Предвыборный пиар Пашиняна: поверили ли в Москве «клятвам в верности»?

13 May
Владимир Путин и Никол Пашинян. Фото: ТАСС
Владимир Путин и Никол Пашинян. Фото: ТАСС
Владимир Путин и Никол Пашинян. Фото: ТАСС

Выступая 14 апреля в армянском парламенте, премьер-министр Пашинян в очередной раз заявил о безальтернативном для Армении характере союзнических отношений с Москвой: «Основой внешней безопасности Армении является военный союз с Россией, который зафиксирован несколькими десятками договоров».

Примерно неделей ранее, 8 апреля, состоялась его рабочая поездка в Москву, согласие на которую, насколько можно судить, было дано после длительных согласований, пишет обозреватель газеты "Ноев Ковчег" Андрей Арешев. Едва ли для российской стороны являются секретом подлинные мотивы заинтересованности Пашиняна в приёме на высшем уровне. Несмотря на то, что объявленная им дата внеочередных парламентских выборов – 20 июня – пока «висит в воздухе», партийно-политическое брожение заметно активизировалось. Правда, к каким результатам оно приведёт и удастся ли консолидировать здоровые силы в переживающем острый морально-психологический кризис обществе – сказать пока сложно.

Похоже, действующие власти в лице парламентской фракции «Мой шаг» и её лидера, несмотря на потерю немалой части сторонников, всерьёз рассчитывают хотя бы на относительный успех. Стремясь хотя бы как-то продать катастрофический проигрыш в карабахской войне, подобно Остапу Бендеру» с его Нью-Васюками, Пашинян разглагольствует о «стратегической задаче» – «как можно скорее создать железнодорожную связь с Россией и Ираном. Это будет означать, что мы станем транзитной территорией от Персидского залива до Чёрного моря». Поневоле закрадывается сомнение – не прогуливал ли он уроки в иджеванской школе, когда проходили географию?

Несмотря на пропагандируемую наиболее откровенными «шагающими рюкзаками» идею «мира, дружбы, жвачки» с тюркскими соседями, здесь явно что-то пробуксовывает. Азербайджан делает всё, чтобы торпедировать открытие региональных коммуникаций после недавней войны и продолжить удерживать Армению в транспортной блокаде, пожаловался Пашинян депутатам, увенчавшим его речь, мягко говоря, странными аплодисментами. Мы же лишь добавим, что и высказывания Ильхама Алиева, и скандально-символические шаги официального Баку, вроде сооружения «парка ненависти» с уродливыми манекенами армянских солдат, едва ли соответствуют ожиданиям наступающей «великой дружбы» даже у наиболее отъявленных адептов «новой Армении»…

Соответственно, горе-«варчапету» в тактических целях политического выживания необходимо продемонстрировать свою незаменимость для Москвы и доверительный личный контакт с Президентом России. Важность укрепления отношений с Москвой в Армении отметили 63% опрошенных Gallup International Аssociation, в то время как с Вашингтоном и Брюсселем – только 16% и 5% соответственно. К слову, среди обсуждавшихся в Москве вопросов, согласно пресс-службе Кремля, значились и «электоральные процессы в Армении», в то время как официальные армянские источники об этом ничего не сообщали. Среди других тем – имплементация положений ноябрьского соглашения о прекращении военных действий в Карабахе, разблокирование транспортной инфраструктуры в Закавказье и актуальные вопросы двустороннего сотрудничества.

Явно стремясь подчеркнуть значимость и самого визита, и собственной персоны, Пашинян заявил: несмотря на постоянную связь с российским лидером, такие встречи важны для «сверки часов». С учётом неспособности целенаправленно разваливаемых им государственных структур к выполнению своих функций, особое значение приобретают вопросы двустороннего военно-технического взаимодействия. В частности, речь может идти об опорном пункте российской армии в аэропорту Сисиана, а также о вопросах функционирования объединенной группировки войск и объединенной региональной системы противовоздушной обороны. При этом, недавние кадровые назначения «силой закона», по мнению одного из армянских экспертов, свидетельствуют о том, что «сейчас на руководство армией поставлены худшие кадры из возможных»

За день до визита Пашинян заявлял о планируемом продолжении закупок многофункциональных истребителей Су-30СМ, а также вооружений к ним. Ереван заинтересован в том, чтобы поставки вооружения и боеприпасов в Армению осуществлялись бы в той же комплектации, что и для российской армии. Напомним, приобретённые без ракет самолёты, ставшие в 2019 году хорошим фоном для очередных селфи не служившего в армии главы правительства, в ходе военных действий не использовались, что спровоцировало вал острой критики и недоумённых вопросов.

