениям замирает или в любом случае тянется бесконечно долго. За время наших странствий по России матушке мы собрали большинство самых романтичных паромов, среди которых и паромы через Лену, Алдан, Северную Двину, Онегу, Мезень, Волгу, Пинегу, Сухону, Свирь, Ковжу, Оку, Вычегду, Шексну, Печору, Каму, Ангару, и конечно же, незабываемые сутки на барже по дороге в Салехард по матушке Оби. И лично для меня именно эти моменты, проведенные на воде, являются самыми трогательными в наших фильмах о путешествиях, я всегда вкладываю в них всю свою душу. Вот и в этот раз мы не смогли отказать себе в удовольствии. Поскольку над озером было облачно, и то и дело покрапывал дождик, то все вокруг было местами затянуто туманом, но это только лишь придавало шарму нашей водной прогулке. Никогда не забуду эти горные снежные вершины, окутанные туманом, водопады, падающие прямо со скалы в озеро и, конечно, эту самозабвенную тишину на Телецком озере посреди Алтайских гор. Не знаю почему, но у меня было полное ощущение, что я плыву по Японскому морю во Владивосток, наверное, потому что там также туманно, горы и на пароме одни праворульные машины. По дороге мы подружились с несколькими замечательными людьми из разных городов, с которыми в последствии стали дружить и общаться. За доброй и интересной беседой с нашими новыми друзьями время незаметно пролетело, и мы пришвартовались к причалу Артыбаша. На причале нам встретился очень интересный пенсионер из Германии по имени Мартин, который на старенькой дизельной Тойоте Лэндкруизер 70-й серии, переоборудованной в кемпер, путешествовал со своей супругой по России и странам СНГ, им было около 60-70 лет, но они были в прекрасной форме, невероятно счастливые, добрые и разговорчивые. Он сам завёл с нами разговор на английском языке, потому что в молодости был заядлым мотоциклистом, и тоже много путешествовал на мотоцикле. Мы около часа стояли на берегу и рассказывали друг другу невероятные истории из наших путешествий и жизни в целом. Мартин поведал нам, что во всём мире он встречает только самых замечательных, отзывчивых и добрых людей, но в России концентрация таких людей наиболее велика, а люди здесь особенно добрые и приветливые, настолько готовые помочь, что зачастую приходилось чуть ли не силой отказываться от их помощи, угощений, подарков и предложений переночевать или покушать у них в гостях. Мы договорились с пассажирами и капитанами, чтобы он взял Мартина с супругой без очереди, проявив тем самым в очередной раз русское гостеприимство. Обнялись на прощание, пожелали друг другу доброго пути, сфотографировались, обменялись контактами и разъехались каждый в свою сторону. Поскольку уже вечерело, Маринка не выходила на связь, мы заехали на заправку и нашли очень уютную, комфортную и дешевую гостевую усадьбу "Синильга" на другом берегу Бии, в Иогаче, в которой и расположились на ночлег. Вечером Маринка вышла на связь, к этому моменту она смогла проехать только половину пути, и миновав Семинский перевал, остановилась ночевать на окраине какой-то деревни, прямо в машине. Договорились завтра в районе обеда встретиться на заправке в Верх-Бийске, где сходятся наши дороги, чтобы продолжить наши приключения снова и вместе. Вот так чудеса, мы снова встретились в условном месте с разницей всего лишь в полчаса, ну разве что мы катались на кораблике по Телецкому озеру, отдыхали и пили пиво на фазенде, а Маринка всё это время штурмовала горные перевалы и в одно лицо проехала 700км, поспав при этом всего несколько часов в каком-то диком ущелье.

Горная Шория

Итак, наша банда снова вся в сборе: Маринка, Женька, Сега, Колян и я. Заканчивалась уже вторая неделя нашего путешествия, а маршрут я, разумеется, так и не нарисовал. Ну что ж, посмотрели на карту, что интересного есть вокруг, прикинули в какую сторону и до куда мы можем доехать за оставшееся время, и тут я вспомнил, что давно мечтал проехать по одной очень интересной дорожке, которой нет на картах, до неё, как раз, километров триста, а если мы сможем её преодолеть, то там и до Енисея с его Саяно-Шушенской ГЭС рукой подать. А дорожка эта ведёт от Майзаса, что недалеко от Междуреченска, через посёлок Ортон и Балыксу до Вершины Тёи, и в итоге выходит в Аскиз на берег р.Абакан. Не факт, что дастер пройдет и там, мы Маринку сразу же об этом предупредили, но это же Маринка, и она сказала, что поедет за нами до туда, до куда сможет, как всегда. Я знал и более веселую дорожку от Шерегеша напрямки в Ортон, но там дороги, как таковой, и нет, но руслами рек сквозь тайгу и горы можно попробовать пробраться, только без каких-либо гарантий, а у нас времени и так немного, да и Маринке на дастере там точно делать нечего, а она ведь вместе с нами увязалась до самого конца, и в третий раз мы её не бросим.

Было решено - едем через Ортон все вместе, а там будь, что будет, как всегда, всё по месту. Но приключения начались уже с самого начала, мы даже не успели проехать и двадцати километров, как потерялись. Сразу за заправкой начался шикарный разбитый грейдер, по которому можно смело вваливать больше сотни, что мы и делали, пытаясь догнать Женьку, который тут же улетел вперёд. И в посёлке Турочак была отворотка направо в Кемеровскую область, которая являлась главной дорогой, только она спрятана сразу за магазином и её не видно, поэтому му все вчетвером дружно усвистали прямо, вдоль Бии вниз по течению, и проехали по этой грунтовке километров сто пятьдесят до какой-то деревни, где возле магазина решили подождать Маринку. Спустя полчаса, мы начали уже серьезно волноваться и делать различные предположения, что же могло с ней произойти. Думали и про проколотое колесо, и про то, что она ушла с дороги в кювет, и просто сломалась, и обсохла, и бог знает чего еще, но если это было бы так, то проезжавшие попутные водители заметили бы её и рассказали бы нам, когда мы их тормозили и задавали соответствующие вопросы. Было решено ехать назад и искать Маринку. Я всю дорогу ехал на подножках и осматривал каждый кювет, канаву, кусты, отворотку, даже в деревенские дворы начал заглядывать в надежде, что она сломалась и местные её затащили к себе во двор, чтобы починить, но её нигде не было. Мы доехали до того самого Турочака, там появилась сотовая связь, и мне позвонила какая-то женщина, которая сообщила, что Маринка ждёт нас на автобусной остановке на въезде в Таштагол. Я тут же открыл карту и понял, что мы уехали не туда, а Маринка шла по навигатору и сделала всё правильно. Ну что ж, едем к Маринке просить прощения, направо в Кемеровскую.

Въехали в Кемеровскую область. Ох и горочки здесь, скажу я вам... Подъёмы и спуски настолько крутые, длинные и затяжные, что становится невероятно страшно, несмотря на то, что грейдер широченный и укатанный. Особенно страшно спускаться, потому что скорость развивается далеко за сотню, даже на передаче, а ограничить ты её не можешь, потому что тормозами тормозить нельзя, а на пониженной передаче мотор раскручивается и орёт, как реактивный самолёт, приходилось молиться и лететь, как есть. Там даже на спусках, на внешних сторонах поворота сделаны специальные технологические отворотки с крутым подъемом вверх и земляным валом в конце, чтобы водитель в случае чего мог остановиться, просто свернув на них. Мы встретились с Маринкой, попросили прощения за долгие ожидания, поржали вместе, перекусили в местной столовой и поехали дальше, через Шерегеш в Междуреченск. В Казе остановились полюбоваться красивым закатом на одном из таких технологических островков и встретили там группу из трёх романтичных алкоголиков, один из которых оказался некогда бас-гитаристом рок-группы "Машина времена" и рассказал нам, как они с Макаревичем гастролировали по стране с концертами, а потом он спился и теперь живёт здесь, в горной шории. Пожелали им всего доброго, сфотографировались на память, проехали еще несколько километров, и увидев справа речку Кондома, заночевали на её живописном берегу.

Утром, когда мы въехали в Междуреченск, Коля почувствовал, что подшипник заднего колеса всё же разбило, точнее, не сам подшипник, а посадочное место под него. Ну наконец-то, хоть какие-то приключения, а то скукота сплошная. Остановились возле столовой, прямо на тротуаре сняли колесо, разобрали ступицу и поняли, что без токарного станка и аргонной сварки здесь делать нечего. Но поскольку о такой роскоши и мечтать не приходилось, мы намазали обильно всё суперклеем, вставили новый подшипник, погрели на примусе, собрали и поехали на свой страх и риск дальше. По дороге к нам присоединились местные байкеры, с которыми мы хорошо подружились, они проводили нас до самой отворотки в лес за Майзасом. Они же сказали нам, что Маринка там точно не пройдет - слишком много здоровых валунов, бродов по пояс, разрушенных мостов и так далее. Но тут уже я Маринке сказал, что едем до конца в любом случае, что-нибудь да придумаем, как-нибудь да перетащим дастера через препятствия, чай не впервой. До Ортона было около 80км горной таёжной грунтовки, по которой можно проехать даже на жигулях, а вот дальше от Ортона в сторону Балыксы еще примерно столько же, но там не ездят даже на нивах и уазиках, но у нас же не нива, и не уазик, а Маринка на легендарном дастере. Проехали с десяток километров, увидели слева родник и по традиции остановились перевести дух, напиться ключевой воды и пополнить запасы в дорогу. И пока мы там стояли, мимо нас со страшной скоростью начали проноситься мотоциклисты на кроссовых мотоциклах. Некоторые, завидев нас, останавливались, узнавали нас, жали нам руки, обнимали и улепётывали дальше. Оказывается, мы попали как раз на то самое ралли, о котором нам говорили парни из Новосибирска в самом начале нашего путешествия. И через пару минут к нам подлетел, как раз тот самый Дениска Казаков из Новосибирска, как же мы обрадовались такой встрече и в таком месте посреди дикой тайги. Поболтали, он рассказал нам о реальном состоянии дороги, которая нас ждёт впереди, потому что они только что в течении двух дней там катались, сказал, что дастеру придётся не легко, достанется хорошенько, но под руководством Маринки проедет без вопросов. И мы со спокойной душой поехали дальше навстречу приключениям.