Но тогда я умру. А ты меня будешь на плечах носить. Удивительный случай.

31.07.2018

У каждого села есть свои истории. Мой дед рассказывал реальную историю, а не легенду, о вечно молодой Василине. Когда ему было лет десять, ей уже было 70 лет. А выглядела как семнадцатилетняя.

- И почему ты не стареешь, Василина? У твоих одногодок уже белый волос, а у тебя ни единого - спрашивали ее люди.

- А разве я знаю, как нужно стареть? - отвечала она.

И казалось, что женщина сейчас совсем не шутит, а действительно она просто на самом деле вовсе и не умеет стареть. Не научили ее, может, этому ремеслу отец-мать. Или же пошел в ее жизненной программе какой-то генетический сбой. Или сбой затронул всех нас, которые думают иначе. И это мы делаем что-то не так, что страдаем от болезней и осознание своей старости, немощности. Другие болели, имели постоянные проблемы со здоровьем. Но и болезни будто обходили Василину. Ее единственную среди всех ровесников.

- У тебя, что нигде ничего не болит? Ни кости не ломит, ни поясницу, голова не болит от давления, в груди не печет? - удивлялись односельчане.

- Не пойму, почему у меня должно что-то болеть? - возмущалась на то Василина. - Руки, слава Богу, здоровы, ноги носят. Что еще надо человеку на белом свете? Рай, а не жизнь. Посмотрите, которая вокруг красота!

Нельзя сказать, что беды обходили ее двор. Бывало, урожай град уничтожит, а бывает, что от жары все ляжет. Но никогда Василина не опускала рук. Никогда никому не плакала, какое несчастье ее настигло.

- Да не знаю я, почему так должно было стать? - только и скажет на то Василина. И заверит всех, что голодная она не останется.

И так оно всегда и было. То родственники в такой год что-то Василине подкинут, то появится где-то возможность подработать, а люди кукурузой, фасолью и зерном рассчитаются. И получалось так, что богатой не была, но и не нуждалась никогда.

Но муж ее страшно всю жизнь ревновал. Подумать только, ему 70, а жене на вид и двадцати не дашь. А еще такая красивая она была, с огромными черными глазами, с черными как смоль волосами. Но Василина его успокаивала. Говорила, что она не замечает ни своей молодости, ни его старости.

- Старость - это всё люди придумали, - объясняла она своему мужу. – Если бы люди её не боялись, то она бы к ним и не пришла.

- И что, и смерть бы за людьми не приходила, если бы ее люди не боялись? - интересовались односельчане на те ее странные слова.

- И смерть бы не пришла! - качала головой Василина, будто жалея всех и не понимая, почему люди такие бестолковые. - Смерть - это привычка. Видишь и тот умер, и та умерла. Да и сам понемногу туда собираешься. Ибо чем ты лучше, других людей? Не хочешь, чтобы другие на тебя сердились тебя, что ты другой.

И что можно ответить на такие слова? Одни посмеивались, другие относились к той необычной женщины с благоговением. А третьи прислушивались, не выдаст Василина какого пророчества.

Но она никогда ничего не предсказывала, никогда не говорила того, что другие не видели. Жила привычной сельской жизнью, как все. Сеяла, сгребала сено, доила коров, пекла хлеб и ткала полотенца. И прожила она 105 лет. За это время в ее доме уже много внуков-праправнуков. Некоторым не давало покоя, что баба страдает.

Хотя бабой ее даже в столетний юбилей назвать было трудно. Кожа гладкая, глаза светятся любовью к жизни. Голос такой сильный, молодой. Руки тоже молодые. И не сгорбленная была, как другие старушки. Ровная, как струна, будто все время только и думала, как вытянуть позвоночник. Разве что одевалась она уже давным-давно в черное, как старые женщины. Ведь на самом деле считала себя старой.

Но не могла не замечать Василина, что некоторые родственники считают ее последнее время бременем. Муж ее тогда уже давно умер. Так и словом не с кем перекинуться. Однако и без мужских рук она справлялась. В огороде возилась, как молодая. Но годы ей все же считали добрые люди.

Не очень заботилась она о том, во что одеться. Была всегда аккуратная, хорошо причесана, одежда всегда чистенькая. Но никогда не жаловалась, что нет лишних сапог или блузки. А однажды стала просить, чтобы ей купили новые ботинки. Почему-то не юбку или пальто, или платок, а ботинки.

Все дружно удивились ее такой неожиданной настойчивости. Старые ботинки у нее действительно уже давно расползлись. Но она могла доносить чьи то старые, кого-то из семьи. На самом деле так оно всегда и получалось. Давно уже себе ничего не покупала. А за дочерьми и внучками донашивала туфли и сапоги.

Пенсию всю баба внукам отдавала. Но о новой обувке начала так капризно просить, как ребенок.

-Зачем вам, бабушка, новые? На огороде хватит таких, какие есть! А если надо новые на воскресенье, берите те, которые видите в доме! - сказал ей праправнук Федька. В них действительно почти во всех в семье был один размер.

Этот Федька больше всех недолюбливал бабу. Но она к нему всегда была ласковой. Только почему-то теперь не выдержала.

- Но, тогда я умру. А ты будешь меня на плечах носить, - рассердилась бабушка. - Потому что я хочу видеть, кто, что в доме и в селе делает! А как я буду зимою в дождь по грязи без ботинок ходить?

После этих слов она вдруг зашла в дом. Средь бела дня легла в постель. Хотя такого никогда раньше не бывало. Ложилась она обычно после всех, когда уже давно на улице были сумерки.

А через несколько часов смотрят родственники, а она уже мертва.

Похоронили Василину. Все было, как у людей. И хотя женщина была старушкой, семья у нее была большая. Поэтому созвали почти все село. И люди из любопытства пришли. Ждали-то чуда на похоронах. Но к большому разочарованию сельчан - ничего удивительного так и не случилось.

Однако уже на второй день того правнука, который ей о ботинках говорил, скрутило в три погибели. И ходил он так, будто копейки по улице собирал или за грибами наклонялся. Не болело ничего, а разогнуться не мог.

К каким только врачам не ходил, к которым только знахарям не водили его, ничего не помогло. И рентген, не показывал ни каких отклонений.

- А ведь действительно бабу на плечах носить - перешептывались люди, но в глаза Федьке никто такого не говорил. Ибо все видели, как мучается человек. Да еще и лето было. На огороде работы не початый край, а он и дом замести не может.

И так прошло два или три года. А однажды зашла в их двор цыганка. Говорит, что надо бы ей найти обувку.

Принесли ей из конюшни какое-то старьё. Но цыганка повертела в руках, отшвырнула в кусты и рассердилась:

- Что вы мне обноски тычете?

-Я такую обувку хочу! - показала она на молодую хозяйку дома, которая из города вернулась.

На той действительно были хорошие и очень дорогие туфли.

-А не пошла бы ты дальше, по своему пути? - теперь уже рассердилась хозяйка. - Сейчас на тебя пса спущу.

На этот шум выбежал и растерянный Федор. Он очень не любил цыган, потому что они в любой момент курицу или гуся со двора украсть. И попробуй их поймай. Он обычно их гнал и поленом в них бросал, и с кнутом за ними гонялся.

Поэтому цыгане и обходили их двор. Но разве цыганская почта не работает исправно? Разве эта цыганка не знает, что Федор не любит ее? И отсюда лучше убегать.

Но Федор странно себя повел. Он неожиданно приказал своей невестке отдать цыганке туфли. И так решительно приказал, что сейчас мир взорвется, если она этого не сделает. Ошарашенная женщина действительно сняла ботинки и протянула наглой гостье. Даже ничего не сказала, а действовала, как загипнотизированная.

-Хорошо сделал, человек, то мне помог, очень хорошо сделал! - засмеялась цыганка и вдруг, как вихрь, поднялась и исчезла.

И больше ни в один двор она так и не заходила. Будто ее ничего уже в этом селе не могло заинтересовать.

Федор пошел за ней, чтобы закрыть калитку. А вернулся уже расправленным! Все просто остолбенели, когда увидели, что его спина снова стала прямой. А он, бедный, это тоже не сразу понял.

А когда понял, то едва не стал прыгать по двору от радости. Видно, отдал он таким странным способом бабе Василине обувку.

Вам понравилась эта история? Поставьте "Нравится" ( 👍 - палец вверх), и подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить! Будут еще интересные истории! Поддержите пожалуйста, канал, кликнув по рекламе.