Иран – Индия – Россия: непростой путь к многополярному миру

<100 full reads
Фото: @narendramodi
Фото: @narendramodi

В последние несколько месяцев тенденция к многополярности в мироустройстве сделала «квантовый скачок» (quantum leap), пишет многоопытный индийский дипломат, авторитетный внешнеполитический аналитик М. Бхадркумар. По его мнению, недавний визит в Нью-Дели министра иностранных дел Ирана Хоссейна Амир Абдоллахиана (8-11 июня) следует рассматривать как важный шаг на пути «перезагрузки» двусторонних отношений с учётом меняющейся региональной обстановки и глобального соотношения сил. Перед обеими государствами открываются новые возможности, и вполне логично, что и в Нью-Дели, и Тегеране стремятся ими воспользоваться в полной мере.

Иран и Индию связывают тесные исторические связи со времен древности и раннего средневековья. Длительное время Персия граничила с «Британской Индией», из которой в 1947 г. выделились независимые Индия и Пакистан, и по сей день пребывающие между собой в остром клинче. В отсутствие разрешения на использование сухопутных маршрутов через пакистанскую территорию, через Иран пролегает важный для Индии альтернативный маршрут сообщения с Афганистаном и Центральной Азией.

Помимо встреч со своим индийским коллегой С. Джайшанкаром и советником по национальной безопасности Аджитом Довалом, Амир Абдоллахиан провёл беседу с премьер-министром Нарендрой Моди, что является определённой привилегией, свидетельствуя о большом значении, придаваемом визиту индийской стороной. Глава индийского правительства подтвердил адресованное президенту ИРИ Эбрахиму Раиси приглашение посетить Индию в ближайшее время. Нью-Дели также стремился провести у себя заседание совместной комиссии с целью конкретизировать новые направления двустороннего экономического сотрудничества и разработать соответствующую «дорожную карту». Примечательно, что индийская сторона предложила создать «стратегический комитет» для расширения связей во всех сферах. «Подготовка дорожной карты стратегического сотрудничества между Ираном и Индией может регулировать долгосрочные отношения и защищать их от воздействия разрушительных факторов», – заявил по итогам переговоров глава иранской дипломатии.

Антимусульманские высказывания (теперь уже бывшего) официального представителя правящей в Индии «Бхарати джаната парти» вызвали шквал возмущения в разных уголках исламского мира, однако они не повлияли как на сроки визита, так и на его содержательную часть. Таким образом в Тегеране продемонстрировали «прекрасное понимание устойчивости и зрелости индийской демократии, способной преодолеть текущую турбулентность», отмечает М. Бхадркумар.

Индия – одна из трёх стран, воздержавшихся при голосовании по очередной антииранской резолюции, проталкиваемой американцами и их европейскими сателлитами в рамках МАГАТЭ. В 2005, 2006 и 2009 гг., в период правления «Индийского национального конгресса», Нью-Дели голосовал против Тегерана в международных организациях. Несмотря на попытки администрации Байдена затянуть Индию в выморочный Quad, её нынешнее правительство укрепило «стратегическую автономию», о чём свидетельствует отказ осудить специальную военную операцию на Украине и присоединится к антироссийским санкциям.

Попытки Запада «изолировать» Москву побуждают её к радикальному пересмотру отношений со странами Ближнего Востока и Южной Азии, склонными всё менее оглядываться на окрики из-за океана. Однако интенсификация политического диалога мало что значит без содержательного торгово-экономического наполнения, и здесь для налаживания коммуникационных каналов предстоит сделать немало. «…Чтобы помочь компаниям наших стран наладить логистические, кооперационные связи, формируем развитие транспортных коридоров. Увеличиваем пропускную способность железных дорог. Перевалочные мощности портов в Арктике, на Восточном, Южном и других направлениях. В том числе в Азово-Черноморском и Каспийском бассейнах. Они станут важнейшим участком коридора «Север – Юг», который обеспечит устойчивые каналы коммуникации с Ближним Востоком и Южной Азией. Рассчитываем, что уже в скором времени грузопоток по этому маршруту начнёт уверенно расти», – отметил в ходе планерного заседания 25-го Петербургского международного экономического форума Президент России Владимир Путин.

В день голосования по «иранскому вопросу» в Вене глава российского государства провёл телефонный разговор с Эбрахимом Раиси, в ходе которого обсуждались актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, была дана высокая оценка достигнутому уровню российско-иранских отношений, «выражен обоюдный настрой на их последовательное укрепление, включая реализацию совместных проектов в торгово-экономической области». Москва и Тегеран создали специальную рабочую группу, одна из целей которой – координация работы на нефтегазовом рынке. Иранская сторона стремится к увеличению нынешнего, весьма скромного товарооборота с Россией более чем на порядок – до 40 млрд. долл., заявил министр нефти ИРИ Джавад Оуджи на встрече в Тегеране с вице-премьером России Александром Новаком. Доллары в контексте российско-иранской торговли, надо надеяться, упоминаются до поры до времени. Несмотря на объективные и субъективные сложности, Россия движется к более широкому использованию национальных валют во взаиморасчётах как с Ираном, так и с Индией. С учётом имеющегося позитивного опыта, это создаёт модель эффективного трёхстороннего сотрудничества, включая «бартерные» сделки. Кроме того, и Тегеран, и Нью-Дели стремятся к оформлению соглашений о свободной торговле с Евразийским Экономическим Союзом.

