Польша – Турция: опасная «дружба», подкреплённая «Байрактарами»

9 June
Президент Польши Дуда приехал в гости к Реджепу Эрдогану
Президент Польши Дуда приехал в гости к Реджепу Эрдогану
Президент Польши Дуда приехал в гости к Реджепу Эрдогану

Преемники Речи Посполитой и «Блистательной Порты» «сверили часы»

23-25 мая президент Польши Анджей Дуда побывал с официальным визитом в Турции. На фоне перманентной региональной турбулентности этот визит несколько затерялся, между тем как он может означать качественно новый этап сотрудничества двух стран, имеющим вполне конкретный геополитический вектор.

Так, 22 мая министр обороны Польши Мариуш Блащак объявил в эфире национального телевидения о внеконкурсной покупке 24-х турецких беспилотников Bayraktar TB2, «зарекомендовавших себя в войнах на востоке» Европы и использовавшиеся на Ближнем Востоке. «В армию поступит оружие, которое до сих пор не было на вооружении польских ВС, проверенное оружие, эффективное оружие, оружие, которое отпугивает агрессора», – отметил министр. Общая сумма сделки оценивается примерно в 140 млн. долл. Сами аппараты, c боеприпасами производства компании Roketsan, наземными станциями управления, терминалами передачи данных, включая обучающий «пакет», предполагаются к поставке в следующем, 2022 году и будут размещены в Мирославце, по соседству с американскими ударными машинами MQ-9 Reaper.

Относительно того, кого пан Блащак и ему подобные именуют «агрессором»,  сомневаться не приходится, учитывая упорные попытки Варшавы любым способом торпедировать российско-германский трубопроводный проект «Северный Поток – 2». Учитывая предельную  антироссийскую экзальтацию наследников «Речи Посполитой», проявляющуюся, в том числе, в попытках тарана российских судов на Балтике, не следовало бы исключить любых сценариев.

Подписание контракта на поставку беспилотников. Фото: Фото: Daily Sabah
Подписание контракта на поставку беспилотников. Фото: Фото: Daily Sabah
Подписание контракта на поставку беспилотников. Фото: Фото: Daily Sabah

Со своей стороны, президент Эрдоган не преминул возможности лишний раз прорекламировать «оружие победы», заметив, что «впервые в своей истории Турция будет экспортировать БПЛА в страну, являющуюся членом НАТО и ЕС». За последние два десятилетия (его пребывания у власти) Турции удалось вырваться в мировые лидеры в сфере оборонно-промышленного комплекса, и теперь она входит «в десятку стран, которые проектируют, производят и обслуживают собственные военные корабли». В соответствии с планами расширения миссии НАТО по охране воздушного пространства государств-участников, в ближайшее время в Польшу отправятся самолеты F-16 ВВС Турции. В то же время турецкий лидер удовлетворён решением Варшавы об участии польских патрульных самолетов в мероприятиях на базе Инджирлик под предлогом «мер безопасности» Альянса.

Ранее, в сентябре 2020 г., польский президент решил отправить военный контингент в Турцию, а глава Бюро национальной безопасности при президенте Польши Павел Солох заявил: «мы положительно отреагировали на недавнее обращение турецкой стороны к союзникам по НАТО в связи с ухудшением ситуации с безопасностью на сирийско-турецкой границе». Политическая поддержка Варшавой Анкары распространялась и на Баку. В частности, в июне 2020 года депутат Европарламента от PiS Рышард Чарнецкий учредил группу дружбы ЕС – Турция, члены которой в ходе третьей карабахской войны выступали в поддержку тюркских государств. Воздержавшись в ходе голосования по резолюции о приостановке переговоров о евроинтеграции Турции, депутаты Европарламента от PiS выступили против документа с требованием к Баку освободить армянских пленных…

Отметив, принимая польского гостя, «большой потенциал для развития сотрудничества во многих сферах», Эрдоган заявил о решимости увеличить двустороннюю торговлю с 6,5 до 10 миллиардов долларов ежегодно. Турецкие строительные компании реализуют в Польше около 50 проектов на сумму примерно в 4 млрд. долл.

Переговоры Эрдогана и Дуды. Фото Фото: Hürriyet Daily News
Переговоры Эрдогана и Дуды. Фото Фото: Hürriyet Daily News
Переговоры Эрдогана и Дуды. Фото Фото: Hürriyet Daily News

Со своей стороны, охарактеризовав Турцию как «самого сильного союзника», пан Дуда сказал, что, по его мнению, Анкара и Варшава могут отражать внешние угрозы в рамках НАТО. Особого внимания заслуживает его упоминание о положительной реакции Эрдогана на идею начать трехсторонний диалог с участием также румынского лидера, заявив, что и Варшава, и Бухарест входят в группу безопасности «Бухарестской девятки».