С учётом удручающей социально-экономической ситуации в Армении, мы бы не слишком удивились, если бы узнали о просьбах предоставить очередной кредит на круглую сумму в долларах на «поддержание штанов», а главное – на стимулирование сторонников в предвыборный период. В публичной плоскости фигурировали темы повышения уровня товарооборота, сократившегося из-за сложной эпидемиологической ситуации и коммуникационных проблем. «У нас солидный товарооборот. Вместе с тем за прошлый год в силу различных причин, но прежде всего, конечно, связанных с эпидемией коронавируса, мы наблюдаем некоторое снижение. Уверен, что в самое ближайшее время мы можем не только восстановить этот объём, но и двигаться дальше», – сказал президент России.

В свою очередь, Пашинян публично обратился к Путину с просьбой рассмотреть возможность строительства новой атомной электростанции: «Я надеюсь, сегодня мы обсудим некоторые вопросы, связанные со стратегическими инвестициями, и в этом ключе я сегодня хочу с вами обсудить возможности строительства новой атомной электростанции в Республике Армения». Обсудить, конечно, можно, однако «европейские» обязательства Еревана не предполагают дальнейшего развития «мирного атома», включая даже продления сроков работы действующего энергоблока после 2026 года. Неясно, как этот вопрос будет решаться – скорее всего, о нём просто забудут в очередном потеке бессвязных и противоречивых заявлений.

Неясным остаётся и вопрос вакцинации, ибо система здравоохранения в Армении находится в таком же удручающем состоянии, как и все остальные. Руководители профильного ведомства утверждают о «договорённости на высоком уровне» о приобретении «о приобретении 1 млн. доз вакцины “Спутник V” из России». Зная организационные и интеллектуальные способности пока ещё действующих армянских властей, не приходится сомневаться, что мы имеем дело с очередным блефом.

В ходе открытой части встречи с президентом России Пашинян заявил, что присутствие российских миротворцев в Нагорном Карабахе становится важным фактором стабильности и безопасности в регионе. «В этом ключе я надеюсь сегодня с вами обсудить ваши взгляды на архитектуру системы безопасности в нашем регионе, в Нагорном Карабахе, вокруг него, в Армении и вообще в целом в нашем регионе». Владимир Путин подчеркнул активную работу созданной после 9 ноября 2020 г. трёхсторонней межправительственной комиссии: «Вы самым активным образом поддерживаете её деятельность, и наш вице-премьер Оверчук регулярно бывает у вас в Ереване. Совсем недавно Вы его принимали, он Вам докладывал тоже о том, как видится траектория взаимодействия в регионе в целом, имея в виду поствоенное состояние».

Отметив личный вклад российского лидера в стабилизацию в регионе, особенно в послевоенный период, Пашинян обратил внимание на проблему остающихся в азербайджанском плену армянских военнопленных и иных удерживаемых лиц, коих Баку выдавать отказывается и вообще военнопленными не считает. Можно предположить, что решение и этого вопроса действующие армянские власти по факту передоверят Москве, предпочитая и далее бессмысленный и вредный самопиар. Так, собственно и произошло в последующие дни, когда после разговора по телефону президентов России и Азербайджана пресс-секретарь Пашиняна, выпускница Флетчеровский школы политики и права Мане Геворгян сообщила об ожидаемом прибытии из Баку части армянских пленных. Это спровоцировало широкий ажиотаж, СМИ вели прямые трансляции из аэропорта «Эребуни», где собрались десятки родственников военнопленных. Однако на борту прибывшего из Баку самолёта находился только командующий российским миротворческим контингентом генерал-лейтенант Рустам Мурадов. Утром 9 апреля одна из журналисток, увидев его на парковке отеля, поинтересовалась отсутствием прогресса в возвращении пленных. «Это ложная провокация. Спросите у них. Они вводят в заблуждение население. Это был обычный простой визит», – коротко заявил генерал.

