Счастлив дом, где поселился уж

06.04.2018

Устроившись поудобнее на расстеленном, на траве одеяле, я предвкушала несколько (!) часов сладкого ничегонеделания. Солнышко припекает, можно расслабиться. Детективчик валяется рядом. Я погружаюсь в дрему... Потом мама позовет накрывать на стол, папа разведет костер для вечернего гриля...

Красота! Как говорится в рекламе, «хорошо иметь домик в деревне»... Не подумайте, это не какой—нибудь помпезный коттеджный городок, где даже коты ходят с оттопыренными пальчиками. Просто деревня, просто старый сельский дом бабушки Сани. Конечно, мои родители постарались, чтобы жить в нем было по—городскому комфортно: вода и прочие удобства. Уютные лужайки, медовый виноград и благоухающие розы вокруг... Все выходные мама с папой проводят здесь, да и я с удовольствием приезжаю поесть свежих витаминов и подышать воздухом, а не выхлопными газами.

Приятные размышления неожиданно прервал какой—то шорох. Я лениво подняла голову, открыла один глаз и... в ужасе замерла. Буквально в полуметре от моего лица из травы выглядывала змея. Змеюка! Практически дракон огнедышащий и ядобрызжущий! Я мгновенно вскочила и с диким криком помчалась в дом.

— Ты чего, Ляля? — подняла бабушка Саня голову от вязания очередного полосатого носка. — Что уже стряслось?

— Там змея! — просипела я.

— Нету тута змей! — пожала плечами бабуля. — Отродясь не было.

— Иди сама посмотри! — завопила я. — На полянке! Здоровенная!

Кряхтя, бабушка Александра встала с дивана, взяла палочку и, тяжело опираясь на нее, поплелась на улицу. Я схватила метлу и последовала за ней, готовая немедленно дать деру, если змеища бросится. От увиденного кровь застыла в жилах. Жуткая рептилия нахально развалилась на моем одеяле и, кажется, намеревалась почитать мою книжку! Вот гадина! В прямом и переносном смысле.

— Тю, — презрительно хмыкнула бабушка Саня. — Чего крик подняла? То ж Федор! Он здесь живет еще с тридцать третьего.

«Бабуля явно свихнулась на старости. Маразм подкрался незаметно», — подумала я.

— Ба, ну какой еще Федор? Ты не видишь змею?

— Не змея, а уж. Это ты не видишь: вон, ушки оранжевые.

— Сейчас папу позову пусть он убьет эту гадюку!

— Я тебе убью! — пригрозила бабушка палкой. — Федор наш дом от бед охраняет, удачу, мир и добро в семью приносит. И не ядовитый он. Это же уж! Чему только тебя в школе и институте учили!

Бабушка аккуратно подхватила ужа на свою клюку, скинула с одеяла. Тот послушно скрылся в траве, а через секунду выполз на бугорок в двух метрах и свернулся кольцом.

— Поди, принеси мне стульчик, я сяду и расскажу тебе про Федора, — велела бабушка. — Отца моего в сороковом году партия направила в эти края деревню поднимать, колхозы укреплять. Они с мамой хоть и были люди городские, но раз партия приказала — собрались и поехали. И меня, конечно, с собой взяли. Отец в сельсовете работал, маме в школе место нашлось. А жить им определили у Евдокии Калинихи. У нее дом был большой, а семьи — никого, все в голодовку померли.

Бабушку Дуню я смутно помнила. Коса у нее была длинная, толстая, несмотря на бабулины преклонные годы, как змея, вилась по спине. В нашей семье говорили, что умерла Евдокия в сто десять лет, хотя паспорта ее никогда не видели и точные годы жизни не знали.

— Так вот, — продолжала бабушка Саня. — Поселились мы, значит, у Калинихи. Женщина она тихая, спокойная, нас как родных приняла, ведь истосковалась от одиночества. Я все хорошо помню, мне же уже восемь исполнилось.

Однажды Дуня зовет нас с мамой в сад. А сад, надо сказать, был знатный: яблоки, как дыни, а дыни — не поднять. Все у нее родило, будто само собой. А уж цветы - чисто сказочное великолепие! Ну, пошли мы. Отец уже на работу ушел.

«Я вас с Феденькой познакомлю», — говорит Евдокия.

А мы уже знали, что Федя — ее сын, он в голодовку умер. Десять лет ему было. Страшно мне стало, как это услышат. Мама мою руку сжала, наверное, и ей страшно: неужели наша хозяйка сумасшедшая?

В дальнем углу сада рос большой куст шиповника. Пошарила Евдокия палкой под кустом, выполз оттуда уж. Да такой яркий, ушки прямо огнем горят!

— Вот, Федя, — говорит Дуня. — это Машенька, а это Санечка. А еше Макарушка есть, муж Машенькин. Так что я не одна, слава богу. Есть, с кем век доживать.

Уж сделал вокруг нас круг, поднялся, покачался, будто присмотрелся, и уполз иод куст.

Евдокия глянула на нас, да как засмеется! И смех такой... словно шарики стеклянные перекатываются. А потом и произносит:

— Ну и лица у вас! Испугались, что Дуня мозгами повредилась? Не бойтесь, нормальная я. Сыночек мой, Федя, на этом месте умер. Упал, и не встал больше. Тут я ею и нашла. Схоронили, конечно, на кладбище, вместе со всеми. А на девятый день пришла сюда поплакать, почитай, приползла, умирать приготовилась. А тут уж лежит, вот тот самый, и как-то мне спокойно стало, вроде кто шепнул: «Душа сыночка твоего в нем, он тебя охранять будет от бед». Встала, в хату вернулась, гляжу — колода-довбанка, что в углу хаты стояла (я ее с осени не трогала, незачем было), перевернулась, из нее свекла высыпалась. Я туда ее спрятала от продразверстки и думала, что всю съели. Тем я и выжила, и с тех пор все у меня ладится. Сад растет, огород родит, на здоровье не жалуюсь. Вот теперь вас Бог послал. В селе говорят, что Калиниха ведьма... А какая я ведьма? Меня Феденька бережет, помогает. Вот и вас с ним познакомила.

Мы вернулись в хату. И знаешь, Оля, хочешь — верь, хочешь — не верь. Но все у нас как-то хорошо складывалось. Сколько всего пережили: и войну, и оккупацию, а живы. Тут ведь линия фронта проходила, ни одной хаты от деревни не осталось, все выгорело, от сада одни пеньки стояли. А сегодня — глянь-ка! И отец мой вернулся живым с войны. Есть ведь такая примета: где уж живет, тот дом беда обходит. Ладно, пойду, отдохну... Не обижай Федора.

— Ба, с тех пор уже больше восьмидесяти лет прошло, ужи столько не живут, — возразила я.

— Живут, не живут... Кто это знать может? Душа-то вечная.

Бабуля поковыляла к дому, уж поднял свою изящную голову ей вслед, словно прощаясь. Затем кивнул мне и скрылся в траве...

Вам понравилась эта история? Поставьте "Нравится" ( 👍 - палец вверх ), и подписывайтесь на мой канал! Будет еще больше душевных и интересных историй!