Балканские интриги Пекина: почему провалилась идея антисоветского «Балканского договора»

27 February
Мао Цзедун
Мао Цзедун

…40 лет назад, 20 февраля 1981 года, в ходе переговоров в Пекине правительственной делегации Югославии во главе с Иосипом Врховицем принимающей стороной было сделано «последнее китайское предложение»: предотвратить советское «политическое поглощение» балканской федерации, как и Албании с Румынией, «сможет военно-политическое сотрудничество всех этих стран» . Как полагали в Пекине, такое сотрудничество должно было быть синхронизировано с опекаемым НАТО «Балканским Пактом». Напомним, документ о его создании был подписан в Афинах 28 февраля 1953 года («Афинский договор-1953»), Югославией и членами НАТО Грецией и Турцией всего лишь за несколько дней до смерти Иосифа Сталина, и по сей день окутанной пеленой взаимоисключающих трактовок.

Тем не менее, несмотря на известные политико-идеологические разногласия с Москвой и Тираной, югославы так и не решились на столь крутой разрыв с СССР и на союз со сталинистской Албанией. Тем более, что китайская сторона, выступая с 60-х за «антиваршавский» договор на Балканах, традиционно уклонялась от официальных гарантий относительно военно-политической поддержки предполагаемой «Антанты».

Подстава без гарантий…

Впервые идею соглашения балканских стран под эгидой Пекина высказал Мао Цзэдун на переговорах в 1966 г. с министрами обороны и иностранных дел Албании – правда, не предлагая соучастия в таком проекте пронатовского «Балканского Пакта». Албанцы же отвергали такой проект в любом варианте, считая его, прежде всего, средством поглощения Албании «титовскими ревизионистами – союзниками империализма». Вопросы Тираны об участии в какой-либо форме в этом союзе КНР остались без конкретного ответа.

Однако эту идею китайцы пытались навязывать без малого, 25 лет – до завершения Пекином политико-идеологической конфронтации с СССР со второй половины 1980-х, уже при Горбачёве. «Балканский анти-Варшавский договор» продвигался китайским руководством в ходе визитов премьера КНР Чжоу Эньлая в Албанию в 1967 и 1969 гг., в Румынию в 1970-м, а также в ходе визитов Чаушеску в Пекин в 1971 и 1973 годах. Уже после смерти Мао Цзедуна, в ходе переговоров тогдашнего главы КНР Хуа Гофэна с И.Б. Тито в Пекине в 1977 г. и Белграде в 1978-м китайские партнеры также избегали гарантировать свою помощь эту пакту в случае внешней агрессии против стран – участниц.

Чжоу Эньлай в Тиране (1969)
Чжоу Эньлай в Тиране (1969)

Но в этом контексте весьма примечательны два обстоятельства: во-первых, тот же проект, с участием югославо-греко-турецкого пакта, был поддержан президентом США Р. Никсоном в его переговорах с Чаушеску в Бухаресте в 1969 г., а также с Тито в 1970 (Белград) и 1971 (Вашингтон) годах. Потому не исключено, что варианты «антиваршавского» балканского блока обсуждались американцами с Пекином в контексте китайско-американского политического сближения с 1969 года. Аналогичное мнение высказал в 1968 г. Чаушеску на переговорах с Тито в Белграде вскоре после «Пражской весны» и окончания военной операции в Чехословакии, в которой из стран Варшавского Договора не приняли участия Румыния и Албания.

Чаушеску и Мао Цзэдун (Пекин, 1971)
Чаушеску и Мао Цзэдун (Пекин, 1971)

Однако глава Югославии иллюзиями не обольщался – тем более, что американцы на переговорах с Белградом и Бухарестом апеллировали только к возможностям упомянутого «Афинского договора» 1953 г., поясняя, что США и НАТО смогут вмешаться, если «советская агрессия» распространится на членов НАТО Грецию и/ или Турцию.

Тито и Хуа Гофэн (Белград, 1978)
Тито и Хуа Гофэн (Белград, 1978)

Тито «отрезвил» Чаушеску

По данным Александра Стыкалина, эксперта Института славяноведения и балканистики РАН, в отсутствие обязательства КНР поддержать, при обострении обстановки на Балканах, антисоветский «Варшавский Договор» и при уклончивой позиции США в этом вопросе, Тито посоветовал Чаушеску «не увлекаться сомнительными политическими проектами» . Югославский лидер заявил, что его страна «не собирается оказать Румынии военную помощь в случае ее вооруженного конфликта с СССР» . Более того: «я прикажу разоружить румынские войска, если они вдруг отступят на югославскую территорию» , пообещал Тито.

Не изменилась и прежняя негативная позиция Албании. Э. Ходжа требовал от Пекина безоговорочного обязательства включиться в новый пакт, а от Бухареста – выйти из Варшавского Договора и СЭВа: это предлагалось румынам и китайской стороной. Но они так и не решились на такой шаг, не советовал этого румынам и Тито. Что же касается СФРЮ, Ходжа утверждал, что «титовцы в решающий момент обманут союзников – так же, как они это сделали с народной армией коммунистов Греции в 1949 году» (1).

