Творчество Сильвестра Федоровича Щедрина

Творчество Сильвестра Федоровича Щедрина (1791-1830) относится к этапу романтизма в отечественной пейзажной живописи, где ему удалось создать  и чарующий образ природы. Расцвет творчества художника происходит в 1825 - 1827 годах и связан с Италией.

Неаполитанские пейзажи Щедрина этого периода наполнены светом и воздухом. В палитре преобладают серебристые, серо-лиловатые и зеленые тона. Художнику удается очень точно передать изменение цвета воды в зависимости от глубины водоема. Так же мастерски переданы переходы цвета при изображении скал – это прекрасно заметно в пейзаже «Водопады в Тиволи». Палитра картины приобретает необыкновенную сложность и тонкость, а цветовые переходы точно передают воздух и дневной свет. Зачастую приглушенная гамма распространяется и на одежду рыбаков, например на картинах «Санта Лучиа», «Вид на Везувий», «Малая гавань», «Малая гавань в Сорренто», «На Капри», «Большая гавань в Сорренто».

Несмотря на существенный прорыв в области изображения света и воздуха, Щедрин остается максимально консервативен в выборе композиции. На его картинах свето-воздушная перспектива сохраняется благодаря передаче глубины расстановки объектов, а открытое пространство практически всегда замыкает горами на горизонте. Кроме того, многие его морские пейзажи отличаются эллиптическим изгибом берега. Художник никогда не рисовал морских просторов, его марины - это уютные и спокойные морские бухты, в которых протекает жизнь наполняющих их персонажей. Эти персонажи уже не просто оживляют пейзаж, а являются его неотъемлемой частью, одним из необходимых моментов в раскрытии образа. Жанровые полотна, такие как «Пифферари», научили Щедрина естественно располагать фигуры в пространстве, именно благодаря ним жанровые фигуры так органично вписываются в пейзаж.

В многочисленном цикле «Террасы», четко видны пейзажные искания света и воздуха в замкнутом интерьерном пространстве. Так, ранняя «Терраса в Сорренто», датированная 1825 годом, изображена фронтально. В дальнейшем Щедрин углубляет пространство интерьера, тем самым придавая ему некую пейзажную трактовку - «Терраса, обвитая виноградом», написанная через три года, изображена уже уходящей вглубь по диагонали. Здесь основной упор сделан на эффекты солнечного света, который проникает сквозь листву винограда. Пятна света и тени придают изображению динамику. Гораздо больше открытого пространства в пейзаже «Терраса на берегу озера», полотне, полностью пронизанном воздухом и солнечным светом.

Аналогичные изменения происходят и в поздних морских пейзажах Щедрина. Так в марине «Сорренто» (1830) заметно возвращение художника к эффектам освещения, а также стремление к повышению цветовой гаммы и усилению звучания цвета: зеленеет вода, и темнеют скалы, а одежда рыбаков становится более яркой. В центре этой картины изображен большой камень с двумя рыбаками на нем – они эффектно выделяется темным пятном на фоне блестящей воды. Море одето в мягкую зыбь, которая подчеркивает игру света на воде, особенно в заливе, затененном горами. Однако, подобный переход к эффектам освещения не был случайным, первые работы в этом направлении датированы еще 1826 годом: «Малая гавань в Сорренто. Вид Вико» и «Малая гавань в Сорренто. Вечер».

Художественные достижения 1825-1827 годов: жемчужная воздушность пейзажей, передача рассеянного света – не стали для Щедрина высшей точкой творческих достижений. Он продолжает свои художественные поиски и ставит более трудные задачи, в частности добиться максимальной звучности яркого солнечного света, сохранив при этом его силу и полноту цвета. Он в этом случае он не нашел однозначных и гармоничных решений, как в морских пейзажах. Однако, наряду с прекрасными работами, такими как пейзаж «Сорренто» (1830) и поздние варианты террас, случались и откровенно провальные картины, например «Лунная ночь в Неаполе» (1829). Последняя отличается поверхностной эффектностью и красивостью, но в целом является возвращению к уже пройденному творческому этапу.

Последние годы жизни Щедрина прошли под знаком общей эволюцией романтизма в отечественной живописи, а именно отражали начало становления нового этапа романтизма в пейзаже, под сильным влиянием укрепившегося академизма. В это время в романтизме уже нет первоначальной ясности и гармоничности, а драматизм и стремление к возвышенному сочетают одновременно и прогрессивные, и отсталые моменты. И в творчестве Щедрина проглядывают новые противоречивые тенденции. Однако, на основании одной только «Лунной ночи в Неаполе» нельзя утверждать, что художник отказывается от реалистичности в пользу декоративности и поэтичности. Но в поздних морских пейзажах все же отмечается склонность к более простым решениям, приводящим к из внешней эффектности.

Скоропостижная смерть прервала творческие искания Щедрина, поэтому невозможно сказать, к чему бы они привели. Возможно, как на это и указывают некоторые исследователи творчества художника, он стал бы своеобразной предтечей движения барбизонцев. Однако, в сухом остатке можно говорить лишь об отход мечтательного лиризма к активному и драматизированному действию.