Справится ли президент Казахстана с поведенческим оружием США?

Фото: politic.kz
Фото: politic.kz

«В реестре должностей политических и административных государственных служащих (…) в главе 1. Политические государственные должности: строку «Государственный секретарь Казахстана» изложить в следующей редакции: «Государственный советник Казахстана», – говорится в указе главы государства.

15 июня президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев упразднил пост государственного секретаря Казахстана, сообщает официальный сайт Акорды.

До настоящего момента пост госсекретаря занимал Ерлан Карин, известный, как мы отмечали ранее, как убежденный национал-патриот и русофоб.

Серьёзное понижение в должности этого ненавистника России и русских случилось сразу после завершения референдума, на котором граждане Казахстана проголосовали за принятие поправок в Конституцию, предложенных главой государства.

По результатам референдума власть президента уменьшилась, в то время как полномочия парламента – напротив, расширились. Мы уже писали, что это не сулит республике успешного движения в сторону социальной и политической стабилизации, так как состав депутатского корпуса отражает бытующие ныне общественные предпочтения, которые серьезно инфицированы русофобией и «пещерным национализмом». Среди депутатов парламента (мажилиса) от правящей партии – такие персонажи, как например, один из идеологов казахского национализма, разработчик идеи признания «Голодомора» и переориентации республики на Турцию Айдос Сарым.

Президент Казахстана также выдворил из столицы еще одного «пещерного эксперта», бывшего депутата Берика Абдигалиулы, назначив его акимом новой Улытауской области (административный центр – город Жезказган). Теперь этот восхвалитель Туркестанского легиона СС будет насаждать пещерный национализм среди двухсот с лишним тысяч жителей вверенного ему региона.

Заметим, что министром информации Казахстана остается националист и борец с «русским колониализмом» бывший вице-президент «Тюркской академии» Аскар Умаров, координатор инициативы «Тюркская миссия информационной интеграции», цель которой – полностью разорвать с «информационным пространством северного соседа». Умаров известен своими оскорбительными высказываниями в адрес русских: «Не забывайте, что вы тут навязанная диаспора, а не автохтоны, и скажи спасибо, что… вас как колонизаторов никто не гонит».

Министром просвещения назначен ставленник Сороса Асхат Аймагамбетов, сторонник немедленного введения латиницы, американской системы обучения и приватизации средних школ. Именно при нем началась передача вузов под управление американских университетов, а также активное переписывание учебников по истории, где СССР представлен преступным государством.

Остаётся спикером парламента Майлен Ашимбаев, призывавший отдавать под суд тех, кто собирал гуманитарную помощь для народа Донбасса или ехал туда в качестве ополченцев, а также тех, кто признал присоединение Крыма к России.

Создаётся впечатление, что президент республики вовсе не борется с «пещерными националистами», а просто приглушает их активность или перебрасывает на «периферию» власти. В принципе, это системный стиль Токаева, своего рода казахстанский вариант «византийства».

Достаточно вспомнить его выступление после скандала с «языковыми патрулями»: «Действительно, языковая проблема имеет огромное политическое значение и при неправильном обращении с ней может привести к непоправимым последствиям для государственности и безопасности граждан страны. В этом мы воочию убедились на примере Украины. Лобовая атака с целью повышения статуса государственного языка и насильственного расширения ареала его применения контрпродуктивна…

…Но это не значит, что работа должна быть заморожена. Её нужно продолжать, причем делать это без шума, надрыва, самовозвеличивания… Демография развивается в пользу казахского языка, значит мы обязательно достигнем поставленной цели. Не будем забегать вперед. Поспешность – плохой попутчик на этом сложном пути, где еще много подводных камней. Но уповать на благоприятную тенденцию тоже не будем».

Как видно, никаких идеологических расхождений с пещерными националистами у действующего главы республики нет – наличествуют исключительно разногласия в темпах и методах.

Недавно Токаев публично приоткрыл свое истинное лицо – лицо такого же пещерного националиста, как и упомянутые выше национал-патриоты. Он присвоил лидеру казахских русофобов «поэту и писателю» Мухтару Шаханову звание «Қазақстанның Еңбек Ері» (Герой труда Казахстана) и вручил ему орден «Отан». «За огромный вклад в развитие казахской литературы присвоить высшую степень отличия – звание «Қазақстанның Еңбек Ері» с вручением знака особого отличия – Золотой звезды и ордена «Отан» Шаханову Мухтару – писателю», – говорится в указе.

Шаханов в своих творениях поет о ненависти к русским стихам и требует перевести на латиницу не только казахский, но и русский язык. Известен он и своим выступлением в Кремле в 1989 году, когда он раскритиковал «жестокое подавление протестов казахстанской молодежи» 16 декабря 1986 года.

Ранее Токаев заявил, что День независимости 16 декабря следует отмечать как день памяти наших национальных героев. И после этого господин Токаев со спокойной душой приехал в Россию доля участия в ПМЭФ, где также отметился некоторыми резонансными высказываниями.

Что в действительности может ожидать Казахстан при доминировании в политикуме национал-патриотов и прозападных либералов?

Постепенного, но неуклонного переформатирования общественного сознания республики по лекалам американских военных специалистов по социальной антропологии, о стратегии которых в отношении не только Казахстана, но и всей Центральной Азии мы уже рассказывали. Напомним ещё раз, ибо это важно, и сопроводим некоторыми конкретными примерами.

В приоритетном порядке военных экспертов США интересуют способы подрыва российского и китайского влияния в Центральной Азии. Причем, американцы ускоренно создают в регионе «объект воздействия» своих бихевиористских программ, или иными словами – поведенческого оружия. Мало иметь оружие – необходима ещё и «достойный» для него объект воздействия. Применительно к Центральной Азии, основными агентами переформатирования общественного сознания выступают засланные в регион «казачки», то бишь боевики-салафиты.

