Хюррем - коварная нарушительница вековых традиций османов

31.07.2018

Некая предвзятость к Хюррем-султан возникла не только из-за ее поступков, но и из-за того, что она нарушала традиции Османской империи, при чем нарушала совсем безнаказанно, да еще и при этом получала покровительство Сулеймана.

Итак, Сулейман даровал ей свободу - это первое серьезное нарушение Хюррем. В гареме, согласно вековым традициям не могли жить свободные женщины и тем более мусульманки. Хюррем же сделала так, что султан дал ей свободу и оставил в гареме. Простые люди понять такой его поступок просто не могли.

Она родила султану несколько детей - еще одно нарушение. Много лет в гаремах работал закон - одна женщина и один ребенок. Исключение было в тех случаях, когда наложница рожала девочку, в этом случае, если султан ее звал она могла вновь отправиться на хальвет к нему. Хюррем родила Мехмета, затем Микримах и еще 3 сыновей. Такое ограничение по детям было необходимо для того, чтобы все рабыня чувствовали себя равными и чтобы султан не привязывался к кому-то из них сильнее. И здесь Хюррем оказалась хитрее и умнее.

Никях - то есть заключение брака, стало последней каплей для янычар. Не мог Сулейман иметь одну официальную жену. Ибо в этом случае, она становилась его слабым местом и используя ее можно было унизить и нанести вред правящей династии. Но любовь Сулеймана к ней была так сильна, что он все таки сделал ее своей женой. И ради нее вел новый статус Хасеки - единственная любимая официальная жена султана.

Султанша была обязана отправляться вместе со старшим сыном в санджак, куда его отправил султан. И здесь Хюррем оказалась умнее и хитрее всех. Она убедила Сулеймана в том, что без нее Джихангиру будет еще хуже и ему нужна мать рядом. Сулейман очень любил младшего сына и поэтому разрешил ей остаться. на деле же она не только была с сыном рядом, но и рядом с султаном и могла дальше уничтожать своих врагов.

Она в жесткой форме поставила Сулейману условие или она или другие наложницы. Поэтому в реальной жизни он действительно распустил свой гарем и во время своего нахождения в Стамбуле был верен только ей.

Однако если бы не эти нарушения вековых традиций, Хюррем никогда бы не смогла добиться тех высот, которых она имела.