Фильм "В изгнании": исторический боевик с Николасом Кейджем

Неисповедимы пути Господни. Начиная карьеру в громких и даже культовых фильмах, вряд ли Николас Кейдж задумывался о том, как и какими произведениями он ее закончит.  Пожалуй, и Хейден Кристенсен думал лишь о грядущих взлетах и гонорарах со многими нулями после роли Энакина Скайуокера в «Звездных войнах». Неизвестно, что ждет двух перегоревших звёзд в будущем, но «В изгнании» уже выглядит тревожным звоночком, не предвещающим ничего хорошего.

Вряд ли задумывались и крестоносцы об истинных значениях своих походов, о напрасном кровопролитии и методах очищения от него. Реже, наверное, их посещали лишь мысли о Дальнем Востоке, где судьба готовила для них финальные испытания. А пока тамплиеры Джейкоб (Кристенсен) и его наставник Гленн (Кейдж) знай себе рубят в капусту несчастных, прикрываясь высшим благом и именем Господа. Занятная завязка, объединяющая любопытный сеттинг, конфликт учителя и ученика, возможные темы раскаяния и искупления, внезапно оборачивается невероятным пшиком. Отчего-то Нику Пауэллу показалось, что он имеет право поведать миру свежайшую легенду о спасении китайских принцев и принцесс недораскрытыми персонажами. Как уже догадывается чуткий читатель, ничего хорошего из этого не вышло.
Вряд ли задумывались и крестоносцы об истинных значениях своих походов, о напрасном кровопролитии и методах очищения от него. Реже, наверное, их посещали лишь мысли о Дальнем Востоке, где судьба готовила для них финальные испытания. А пока тамплиеры Джейкоб (Кристенсен) и его наставник Гленн (Кейдж) знай себе рубят в капусту несчастных, прикрываясь высшим благом и именем Господа. Занятная завязка, объединяющая любопытный сеттинг, конфликт учителя и ученика, возможные темы раскаяния и искупления, внезапно оборачивается невероятным пшиком. Отчего-то Нику Пауэллу показалось, что он имеет право поведать миру свежайшую легенду о спасении китайских принцев и принцесс недораскрытыми персонажами. Как уже догадывается чуткий читатель, ничего хорошего из этого не вышло.

Китайская часть поначалу способна усыпить в считанные секунды. Обилие штампов, злых наследников престола и умирающих императоров не вызывает ничего, кроме сухого раздражения и тупой боли в висках. Зачем-то подается это все, как бы смакуя подробности, неспешно, словно у нас не полуторачасовой фильм, а первый эпизод богатого ТВ-сериала о нелегких приключениях тамплиеров на востоке. Жидко радует количество декораций и обширная география путешествия героев: от лесов, рек и гор до пустынь, скалистых храмов и императорских дворцов. Все это заурядно, но нужно ведь искать хоть какой-то позитив в бесцельно потраченных 90 минутах и без того короткой жизни.

Хейдену Кристенсену все же удается создать какой-никакой образ (подсмотренный у Арагорна) своего раскаявшегося в содеянном и теперь скитающегося по миру героя, причастившегося к опиумным утехам. С возрастом он лишь прибавляет в харизме, и вполне вероятно, в будущем актёр еще себя покажет, что с каждым разом все сложнее сказать о Кейдже.
Хейдену Кристенсену все же удается создать какой-никакой образ (подсмотренный у Арагорна) своего раскаявшегося в содеянном и теперь скитающегося по миру героя, причастившегося к опиумным утехам. С возрастом он лишь прибавляет в харизме, и вполне вероятно, в будущем актёр еще себя покажет, что с каждым разом все сложнее сказать о Кейдже.

Далее читайте здесь

Также читайте нашу статью о фильме "Как я провел этим летом"