Достаточно посмотреть на карту Европы, чтобы убедиться в нацеленности предполагаемого «треугольника» в составе Польши, Румынии и Турции, прежде всего, на «сдерживание» России. Кроме того, было бы странно, если бы склонный ко всему американскому пан Блащак не получил бы «добро» на сделку от своих старших партнёров. Учитывая общеизвестные проблемы в турецко-американских отношениях, можно предположить, что накануне июньского саммита НАТО делается попытка сгладить имеющиеся противоречия, коих немало (заметим, далеко не единственная). Регулируя турецкую оружейную экспансию на рынки Польши и других европейских сателлитов по НАТО, Вашингтон решает комплекс военно-политических задач, включая провоцирование разногласий и взаимного недоверия между Анкарой и Москвой. В свою очередь, Эрдоган, опираясь на взаимопонимание с Дудой, стремится укрепить своё положение в НАТО, в то время как в ЕС – заполучить надёжного «троянского коня». Военное партнерство с Варшавой и Киевом в ходе предстоящих переговоров Эрдогана с Байденом будет «продаваться» в качестве бесспорного доказательства следования Анкары в фарватере «евроатлантической солидарности». Действия Турции в Сирии, Ливии и в Нагорном Карабахе аналитик SETA Foundation Омер Озкизилчик пытается продать в качестве «модели ограничения России без помощи США и западноевропейских держав».

Заметную символическую нагрузку носило посещение паном Дудой исторического польского поселения в Турции – Адамполя (Полонезкёй), основанного в 1842 г. близ Стамбула политическими эмигрантами из польских земель, разделённых в конце XVIII века между Пруссией, Австрией и Россией волею объективных исторических обстоятельств. После поражения восстания начала 1830-х гг. именно Османскую империю лидеры национального движения поляков во главе с Адамом Чарторыйским рассматривали в качестве союзника в борьбе с Россией, и как своеобразный плацдарм для освобождения Польши. Основатель колонии, Михал Чайковский, после обращения в ислам известный как Мехмет Садик-паша, возглавил одно из соединений османской армии в Крымской войне 1853-56 годов.

Подчёркивая временный характер поселения, переселенцы воспроизводили в Османской империи культурные традиции, хозяйственно-экономические практики исторической родины, сохраняя католическую веру и польский язык. Ныне доля этнических поляков здесь уменьшилась до трети в сравнении с большинством ещё до середины прошлого века, а сам посёлок становится одним из направлений культурно-этнографического туризма.

Адамполь. Фото: @eurasiaworld
Адамполь. Фото: @eurasiaworld
Адамполь. Фото: @eurasiaworld
«Здесь, на турецкой земле, так много польских мест. Поляки трудились на здешней земле, говорили по-польски, их кости лежат на местном кладбище. И поэтому земля эта стала общей – и польской, и турецкой».

– вдохновенно вещал польский лидер, оставляя в стороне многочисленные войны между Османской империей и Речью Посполитой, и явно намекая на общность исторических судеб двух государств в противостоянии, как Российской империи, так и затем Советскому Союзу. В ходе российско-турецкой войны 1877-1878 гг. на территории Османской империи записывались добровольцы в «польский легион» из европейского и азиатского отрядов, воевавших соответственно в Болгарии и на Кавказе (1). Соперничая с Россией, в Константинополе не признавали разделов Речи Посполитой, понимая политико-дипломатические преимущества из продвижения «польского вопроса». Прибытие в 1914-15 гг. османов на восточный фронт некоторые польские авторы рассматривали как возврат «братского долга» Польше за (заметно преувеличиваемую) поддержку в годы вышеупомянутой русско-турецкой войны. Симптоматично и участие турецких вояк в массовом истреблении русинского населения, способствовавшее польским интересам в Галиции и на Волыни («восточные кресы»). В период между двумя мировыми войнами, именно в Стамбуле и в Варшаве (а также в Бухаресте и Токио) базировались наиболее активные антисоветские шпионские «гнёзда».

При всей видимой разнонаправленности, польский «прометеизм» и пантюркизм предполагают активное освоение постсоветского пространства, не исключая и территорию Российской Федерации. Помимо «Байрактаров», важное место в переговорах Дуды с Эрдоганом заняла пресловутая «аннексия Крыма», ситуация в Причерноморье и конфликт на Донбассе. Известно внимание, уделяемое Варшавой так называемому «крымско-татарскому вопросу», в то время как официальный представитель МИД Турции Танжу Билгич пообещал и далее «поддерживать своих братьев для исправления тяжелого положения крымских татар, которые продолжают бороться с трудностями, порожденными аннексией Крыма, сохранения их национальной идентичности, обеспечения их благополучия и процветания». Если спекуляции Анкары по поводу «притеснений» татар в Крыму продолжатся, Москва будет вынуждена уделить внимание этнорелигиозным проблемам внутри Турции, ответила на это официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, добавив что «для турецких политиков давно наступило время отказаться от использования этнического фактора как инструмента геополитической игры, наносящей ущерб, прежде всего, интересам этнических групп». Роль турецкого государства как защитника прав родственных национальных меньшинств видится на Смоленской площади «сомнительной», учитывая наличие в Турции неразрешённых этнических, языковых и религиозных проблем. Ранее Сергей Лавров порекомендовал Анкаре не разжигать милитаристские поползновения Киева.

Остаётся надеяться, что дипломатические увещевания будут  подкрепляться и иными методами работы, особенно в случае долее тесного оформления польско-турецкого «альянса по интересам» с пропагандистскими аллюзиями к эфемерному «боевому братству».

Дмитрий Нефёдов

Примечание

(1) Гулевич В. Турецкая армия в Галиции и на Волыни глазами поляков; см. также: Жуков К. Поляки в Османской империи и Россия (60–70-е гг. XIX в.) // Проблемы национальной стратегии. 2015. № 6.