Относительно причин произошедшего высказываются разные мнения, не исключая и возможный «турецкий след». Предсказуемо засуетились различного рода антироссийские группы и отдельные субъекты. Как отмечает одно из армянских изданий, после завершения военных действий в Арцахе едва ли не случайно поднялась мощная волна истерии, «генерируя в народе идею об отступничестве России и предательстве ею Армении». Среди баек, которыми кормят невзыскательную публику псевдо-«националисты» с террористическим «бэкграундом» (в частности, из группировки «Сасна Црер») – мифическое российское «добро» на азербайджанское наступление, вина Москвы в неудовлетворительном состоянии арцахской армии, «непригодность» российского оружия и даже подыгрывание Баку в чувствительных для армянской стороны вопросах.

Приём не новый, одобряемый западными посольствами, явно позаимствованный у прежних властей и позволяющий Пашиняну умело, как он, возможно, думает, на публике разыгрывать роль «стратегического партнёра» Москвы. По итогам встречи в Кремле он выразил удовлетворение результатами, подчёркивая установившиеся с главой российского государства «очень открытые отношения», особенно в последние месяцы приобрели приобретшие, по его мнению, «прямой непосредственный характер. Сегодня мы обсудили все вопросы нашей двусторонней повестки дня, затронули вопросы региональных и международных отношений». И хотя документов не подписывалось, обсуждались некоторые из них, в том числе в сфере безопасности, а также реализация уже подписанных соглашений: «Ясно одно: характер армяно-российских отношений носит стратегический характер; этому стратегическому сотрудничеству следует придать большую глубину с учетом текущих вызовов и ситуаций, которые у нас есть».

Впрочем, ее обошлось и без скандала – а как же иначе? В ходе «закрытой» встречи в гостинице «Арарат Парк Хаятт» со специально подобранными юристами, детали которой тотчас «утекли» в прессу, Пашинян попытался исподволь «повесить» изменение статус-кво в Карабахе, им же целенаправленно торпедируемое, на Россию. Заметим, это не первая инвектива подобного рода, воспринимаемая в Москве как очередное доказательство неполного, мягко говоря, соответствия действующего главы правительства текущим реалиям. Критики в Ереване подчёркивают отсутствие конкретных результатов поездки, указывая на её рекламно-предвыборный характер и на незримую» тень второго президента Армении, не позволившего Пашиняну сделать в 2008 году то, что у него, увы, получилось через десять лет. 6 апреля в Кремле подтвердили очередной разговор Путина с Кочаряном, у которых, по словам Дмитрия Пескова, «добрые давние отношения, которые они поддерживают, и они достаточно часто общаются». А 5 апреля второй президент, ранее сравнивавший Пашиняна с отбывающим тюремный срок Алексеем Навальным, выступил в эфире авторской программы «Познер» «Первого канала», где вновь подтвердил намерение участвовать в парламентских выборах во главе блока из нескольких, но скорее всего – из двух партий. 9 мая стало известно о формировании избирательного блока «Армения» во главе с Робертом Кочаряном в составе АРФ Дашнакцутюн и партии «Возрождающаяся Армения».

Конечно, как мы упоминали в начале статьи, [на предвыборный период] ещё много неясного (возможны крутые повороты, о чём свидетельствует очередное обострение в Сюнике в районе озера Сев Лич – Прим. ред.), однако в любом случае в Москве заинтересованы в том, чтобы внутриполитический кризис в Армении решался бы через правовые процедуры, а не посредством «улицы». Проблема, однако, в том, что конвульсивные потуги «Пашиняна и компании» воспроизвести себя во власти «не мытьём, так катанием», кто бы что ни говорил, априори не будут восприняты подавляющей частью общества. Другое дело, что, не будучи подвержены сектантскому образу мышления, оппозиционные силы внутренне не консолидированы, и их сопротивление дальнейшему разрушению государственности может принимать как активные, так и пассивные формы. Иными словами, спорадические уличные акции сторонников движения «Азатагрум» («Освобождение») или радикальной части дашнаков будут сопровождаться дальнейшим общественным упадком и ростом миграционных настроений. В сочетании с управленческим хаосом и «отрицательной селекцией» для такой небольшой страны, как Армения, это может привести (если уже не привело) к непоправимым последствиям.