Ходжа был непримиримым сталинистом…
Ходжа был непримиримым сталинистом…

В 1978 г. в Тиране предали огласке мнение Мао Цзэдуна, высказанное в 1966 г. албанской правительственной делегации: «Албания никогда не сможет сама защититься от вторжения: в лучшем случае, она сможет вести партизанскую войну. Поэтому вам нужен военный союз с Румынией и Югославией, так как они, несмотря на приверженность ревизионизму, противостоят СССР» . Как заявил Э.Ходжа, «Албания отвергла провокационное предложение Пекина, выгодное империалистам» .

Албанский плацдарм — прежде всего

С начала 1960-х длительное время, вплоть до 1978 года, Албания была европейским «форпостом» КНР, что предопределяло и взаимную заинтересованность Пекина в албанском военном плацдарме. Так что непримиримость Тираны в отношении «антиваршавского» пакта была обусловлена её уверенностью в том, что Пекин окажет военную помощь Албании на двусторонней основе. Подкреплялась подобная уверенность размещением в балканской стране в Албании в 1971-78 гг. двух дивизионов китайских комплексов НQ-2 с баллистическими ракетами средней дальности (двух модификаций), формально принадлежащих минобороны Албании. В дальнейшем их стал обслуживать обученный китайцами албанский персонал.

Китайские баллистические HQ на параде в Тиране (1978 г.)
Китайские баллистические HQ на параде в Тиране (1978 г.)

Более того: Тирана уже с середины 70-х обладала химическим оружием китайского производства. По оценкам ЦРУ США и британского Military Balance, эти запасы во второй половине 80-х включали 16 678 кг иприта, люизита, адамсита и хлорацетофенона (утилизированы в начале 2000-х).

Таким образом, в Юго-Восточной Европе была создана подконтрольная Китаю достаточно крупная база оружия массового поражения. Такая политика была нацелена на то, чтобы ослабить советский военно-технический прессинг на обширной границе с КНР, частично переориентировав его на Балканы.

Однако вышеупомянутый постепенный отказ КНР после 1984 г. от военно-политической и идеологической конфронтации с СССР радикально изменил ситуацию. Предвестником же этого процесса стало прекращение в 1978 г. китайско-албанского союзничества. А позже потерпели неудачу попытки Чаушеску, открыто оппонировавшего горбачёвской политике, уговорить Пекин на реанимацию проекта «антиваршавского» договора на Балканах, тем более что стартовавшее в первой половине 1970-х годов сотрудничество Пекина с «коллективным Западом» набирало обороты

В «сухом остатке»…

Но получилось так, что только Тирана пыталась упредить переворот в Румынии. По признанию скончавшейся в феврале 2020 г. возрасте 99 лет вдовы и сподвижницы албанского лидера Неджмие Ходжи, «расстрел четы Чаушеску показал, на что способны подлинные враги социализма, дорвавшиеся до власти после Сталина. Мы знали о встречах в Венгрии и Болгарии эмиссаров КГБ, ЦРУ и BND для доработки плана румынского переворота – информацию мы передавали в Бухарест. Но нашим дипломатам в некоторых странах намекали, что Албанию ждёт то же самое, если она поможет Румынии или даст убежище супругам Чаушеску. Мы запрашивали Югославию о совместной помощи Румынии. Но в СФРЮ начинался распад, а Белград оставался титовским и, как говорится, умыл руки наряду с Китаем, вступившим еще с середины 70-х в альянс с Западом» .

Схожие оценки недавно высказал советский посол в Румынии в 1981-89 гг. Евгений Тяжельников: «В СССР и странах Запада ополчились на Чаушеску, так как он отказался поддержать горбачевскую «перестройку». Заявляя, что она не только компартии развалит, но и обрушит социализм. В пику советскому руководству и Западу, Чаушеску в те годы хотел создать военно-политические союзы с Ираном, Албанией, Китаем, Кубой, но тщетно. Советское руководство удивительно спокойно отнеслось к трагическим событиям в Румынии, хотя я отправлял тревожные телеграммы в Кремль. Венгрия тоже участвовала в этих событиях. Вскоре меня вывели на пенсию и настоятельно просили на эти темы не распространяться» .

Как видим, выступив с авантюристичной идеей формирования на Балканах альтернативного Организации Варшавского Договора центра силы, в конечном итоге Пекин самоустранился от переворота в Румынии в 1989 году, положившего конец, как политическому режиму, так и жизни Николае Чаушеску. Уже совсем скоро до неузнаваемости изменился и политический режим в Албании. Конечно, сегодняшние затрагивающие Балканы китайские проекты в рамках инициативы «Один пояс – один путь» ориентированы на сотрудничество, предполагая в то же время и конкуренцию не только с Западом, но и с Россией. Риторика нового президента США Байдена носит не только подчёркнуто антироссийский, но и антикитайский характер. Однако при всём при этом уроки истории не стоит сбрасывать со счетов.

Алексей Чичкин

Примечание

(1) Белград разрешил греческой армии в 1949 г. использовать территорию ФНРЮ для ударов с тыла по греческим партизанам-коммунистам, что предрешило их капитуляцию в том же году.