Натюрморт в творчестве импрессионистов

02.05.2018

Натюрморт стал самостоятельным жанром в европейской живописи на рубеже 14-15 веков. Но уже в 19 веке Гюстав Курбе сформулировал новую концепцию натюрморта. Он стал первым крупным художником нового времени, создавшим собственную школу в натюрморте. Курбе вернул европейскому натюрморту сочность, жизненную силу и глубину. Дальнейшее развитие реалистического натюрморта связано с именем Эдуарда Мане. И пример Курбе сыграл в этом не последнюю роль. Обоих художников объединяло стремление максимально точно изобразить натуру. Но там, где Курбе пытался подчеркнуть проявление общих законов жизни, Мане стремился проникнуть в индивидуальный характер предмета. Возможно, поэтому натюрморты Мане выглядят менее солидными и основательными. Для него характерно упрощение композиции и уменьшение количества предметов.

В 1863 году Мане выставил картину «Завтрак на траве», которая стала переломной для его творчества. Хотя в Салоне отверженных ей досталось большое количество насмешек и критики, «Завтрак на траве» во многом предопределил дальнейшее творчество Мане. Человеческие фигуры на картине и натюрморт на первом плане очень реальны, серебристые и голубые оттенки переднего плана гармоничны, а лежащие на траве предметы полны пленэрной свежести, легкости и изящества. Особое внимание уделено натюрморту в последнем шедевре Мане «Бар в Фоли-Бержер» (1881). Главная героиня картины - продавщица, стоящая за стойкой бара, задумчива и печальна. В зеркале за ней отражается пространство бара, залитое светом. Стойка бара превращена художником в драгоценную оправу из натюрморта для прекрасной продавщицы, которую художник представил древнегреческой богиней. В свете люстр на поверхности бара стекло бутылок переливается зелеными и коричневыми тонами, золотыми искорками поблескивают их пробки. В хрустальной вазе золотистой горкой лежат фрукты. Перед девушкой стоят две розы, а их лепестки по нежности сравнимы только с кожей девушки.

В этой картине натюрморт и портрет гармонично соединены талантом Мане в единое целое. Эта работа стала блестящим завершением цветовой революции, которую художник развернул в своем творчестве, начиная с натюрмортов 1860 годов, «Олимпии», и «Выхода у Булонского порта». Мане взял за основу цветовую гармонию и пленэрные решения своих предшественников, но полностью удалил из своих картин черные тени и освободился от сухой академической моделировки. Примерно с 1875 года в натюрмортах Мане все больше становится импрессионизма. Многочисленная серия цветов, над которой он работал уже, будучи серьезно больным, демонстрирует взлет творчества Мане-натюрмориста. Картины этого периода удивляют чистотой и искренностью, особым чувством трепетной жизни цветка, как, например, в натюрморте «Ваза с цветами» (1882). Композиция этой картины проста - в небольшой вазе стоит скромный букет. Крупные цветы и зеленые листья небрежно переплелись между собой. Каждый лепесток отражает отблеск других листьев и цветов, отсвет солнечных лучей, голубизну небесной синевы. Отдельный предмет уже не обладает персональным цветом, а словно связан общим спектром с другими. Благодаря этому возникает новое ощущение целостности и многокрасочности мира.

В другом натюрморте «Белая сирень в стеклянной вазе»(1882) Мане легко и непринужденно создает пластику букета, вазы и глубину пространства скупыми и мазками, а окружающий воздух художник передает градацией и контрастами нежнейших оттенков зеленого и белого. Натюрморт максимально лаконичен, в нем только ветка сирени и луч солнца. Благодаря Эдуарду Мане в живописи появился новый метод, который обогатил ее, открыв целый мир, ранее ускользавший от художников. Картины его последователей отличаются свежестью восприятия, предельной искренностью и о трепетном чувстве природы. В похожей манере выполнены и натюрморты Эдгара Дега. Для раннего творчества Дега наиболее характерна работа над портретами. Особенно художник предпочитал бытовой портрет. Сочетание натюрморта и портрета можно увидеть в его картине «Дама с хризантемами» (1865).

Большую часть полотна занимает букет пестрых хризантем. Фигура женщины расположена несколько в стороне и дана гораздо скромнее в плане цвета, но благодаря оригинальному композиционному решению, между героиней и цветами устанавливается определенное эмоциональное равновесие, и они взаимно дополняют друг друга. Клод Моне наверно нарисовал все, что хотя бы немного притягивает его взгляд: поля, уголок сада, интерьер квартиры, вокзал, фрукты на столе. На его натюрморте «Яблоки и виноград» (1880) поражает гармоничность и лаконичность образа. И все это достигается благодаря простоте и очень точном взаимоотношении тонов: белоснежная скатерть играет голубыми отблесками, блестят упругие бока налитых яблок, гроздья винограда изящно лежат на плетеной тарелке. Пространство вокруг натюрморта наполнено светом и воздухом. В этом натюрморте художник старался одушевить предметы: в нем все живет скрытой напряженной жизнью. Картина выполнена настолько реалистично, что создается впечатление возможности взять эти привлекательные фрукты.

