«Не подходи!! Всех порежу!!»

10.02.2018

История спровоцированного преступления

Народная мудрость гласит: «на миру и смерть красна». Однако вряд ли это утверждение применимо к происшествию, случившемуся в минувшем апреле на берегу пруда в селе Заречное Барышского района.

Любая смерть – дело скорбное. И все же уход из этой жизни от старости, после тяжелой болезни, или героическая гибель во имя исполнения долга дают пусть слабое, но все же утешение родным усопшего. Иное дело – смерть человека молодого, здорового, о кончине даже не помышлявшего, и от того неожиданная, противоестественная, а, главное, абсолютно бессмысленная. Та, которую, никак не понять и ничем не оправдать. Увы, именно так гибнут очень часто. На милицейском жаргоне подобные происшествия именуются «бытовухой»…

Отправляясь весенним вечером отдохнуть на пруд, жители с. Заречное, братья Валерий и Юрий Уткины, не подозревали, что для одного из них этот вечер станет последним в жизни, а другой избежит смерти лишь чудом.

Часам к пяти на берегу собралась небольшая кампания, кроме Уткиных там были их односельчане Сергей Семенов и Алексей Есин. Сидели, выпивали, конечно. А как без этого? У кого-то возникла идея пригласить Мишку Феклистова – парня из этого же села. Чтоб веселей было. Сказано – сделано.

Все четверо были изрядно навеселе, когда поодаль остановился автомобиль. Феклистов прибыл не один. С ним приехали Николай Волков и еще трое парней, которых ни Уткины, ни их собутыльники не знали. Но познакомились быстро: вновь прибывших звали Михаил Алексеев, Мхаил Шубин и Валерий Крылов.

Сначала события развивались по накатанной схеме – пьяная, а потому бурная радость от встречи, взаимные похлопывания по плечам, предложения выпить за знакомство… Однако, чем активнее эти предложения воплощались в жизнь, тем больше накалялась обстановка. Юрий Уткин вдруг сделался подозрительным и принялся приставать к Шубину с расспросами: «Почему не пьешь, как все? Не уважаешь? И вообще, кто, такой, откуда взялся, почему не знаю?». Чувствовалось: у парня, что называется, кулаки чешутся. Однако Шубину конфликт был ни к чему. И без того три судимости за плечами – за кражи, разбой и незаконное хранение оружия. Больше десяти лет за колючкой. Всего два месяца, как освободился. Опять идти в зону из-за глупой пьяной драки никак не хотелось. Однако новый знакомый не унимался. Понимая, что добром это не кончится, Шубин «откололся» от компании и сел в машину, стоявшую поодаль. За рулем уже был Алексеев, не принимавший участия в пьянке, а место рядом занял крепко поддавший Феклистов. Они совсем уж было собрались уезжать, когда увидели: братья Уткины отвели в сторонку Крылова и о чем-то с ним оживленно дискутируют с явным намерением перевести словесную перебранку в мордобой (позже Крылов подтвердит, что В. Уткин предложил ему подраться).

- Если они начнут Валерку метелить, я их порежу, - пообещал Шубин и показал приятелям нож.

Уткины находились слишком далеко, и слышать этих слов не могли. Однако Феклистов позаботился, чтобы братья узнали об угрозе – он вышел из машины и сообщил им о намерении Шубина.

Долгожданный повод для драки, наконец, появился! Пьяное, а потому чрезвычайно уязвимое самолюбие требовало сатисфакции, а вскипевший гонор притупил ощущение опасности.

Братья оказались возле машины. Юрий забрался внутрь, усевшись рядом с Шубиным, а Валерий встал у распахнутой задней дверцы.

- Это кого ж ты резать собрался? – Не очень стесняясь в выражениях, угрожающе допытывались они. При этом один выпихивал «обидчика» наружу, а второй, тянул, ухватив его за одежду. Общими усилиями Уткины вырвали Шубина из салона и принялись избивать: получив два удара в голову, будущий подсудимый рухнул на землю, и его принялись «месить» ногами. Тут-то он и «взорвался» - выхватил нож и принялся размахивать им, рассыпая удары вслепую. Видимо, столь решительного и, тем более, вооруженного отпора, несмотря на предупреждение Феклистова, братья никак не ожидали. Обливаясь кровью, упал Валерий Уткин, схватившись рукой за живот, рухнул Юрка, следом – пытавшийся разнять их Семенов. Стремясь остановить резню, Крылов схватил Шубина сзади за плечи, но тоже был ранен. А Шубин все крутился на месте, размахивая окровавленным ножом и истерично крича: «Не подходи!! Всех порежу!!».

Но на него уже никто не нападал. Он бросился к машине: «Заводи! Валим отсюда!!». Однако сидевший за рулем Алексеев, видимо, опасаясь, что тоже может угодить под раздачу, дал газу и умчался один. Шубин побежал следом, а за ним, схватив какую-то доску, погнался один из уцелевших собутыльников. Но не догнал и завернул к поселковому фельдшеру Беловой.

Картина побоища, которую застала женщина возле пруда, выглядела впечатляюще – на земле в лужах крови лежали четверо парней. Одному из них, Валерию Уткину, медицинская помощь уже не требовалась – пять ножевых ранений в грудь и одно в бедро оказались смертельными.

Семенов получил два удара ножом в грудь и спину, Крылову клинок пробил легкое, Юрию Уткину – живот. И хотя эти раны оказались тяжелыми и опасными для жизни, всех троих удалось спасти.

Шубина задержали, что называется, по горячим следам, и он сразу же сознался в случившемся. Оно и понятно: что толку отпираться, когда столько свидетелей! 20 апреля, пробыв на свободе всего два месяца и восемь дней, Шубин снова оказался за решеткой. Его обвинили в умышленном убийстве одного человека и умышленном же причинении тяжкого вреда, опасного для жизни еще троим.

Дело рассматривал Барышский районный суд. Потерпевшие просили наказать подсудимого по всей строгости и взыскать с него в возмещение морального вреда в пользу матери погибшего миллион рублей, в пользу выживших Ю. Уткина и С. Семенова – по пятьсот тысяч. Итого – два миллиона. Еще один пострадавший – Крылов, материальных претензий не предъявил.

Однако, рассмотрев все доказательства, суд пришел к неожиданному, казалось бы, выводу: ни в умышленном убийстве, ни в умышленном же причинении тяжкого вреда здоровью участникам драки Шубин не виновен! Действительно, потасовку он не затевал. Напротив, пытался избежать конфликта, сев в машину. Братья же Уткины, наоборот, всячески нарывались на скандал. Это они вытащили Шубина из салона и стали его бить. А он лишь защищался, хотя, может быть, излишне отчаянно. Что касается двух других пострадавших, то они попали, что называется, под горячую руку: в пылу драки Шубин расценил их действия, как нападение на него и отразил, как сумел.

В общем, по мнению суда, обороняясь, подсудимый, все же перестарался, поскольку убивать его Уткины не собирались, хотя вели себя по отношению к новому знакомому агрессивно и противоправно. За что, собственно, и поплатились.

В итоге суд признал двадцатидевятилетнего Михаила Шубина виновным в превышении пределов необходимой обороны и назначил очередной срок: два года в колонии строгого режима. А еще ему предстоит выплатить в возмещение морального вреда, причиненного потерпевшим, в общей сложности 380 000 руб., поскольку заявленные ими материальные претензии суд счел завышенными.

Приговор вступил в законную силу.