Британские тайны турецкой экспансии

14 April
Британские тайны турецкой экспансии

Скандал вокруг открытого письма 126 отставных послов Турции, а затем 103 отставных адмиралов, выразивших решительный протест против намерения президента Эрдогана начать строительство канала «Стамбул» и разговоров о выходе из конвенции Монтрё, в очередной раз привлёк внимание экспертного сообщества к теме неоосманской экспансии, которую лидер страны проводит в последние годы.

Отставные адмиралы выступили против намерения Эрдогана изменить Конституцию и осудили «попытки показать, что армия Турции отходит от заветов основателя республики Мустафы Кемаля Ататюрка» .

Здесь явно звучит намёк на контр-адмирала Мехмета Сары, который надел тюрбан и накидку для молитвы поверх формы, посягнув на незыблемый принцип светского государства, заложенный во времена Ататюрка, что неприемлемо для большинства военных.

Арест десятка наиболее активных адмиралов-подписантов и пожизненный приговор двум десяткам участников неудачного путча 2016 года показал, что Эрдоган полностью контролирует ситуацию в стране и не намерен учитывать позицию военных и политических элит.

Чтобы понять, в чем секрет такой уверенности Эрдогана, надо посмотреть, кто стоит за его спиной и в чей стратегический фрейм он вписывает свой геополитический курс.

Мы уже писали, что у турецкого лидера прочные личные связи с нынешним главой британской разведки МИ-6, его личным другом Ричардом Муром. Можно предположить, что сэр Ричард, который долгое время был послом Соединенного Королевства в Стамбуле и периодически наезжает в Турцию, является истинным вдохновителем и разработчиком комплексной стратегии Эрдогана, которую он реализует в последние годы.

Британская разведка разрабатывает и использует в своих интересах турецкую агентуру уже в течение нескольких столетий.

Так, в изданной в Стамбуле книге Седдика Гюмюша «Признания английского шпиона» рассказывается о деятельности британского разведчика по фамилии Хемпер, в 1710 году направленного Министерством по делам колоний Британской империи на работу в Ост-Индскую компанию. Хемпер посетил Египет, Ирак, Иран, Хиджаз (регион на Аравийском полуострове) и центр xалифата, которым тогда являлся Стамбул, где «вёл шпионскую деятельность, представляясь английским христианским миссионером» .

Хемпер составил подробный доклад об уязвимых местах Османской империи со своими предложениями о методах её разрушения, и представил его в Лондоне, тем самым подготовив почву для дальнейшей агентурной работы британских разведчиков.

В конце XIX века британский разведчик Артур Ламли Дэвидс внес огромный вклад в становление турецкого национализма, который, по замыслу Лондона, должен был войти конфликт с объединением исламского мира под эгидой Османского халифата и разрушить империю турок. Путешествуя по Турции, он написал книгу под названием «Предварительные рассуждения», в которой утверждал, что турки являются выдающейся и независимой нацией, превосходящей арабов и другие восточные народы. В своей работе «Ислам и Запад» известный англо-американский востоковед и разведчик Бернард Льюис утверждает , что именно это произведение Дэвидса, переведенное на турецкий язык, и изданное большим тиражом в самом начале XX столетия, породило пантюркизм младотурок.

Манипулирование менталитетом населения стран-мишеней было и остаётся вековой традицией англосаксов. Так, путешествуя по Ближнему Востоку, разрушитель Османской империи полковник Томас Лоуренс писал: « Я задавался вопросом: победит ли когда-нибудь национализм религию? Одержит ли патриотическое убеждение верх над религиозным убеждением?»

В 1908 году турецкие националисты – младотурки «одержали верх над религиозными убеждениями» , свергли султана Абдул-Хамида II и приступили к прозападным реформам, которые были продолжены позднее Кемалем Ататюрком.

Разрушая империю османов, британцы вовсе не стремились воссоздать на его обломках арабский халифат, сделав упор на разжигание религиозных войн между арабами. В 1916 году в своем докладе для британской разведки «Политика Мекки» Лоуренс пишет: « Если мы сможем убедить арабов неожиданно и силой забрать свои права у Турции, то навсегда покончим с угрозой Ислама и подтолкнем мусульман к междоусобной войне, которая разделит их изнутри, в результате чего появится один халиф в Турции, а другой в арабском мире. Дальше они уже сами начнут вести религиозную войну между собой… Наши главные цели – уничтожение исламского единства, победа над Османской империей и ее разрушение. Если мы поймём, каким образом нам следует работать с арабами, то они будут пребывать в постоянной политической анархии внутри маленьких враждующих друг с другом государств, которые не будут способны сплотиться друг с другом» .

Сегодня паладины Британской Короны, такие, как наставник и куратор Эрдогана Ричард Мур, в рамках стратегии создания «Большого Турана» делают ставку на тюркский национализм и ислам одновременно. По их замыслу, Турция должна стать центром нового халифата , причем не только чисто тюркского. Прошедший недавно неформальный саммит «Тюркского Совета», в который входят Казахстан, Азербайджан, Кыргызстан, Турция, Узбекистана и Венгрия (как страна-наблюдатель), стал одним из первых шагов в этом направлении.

То, что для Эрдогана экспансия на северо-восток, на Кавказ и Центральную Азию, является приоритетным направлением, очевидно. Геополитические и геоэкономические замашки «Большого Турка» на европейском оперативном направлении пока не достигают успеха.

Что касается перспективного канала «Стамбул», то его востребованность для нормализации морского траффика Евразии несомненна. Босфор – один из самых загруженных водных путей в мире. По нему в нескольких метрах от берега идут огромные супертанкеры. В последние пять лет число кораблей, которые проходили через него в течение года, составляло 42 тысячи, а в некоторые годы доходило до 50 тысяч. Это в три раза больше, чем проходит через Суэцкий канал, и в четыре – чем через Панамский.

Строительство канала займет не менее 10 лет. За это время у России есть время добиться продвижения своих национальных интересов, даже если для этого придется плотно работать с турецкой военной и политической оппозицией, как это делают мастера мягкой силы – англосаксы.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук