Метаморфозы Хюррем-султан на протяжении всего "Великолепного века"

17 September 2018

На судьбу этой женщины выпало огромнейшее количество различных испытаний. К концу своей жизни она уже была как кремень - безжалостная, жесткая и суровая. Но ведь когда-то, а зрители сериала это прекрасно помнят, она была совсем другой.

Попадание в гарем

Уже в первых сериях, вы видим юную, но очень настойчивую, своенравную и уверенную в себе девушку. Она попав в новое место конечно же боялась, но вместе с этим, каким-то внутренним чутьем она понимала, что теперь должна быть сильной, настолько сильной, насколько не была еще никогда.

Чем сильнее ее не любили обитатели гарема, тем сильнее она становилась. Казалось бы их злоба и питает ее.

Но вместе с тем, мы можем увидеть и другие изменения в ней. Она начала расцветать именно как женщина, в ней появилась некая мягкость, именно в поведении, а ее чувства к Сулейману, становились сильнее с каждым днем. Именно он был тем единственным человеком, с которым она была сама собой до конца своих дней.

Рождение детей

С появлением детей, характер Хюррем становится лишь еще сильнее. Ведь теперь она всегда должна быть настороже, ей необходимо охранять не только свою с султаном любовь, но и заботиться о своих детях. Нельзя ей забывать и о врагах, которых в гареме у Хюррем было больше, чем друзей.

Она стала не только сильной, но и дальновидной, в ней появилась хитрость, теперь там, где раньше она ругалась, теперь она действовала тихо и незаметно, не оставляя за собой следов. Она вызвышалась, наслаждалась своими новыми победами, но всегда была настороже, всегда держала руку на пульсе, не забывала заводить новые связи и следить за своими врагами. теперь она умная женщина, знающая обо всех тонкостях жизни в гареме, расчетливая, хитрая, дальновидная,

Борьба за трон османов

Когда же пришло время и шехзаде Мустафа был первым отправлен в санджак, Хюррем поняла, что теперь нужно действовать и действовать аккуратно, как никогда раньше. Ей нужно было устранить главную угрозу - Мустафу, и сделать это так, чтобы на нее саму не пала тень подозрения.

Именно здесь, мы видим насколько коварной, расчетливой и максимально жестокой хасеки была. Ее планы были настолько коварными и дальновидными, что даже бы великие военные стратеги могли ей позавидовать.

Но в то же время не стоит забывать, что по отношению к султану и своим детям, Хюррем оставалась все той же смешливой, улыбчивой, любимой и любящей женщиной и мамой.

Несмотря на все невзгоды она старалась окружать самых близких и дорогих людей своей любовью и заботой, стараясь максимально оградить их от той жизни, которую она вела в тайне от них. Для нее было жизненно важным оставаться в их глазах максимально положительной. И у нее это весьма неплохо получалось.

После похищения

О вот вернувшаяся из двухлетнего заточения Хюррем, предстает перед нами уже совсем другой - она жесткая, неумолимая, теперь она не знает вообще никакой пощады. Ведь и неудивительно - у нее не только отняли два года жизни, но и убили шехзаде Мехмета - ее любимого с Сулейманом первенца. Теперь она мстительная и мстить будет до конца, она изменяет своим принципам, но остается верной себе и султану.

Но чем ближе к концу подходят дни ее жизни, тем сильнее она меняется вновь. Она становится меланхоличной, более спокойной, переоценивает всю свою жизнь и искренне раскаивается в совершенных плохих делах. Можно даже сказать, что она стала несколько меланхоличной и домовитой.

С каждым прожитым годом, характер Хюррем-султан становился все сильнее и закаленнее. Сама же она закалялась словно сталь, становясь крепче кремня. Но вместе с тем, в душе с каждым годом она становилась все более одинокой - дети заняты своей жизнью, султан делами государства, а у нее не было человека, с которым она бы могла поделиться всеми своими мыслями и переживаниями.

Но в душе, даже в последние дни своей жизни великая Хасеки оставалась все той же веселой и беззаботной Хюррем, которой была когда-то очень давно. Единственное, что не изменилось в ней с годами - это преданность данному слову и безмерная любовь к своему Повелителю - Сулейману.