2578 subscribers

Когда изменился мир. Про американскую исключительность, афганского моджахеда и русских туристок

406 full reads

Случилось это в 2009 году. Мы с мамой поехали отдыхать в Иорданию. Путешествовали вдвоем без агентства, поэтому на ближайшую сборную экскурсию к реке Иордан попросили нас записать прямо на ресепшен отеля.

В результате к святым местам поехал эдакий Ноев ковчег: австралийцы, #американцы, англичане, ну и мы с мамой. Всего человек 10-12. Ехали мы в комфортном микроавтобусе, водитель что-то по дороге рассказывал по-английски, я тихо маме переводила на ушко.

Наконец, подъехали ко входу к комплексу Аль-Махтас, месту крещения Иисуса Христа. Встретил нас мужчина в национальной одежде, поздоровался, поинтересовался кто откуда.

Далее события развивались неожиданным образом. "Добро пожаловать", - сказал наш сопровождающий на чистом русском языке и начал экскурсию. На русском языке. Я подумала, что это жест вежливости и сейчас наш #гид перейдет на #английский. Но нет, #экскурсия велась для нас с мамой, за нами плелись англоговорящие гости, не очень понимая, что происходит.

В голове мелькнуло что-то вроде сюжета из "Бриллиантовой руки". Очень подозрительный тип. А почему на-русском? Может он хочет, чтобы я переводила на английский? А откуда он знает, что я гид-переводчик? Он же не в курсе? Странно....

Наконец, гид сжалился над моим мозгом, а заодно и над англичанами и сказал три предложения на английском. Вся дальнейшая экскурсия проходила в том же стиле.

Ахмед, назовем его так, шел рядом с нами, рассказывая об истории комплекса, об усилиях, которые прикладывает Россия и русская православная церковь для организации инфраструктуры для русских паломников, про храм , который построен на деньги Путина.

Вообще, я давно поняла, что все, что Россия куда-то вкладывает за рубежом, в представлении местных - это деньги Путина)

По окончании рассказа на очередной точке, Ахмед поворачивался к нашим соседям по экскурсии, говорил несколько предложений, что было сложно назвать переводом десятиминутной речи, и мы двигались дальше.

Когда мы вернулись к автобусу, один из англичан ( сотрудник Channel 4 , мы потом познакомились на пляже поближе) спросил Ахмеда, где можно взять какой-нибудь буклет на английском языке.

"Не пользуются популярностью", - сказал Ахмед. На русском хотите? И наверное, на французском остались. Принести? "Нет, спасибо", - вежливо отреагировал англичанин.

"Стоит отъехать куда-нибудь подальше от Америки и понимаешь, насколько изменился мир", - сказал здоровенный американец в шортах.

Мы с мамой чувствовали себя Егоровым и Кантарией на развалинах Берлина.

"Ахмед, откуда вы так хорошо знаете русский?" - "Я воевал в Афганистане", - ответил он. Я на секунду опешила, потому что по его глазам вдруг поняла, что в #Афганистане он воевал не за нас.

Тем временем шел 8-ой год американской операции "Несокрушимая свобода". Мир, очевидно, изменился и для Ахмеда, раз "несокрушимая свобода" вдохновила его еще меньше, чем советское военное присутствие.

Все видится на расстоянии. Ведь это только кажется, что мир изменился внезапно. На самом деле он начал меняться очень давно.

Аль Махтас. Место крещения Иисуса Христа. Иордания  Фото из общедоступных источников
Аль Махтас. Место крещения Иисуса Христа. Иордания Фото из общедоступных источников
Вот такую историческую реминисценцию подкинула мне память на фоне современных эпохальных исторических событий. Да пребудет с нами терпение и спокойствие.