Россия решительно настаивает на создании транзитного маршрута в Индию через Иран, известного как мультимодальный Международный транспортный коридор (МТК) «Север – Юг», потенциал которого пока не реализован в полной мере. Тестовый состав из двух контейнеров массой в 41 тонну отправлен из Санкт-Петербурга в Астрахань и далее через Каспий в Иран с конечным пунктом назначения Нава-Шева (крупнейший морской порт Индии). А 17 июня в рамках ПМЭФ Особая экономическая зона «Лотос» (1 тыс. га в Наримановском районе Астраханской области, на которых зарегистрировано 16 резидентов с совокупными заявленными инвестициями более 30 млрд. рублей) и Индийский бизнес-альянс подписали соглашение о развитии портовых услуг и грузоперевозок через МТК. «Мы готовы содействовать по вопросу организации грузоперевозок на индийском участке коридора и проводить соответствующие переговоры. Этот проект сегодня важен для нас всех», – отметил президент Индийского бизнес-альянса Сэмми Котвани. Стороны обсудили возможные проекты индийских компаний в портовой и промышленной ОЭЗ Каспийского кластера и участие в уже реализуемых инвестпроектах.

В ходе поездки Амира Абдоллахиана в Нью-Дели обсуждались и вопросы функционирования порта Чабахар на юго-востоке Ирана, одним из контейнерных терминалов которого управляет Индия. В пресс-релизе принимающей стороны говорится о согласии сторон с важной ролью Чабахара как «коммерческого транзитного узла для региона, в том числе для Центральной Азии» и для не имеющего выхода к морю Афганистана. Уполномоченные должностные лица вскоре встретятся для решения «операционных аспектов» проекта. Ранее министры иностранных дел Индии и Узбекистана «условились использовать весь потенциал» Чабахара для двусторонней торговли. Иран надеется на индийские инвестиции в строительство железной дороги протяжённостью 600 километров от Герата на западе Афганистана до пограничного перехода Хайратан/Термез на афгано-узбекской границе.

После частичного возобновления дипломатических контактов Индии с правительством запрещённых в России талибов, ожидается, что Нью-Дели возобновит приостановленные ранее программы помощи кабульскому режиму. На переговорах Амира Абдоллахиана в Нью-Дели «афганский вопрос» занял немаловажное место. Согласно вышеупомянутому пресс-релизу, стороны «подтвердили важность оказания немедленной гуманитарной помощи народу Афганистана и подтвердили необходимость репрезентативной и инклюзивной политической системы для поддержки мирного, безопасного и стабильного Афганистана».

Ещё одним перспективным проектом является газопровод Оман – Иран – Индия. В ходе визита иранского президента в Маскат 23 мая было подписано соглашение о разработке нефтяного месторождения по линии морских границ и проектировании двух газопроводов и нефтяного месторождения вдоль своих морских границ. В случае успеха трубопровод теоретически можно будет расширить до Индии, что помогло бы отчасти компенсировать несостоявшийся трубопровод Иран – Пакистан – Индия, упростив поставки в Индию природного газа.

С момента вступления в 2019 году в должность министра иностранных дел Индии С. Джайшанкар четырежды посещал Иран. Первоначально в Нью-Дели ожидали позитивного исхода вышеупомянутых венских переговоров о возобновлении «ядерной сделки» 2015 года, который теоретически мог бы привести к отмене западных санкций против Тегерана. Однако «воз и ныне там»: восемь раундов переговоров в Вене с апреля 2021 года не принесли никаких положительных результатов. А 6 июня т.н. «центр по борьбе с финансированием терроризма» под предводительством США ввёл санкции против нескольких лиц, связанных с «Корпусом стражей исламской революции». Как известно, именно причисление КСИР к «террористическим организациям» – один из основных «камней преткновения» между Вашингтоном и Тегераном.

Внешнее давление негативно сказывается на ирано-индийском сотрудничестве в энергетической сфере. «Тяжёлая» и «средняя» нефть с иранских месторождений подходит большинству индийских НПЗ, и можно предположить, что данный вопрос также обсуждался в ходе переговоров главы иранской дипломатии с индийскими официальными лицами. В настоящее время у Ирана имеется возможность поставлять на международные рынки дополнительно от 500 000 до 1 миллиона баррелей в день, что оказало бы серьёзное влияние на конъюнктуру мировых цен на топливо.

Отношения между Индией и Ираном находятся на пороге перемен, уверен М. Бхадркумар, усматривающий в их устремлениях много общего. Стремясь ограничить влияние внешних факторов на двусторонние отношения, и Тегеран, и Нью-Дели «избегают блокового менталитета и проводят независимую внешнюю политику, придерживаются прагматичного подхода к диверсификации внешних отношений, исходя из интересов и ставя развитие на первое место в национальных стратегиях». Экономики двух стран «обладают высокой степенью взаимодополняемости, и региональная среда никогда еще не была так благоприятна для ускорения сотрудничества, как сегодня».

Уменьшение влияния США – немаловажная тенденция последнего времени. Методы запугивания больше не работают, о чём, среди прочего, свидетельствуют недавние саммиты АСЕАН и Организации Американских Государств. Как написал бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони «то, что показал нам украинский кризис, является тревожным знаком для настоящего и особенно для будущего. Россия изолирована от Запада, но [в то же время] Запад изолирован от остального мира». Переход к многополярности в мироустройстве становится всё более очевидным.

Андрей Арешев