В творчестве другого французского импрессиониста Огюста Ренуара трудно найти натюрморты. Эти небольшие картины практически все находятся в частных собраниях. Любимая тема для натюрмортов Ренуара – это цветы. В ранних работах, которые сложно отнести к импрессионизму, главенствуют цветы и пастельные тона. Но есть и исключения, например натюрморт «Анемоны» (1898). Здесь нет пастельных тонов. А художник заостряет внимание не только на цветах и оттенках, но и на форму цветков: одни согнулись, другие стоят вертикально, третьи уже опустили свои венчики. Чувствуется, что Ренуар прочувствовал каждый цветок и проник в его сущность. В этом натюрморте есть главные признаки импрессионизма: свет и воздух. Другой знаковый натюрморт Ренуара – «Плоды в вазе в форме раковины» (1881). Фрукты, которые изобразил на полотне художник, словно живые. Когда Ренуар работал над этой картиной, он встречался с Полем Сезанном и смотрел его работы. И в «Плодах в вазе…» чувствуется влияние Сезанна. Но есть и существенные отличия от его стиля. Хотя бы то, что если Сезанн при создании композиции натюрмортов использовал несколько предметов, то у Ренуара их больше двадцати. Причем все они очень декоративны. Четко разделены темные и светлые стороны композиции. Темная расположена в левой верхней части холста, а светлая – на переднем плане и справа. Ярко-красные перцы образуют практически равносторонний треугольник, Их уравновешивают двумя пурпурными гранатами. Все это – влияние Сезанна.
Прекрасный натюрморт есть и жанровой картине Ренуара «Завтрак гребцов» (1881). Полотно отличается радостной палитрой. Свет чувствуется в любом уголке картины: жаркий летний день, зеленые заросли кустарника, и стол, заставленный посудой, бутылками и фруктами. Хотя предметов много, натюрморт не перегружен, он очень гармоничен. Как и все полотно, натюрморт очень обаятелен: гамма утонченная, эффекты уместные, впечатление отчетливо и едино, свет превосходно распределен. Натюрморт отличается большой искренностью, как и все картины импрессионистов. Безмятежность и ясность ощущается не только в людей, но и в предметах. Здесь царит задорное веселье летнего дня. Импрессионизму не удалось долгое время пробыть ведущим направлением в европейском натюрморте: кроме Клода Моне и Огюста Ренуара практически никто не занимался этим жанром. Однако этих художников ощущается даже в творчестве такого мастера натюрморта как Пьер Боннар.

Первой серьезным ответом импрессионисткой концепции натюрморта стали картины Сезанна. Натюрморт по важности занимал второе место после пейзажа в творчестве художника. Работы 1870-х годов еще отличаются от классических сезанновских работ, и в них присутствует какая-то теплота, которая напоминает картины Шардена. В этот период был создан «Натюрморт с черными часами» (1870). Обыденные вещи: часы, ваза, чашка, раковина, лимон – стали для художника мотивом для натюрморта, который оказался одним из самых удачных работ Сезанна. Хотя все эти предметы несут определенные символические ассоциации, они здесь вторичны. Сезанн сместил акцент в сторону конструктивного настроения: на натюрморте чувствуется пространство, но одновременно подчеркнута и плоскость картины. В определенный момент Сезанн пришел к выводу, что симметрия в картинах не более чем обман. Впервые ассиметрия встречается на натюрморте «Голубая ваза» (1885 - 1887 года), где художник намеренно избегает пропорциональности.
Натюрморт «Персики и груши» относится к концу 1880-х. Даже при беглом просмотре ощущается внутренняя напряженность картины. Работая над картиной, Сезанн подкладывал под фрукты мелкие монетки, чтобы у них был разный наклон. Обычный столик, который встречается в каждом втором натюрморте, здесь стал площадкой для особого действа. Предметы уже не являются символами чего-либо, как это было в ранних работах Сезанна. Красота и сила натюрморта в сопоставлении чистых цветов и простых форм. На картине смятая салфетка струится волнами салфетка и, словно сопротивляясь ее течению, лежат налитые груши, немного наклонено блюда с персиками, а белый фарфоровый молочник стоит прямо. Веером раскрывается окружающее пространство, одновременно обволакивая и обтекая все изображенные предметы, создавая единое напряженное поле. В натюрморте не соблюдаются правила классической перспективы, и совмещается несколько углов зрения – Сезанн первым использовал в живописи этот прием так откровенно.
В непродолжительный период увлечения импрессионизмом, Сезанн пытался исправить слабые места этого течения. Художник вернул цвету постоянный характер, и благодаря этому снова обрел в натюрморте материальный предмет. Хотя в поиске физических качеств Сезанн иногда немного перегибает палку. Пытаясь вернуть предмету форму, вес и объем, он старается утвердить неизменные, «изначальные» формы предметов, которые он видел в простейших фигурах стереометрии: цилиндре, шаре и пирамиде. Поэтому композиции его натюрмортов становятся устойчивыми и уравновешенными, но это приводит к их статичности и безжизненности. И импрессионистское восприятия предмета, как мимолетного момента беспрерывного движения, сменяется другой крайностью – запечатлением покоя вечности.

В натюрмортах последнего периода творчества Сезанн старается преодолеть этот недостаток и его композиции приобретают динамичность, и ощущение «жизни», подавляемое раньше, все чаще находит себе единственный выход. Натюрморт не стал важным аспектом творчества импрессионистов, за исключением Мане. Они создали собственную концепцию натюрморта словно заодно, работая над принципами пленэра для пейзажа. Импрессионисты считали в натюрморте главным свет и воздух, а предметы стали простым носителем световоздушных рефлексов. Из-за этого предмет в импрессионистском натюрморте теряет свои физические свойства: четкие контуры, объем, массу и даже устойчивость цвета. Дематереализация предмета в творчестве импрессионистов стала первым признаком упадка европейского натюрморта. Однако импрессионизму удалось привнести в этот жанр (вспомните голландские ванитас) светлые, радостные и оптимистические нотки.