Судьба художника. Михаил Врубель

В предыдущих статьях мы уже рассказывали о совпадениях в творческой манере и судьбе Огюста Ренуара и Бориса Кустодиева. Однако на этой паре совпадения в мировой живописи не заканчиваются. Так, судьба творца русского модерна, художника Михаила Врубеля, имеет несколько параллелей с трагической жизнью его современника Винсента Ван Гога. Вполне вероятно, оба художника даже не знали о существовании друг друга, но их выразительная и оригинальная живописная манера позволяет отнести их творчество к постимпрессионизму. И Ван Гог, и Врубель были серьезно больны психически и умерли на пике своей творческой карьеры от последствий, вызванных, скорее всего сифилисом. Кроме того, оба художника были не признаны при жизни, и обрели популярность после смерти.

Михаил Александрович Врубель родился в Омске 17 марта 1856 года в семье военного юриста, поляка по происхождению. Через три года от туберкулеза скончалась его мать, а через несколько лет отец женился во второй раз. Однако мачеха хорошо относилась к мальчику и старалась сформировать у него художественный вкус. Характер будущего художника с юности отличался резкими перепадами: периоды энергичности часто сменялись периодами углубленности в себя.

Склонность к рисованию проявилась у Михаила в школьные годы. И, хотя отец поощрял факультативные занятия сына живописью, но настоял, чтобы он получил юридическое образование. Врубель поступил в Санкт-Петербургский университет, который смог закончить только в 24-летнем возрасте – виной тому стало увлечение богемной жизнью. Однако по специальности он проработал недолго и 1880 году поступил вольнослушателем в Петербуржскую академию художеств. Учеба легко давалась Врубелю, а став дипломированным художником, он сразу получил заказ на работу в Киеве по росписи Кирилловской церкви. В то время на территории церкви располагалась лечебница для душевнобольных, поэтому иногда в биографии художника ошибочно указывают, что художник был ее пациентом. Единственным отклонением Врубеля была некоторая эксцентричность, так, он часто одевался в костюмы, сшитые по оригинальным эскизам. Достаточно известна история, когда художник во время работы случайно испачкал нос в зеленой краске, а когда кто-то указал ему на это, Врубель закрасил зеленым весь нос полностью, пошел так гулять по городу. Однако не столько эксцентричность художника удивляла окружающих, сколько выраженная импульсивность – он мог неожиданно уехать из города, никого не предупредив о целях своей поездки, и также неожиданно появиться, он с легкостью дарил свои работы и тут же мог разорвать их в клочья. Тяжелое материальное положение не мешало ему проматывать свои гонорары, увлекаться женщинами и даже страдать от неразделенной любви.

В Киеве у художника остро проявилась импровизационная манера творчества  – многие его работы остались незаконченными, вторые написаны поверх первых, другие – с изнанки холста или случайном клочке бумаги, иногда же композиция не помещалась на холсте, и он доклеивал листы, чтобы как-то закончить картину. Его совершенно не волновало качество красок и холста, он мог рисовать чем угодно на чём угодно. Известна история о том, что Врубель поверх уже проданной картины на религиозную тематику нарисовал посредственный цирковой сюжет, чем поверг в шок В. Васнецова.

В 1889 году Врубель переезжает в Москву, где присоединяется к Абрамцевскому кружку, куда в тот момент входят Васнецов, Левитан, Серов, Коровин. В творчестве художника начинается самый продуктивный период. В 1896 году Врубель знакомится со своей будущей супругой Надеждой Забелу. Художнику повезло с супругой – она во всем его поддерживала и стала для него музой: он создает её многочисленные портреты, использовал образ жены для сказочных картин «Снегурочка», «Садко», «Царевна-лебедь». В 1901 году у Врубелей рождается сын, которого называют Саввой. Художник много и плодотворно работает, и, кажется, что его ждет счастливая старость в лучах славы.

В 1902 году Михаил Врубель попадает в психиатрическую клинику в маниакальном состоянии. Через полгода наступает ремиссия, художника выписывают, и он возвращается к работе с новой силой. Доктора диагностируют у него прогрессивный паралич, вызванный перенесенным десять лет назад сифилисом. Однако этот диагноз до настоящего времени оспаривается.
Динамику болезни художника отражается в его творчестве, особенно это заметно в его «демониане». Чувство подсознательной тревоги, характерной для этой стадии, хорошо заметно в «Царевне-лебеди» (1900) – глаза царевны полны страха перед неведомым, лицо полностью лишено румянца, руки прижаты к сердцу, а горизонт окрашен зловещими тонами. Аналогичное чувство вызывает полотно «Демон летящий» (1899), и хотя сам демон практически бесплотный, просматривается только его лицо, создается впечатление, что он летит прямо на зрителя. В «Демоне сидящем» (1900) преобладает впечатление некой громадности, что является выражением идеи собственного величия во время психоза. Последняя картина демониады «Демон поверженный» (1902) поражает своей экспрессивностью. Она создается художником уже в психотическом состоянии – Врубель множество раз переписывал лицо героя уже в выставочном зале. Закончив картину, художник попадает в психиатрическую больницу, настолько тяжелым стало его состояние.

Причиной второй госпитализации Врубеля стала внезапная смерть малолетнего сына. Художник впадает в депрессивное состояние. В 1904 году при помощи друзей его переводят в частную клинику доктора Усольцева. Однако в марте следующего года у художника происходит ухудшение состояния, например, он заявляет, что расписывал стены Ватикана. В период кратковременных улучшений Врубель создает много прекрасных работ, каким-то образом сохранив свой художественный дар. Однако болезнь приводит к атрофии зрительного нерва, и в 1906 году живописец полностью ослеп, что стало для него фатальным ударом. Врубель стал говорить, что устал от жизни и стал подолгу стоять перед открытым окном, надеясь простудиться. Он умер в начале апреля 1910 года от пневмонии в одной из частных клиник столицы.

Последней картиной Врубеля стал портрет поэта Валерия Брюсова, оставшийся незаконченным. Брюсова поразил художник, он рассказывал, что это больной на вид человек, с трясущимися руками, мгновенно преображался, стоило ему только взять в руки карандаш. Поэт писал: «Человек умирал и разрушался,  а мастер продолжал жить».