В 2019 году при поддержке США и других международных партнёров запущена программа «Жусан» по возвращению казахстанцев из зон террористической активности. Благодаря слаженной работе и высокому профессионализму сотрудников органов национальной безопасности, военных, дипломатов и работников других задействованных удалось эвакуировать 600 человек, в том числе 413 детей, 34 из них – сироты. В прошлом году издание USA Today опубликовало материал за авторством профессора психиатрии Иллинойского университета Стивена Вейна, побывавшего в казахстанском центре по реабилитации вернувшихся из Сирии. По его словам, ни одна страна в мире не проводила такой работы, какую пытался сделать Казахстан. Успехи центральноазиатской страны столь впечатляющи, что США призывают другие державы начать возвращать детей и жен бойцов террористов запрещённой в России группировки «ИГИЛ» в родные страны именно по примеру Казахстана. Однако для этих стран разработка и реализация стратегий реабилитации и реинтеграции является серьезной проблемой, так как для этого необходимо разработать целостную программу, включающую в себя усиленную психологическую работу с жертвами экстремистской идеологии:

«Казахстан сделал этот обнадёживающий выбор, а его практики ежедневно работают с этими детьми и матерями, в стране активно изучаются и применяются новые методы того, как вернуть людей к нормальной жизни после пребывания в рядах Исламского государства. Причем делается это не только для своей страны, но и для всех нас, так как нам рано или поздно тоже придется столкнуться с подобными проблемами».

С другой стороны, именно на спящие ячейки салафитов делалась ставка во время январского путча, после которого они, разумеется, никуда не делись. Возвращенные в Казахстан боевики-салафиты стали активно распространять в соцсетях постулаты радикальной исламистской идеологии, что никак не пресекается властями республики. Боевая уличная «пехота» и поддавшиеся их пропаганде граждане Казахстана – это нижний слой бихевиористской пирамиды американских социальных антропологов. Средний слой – это высшие чиновники, депутаты и силовики – те самые Карины, Умаровы, Абдыгалиулы и т.д. Вершина же поведенческой «пирамиды» – посольство США в Казахстане и множество прозападных НПО, которые являются офицерами связи кураторов из посольства с высшими чиновниками республики.

Одно из перспективных направлений программы Minerva – выработка поведенческих моделей (паттернов) религиозного диссидентства. На первоначальном этапе поведенческой войны для пентагоновских стратегов совершенно неважно, какое религиозное течение исповедуют «подопытные кролики» – важно лишь, чтобы они молились «перпендикулярно» покровительствуемой властями ханафитской «школе» суннитского ислама.

Само собой, власти республики недовольны наличием «иноверцев», что отслеживают и вбрасывают в информационное пространство стражи религиозной свободы из ведомства Этнони Блинкена.

«В Казахстане в прошлом году продолжались ограничения и проверки в отношении религиозных групп, которые власти считают «нетрадиционными», в стране по-прежнему задерживали и заключали в тюрьмы людей за их религиозные убеждения, препятствовали возможности незарегистрированным группам исповедовать свою веру»,

– утверждается в докладе Государственного департамента о свободе вероисповедания в странах мира в 2021 году. Как следует из документа, по состоянию на конец 2021 года 24 мусульманина-суннита не ханнафитской «идентичности» отбывали различные сроки тюремного заключения в Казахстане в связи с их религиозной деятельностью или религиозными убеждениями.

Рассказывается в докладе и о том, что Кордайский районный суд Жамбылской области оштрафовал трех представителей дунганского этнического меньшинства, Шербу Юбурова, Харсана Ясырова и Келира Нусырова, на 291 700 тенге (671 доллар) каждого в феврале, марте и июле, соответственно, по обвинению в незаконном обучении детей Корану «на несанкционированных собраниях». Упоминаются также задержания на пикетах перед китайским консульством в Алматы, участники которых выступают в защиту прав своих родственников-мусульман, этнических казахов, находящихся в Синьцзяне под стражей или без права выезда.

Местный филиал запрещённого в России радио «Свобода» сообщает, что несколько «членов радикальной группировки «Йакын Инкар» были задержаны в связи с массовыми беспорядками в начале года». У сторонников группировки, распространённой также в соседней Киргизии, было конфисковано различное оружие и религиозная литература

В последние годы нескольких последователей «Йакын Инкар» приговорили к штрафам и даже тюремным срокам за то, что они не давали своим детям возможности получить светское образование. Аналогичные случаи были зарегистрированы в других районах Иссык-Кульской области, а также в восточной части Джалал-Абадской области, что вызвало призывы к властям лишить таких родителей родительских прав.

Для борьбы с такими организациями, как «Йакын Инкар», правительство запустило общенациональную кампанию, направленную на предотвращение распространения экстремистских религиозных идеологий, особенно среди молодежи. Ключевые исламские деятели, лояльные властям, стали фронтменами кампании.

В докладе Госдепа сообщается также о преследованиях властей Казахстана представителей иных вероисповеданий. Бихевиористский инструментарий проекта Minerva направлен на поддержку на поддержку любых религиозных диссидентов, но целевой функцией является постепенный вывод на социально-политическую арену салафитов, за спиной которых стоит «Таблиг-и Джамаат».

«Бихевиористская» обработка жителей Центральной Азии и тысяч репатриантов с Ближнего Востока призвана дестабилизировать регион, превратив его в эффективный инструмент «сдерживания» России и Китая. Это, конечно, не сулит региону надежд на процветание и уже в самом скором времени может привести к весьма серьёзным последствиям.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук