дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

"Я всегда был староват для рок-н-ролла!". Интервью с лидером Jethro Tull Яном Андерсоном, апрель 2002 года.

26 July 2019

Стоять 34 года на одной ноге, петь, играть на флейте и гитаре, сочинять небанальные песни и быть предводителем классической британской рок-группы не так уж просто. Но лидер легендарного состава Jethro Tull Ян Андерсон не страшится и вещей куда как более небанальных – таких, как разведение лосося в промышленном масштабе или интервью с российским журналистом. Каковое и состоялось в предвкушении выходя на фирме Eagle Rock / BMG концертного CD и DVD Jethro Tull «Songs From The Past». Когда еще представится возможность задать столь легендарной личности не только вопросы, связанные с новейшей работой группы, но и окунуться в ее историю?

– Пожалуй, стоит начать разговор с вопроса, который мог быть поставлен неким пессимистом: «А так ли уж нужен еще один концертный альбом Jethro Tull?»

– Ну и глуп же тот, кто будет задавать подобные вопросы! Дело в том, что я по-прежнему очень люблю выступать на концертах, и причиной выпуска наших новых концертных CD и DVD стала, прежде всего, безостановочная концертная деятельность Jethro Tull на протяжении прошлого года. Наш концертный альбом – своего рода сувенир, который я буду слушать и вспоминать недавние перипетии нашей концертной жизни.

– Jethro Tull всегда были и сейчас остаются превосходным концертным составом, но «живых» альбомов у группы не так уж и много...

– Ну, я бы не сказал, что у нас мало опубликованных концертных записей. Мы же начали издавать свой концертный материал очень рано – еще в 1971-м на альбоме «Living In The Past». И ведь кроме двух наших официальных концертников, «Live – Bursting Out» (1978) и «A Little Light Music» (1992), у нас вышла пара альбомов, скомпилированных их концертов, некогда записанных BBC для своих радиопередач. Предостаточно подобного материала можно найти и на сборниках, посвященных 20- и 25-летию группы, а еще в виде бонус-треков переизданий наших ранних альбомов. К тому же концертники интересно выпускать только тогда, когда твоя группа записывает на них всякий раз новую программу, а не одни и те же старые хиты. Хотя всю жизнь у меня было немало проблем с фирмами грамзаписи, я не могу сказать, что у Jethro Tull мало концертных альбомов. Их ровно столько, сколько надо, а может, даже и несколько больше.

– Концерт, запечатленный на «Songs From The Past» – реюнион Jethro Tull с гитаристом Миком Абрахамсом и прочими музыкантами первого состава группы. Является ли этот реюнион очередным модным рекламным ходом, или работа с Миком будет продолжена и в будущем?

– Нет, это совершенно немодный реюнион! И прежде всего потому, что Мик и я – уже немолодые люди со скверными характерами, которые к тому же не играли вместе уже 34 года. Все равно с ним было играть очень интересно и необычно – представьте себе, что мы с Миком вышли на сцену, пожали друг другу руки и обратились друг к другу: «Привет, как поживаете?» В видеосъемку концерта все это, конечно, не попало – камеры были отключены; да и первый прогон старого материала не попал тоже. Однако в целом это выступление удалось – оно было очень живым и в хорошем смысле спонтанным. Именно тем, что я называю «настоящим концертом». Именно такие концерты делают нас, музыкантов, лучше в человеческом смысле – улучшают наш характер. И даже наша внешность становится всё лучше, ха-ха!

– Интересная тема – различные якобы потерянные концертные записи Jethro Tull. Вопрос очевиден – собирается ли группа переиздать на CD и DVD концертник «Slipstream» (1981), выпущенный некогда только на LD-видеодиске и VHS-касеете? Ведь цена LD с этой записью уже перевалила за $200...

– Да, эти концертные записи существуют и никуда не девались. Мы готовы периздать их хоть сейчас – да только все права на них принадлежат старому менеджменту фирмы грамзаписи Chrysalis, которая когда-то была сублейблом EMI. А тут несколько недель назад Chrysalis вообще прекратила свое существование, и я решил что настало время обсудить с их менеджерами вопрос о выкупе этих записей в собственность Jethro Tull. Я очень рассчитываю все-таки переиздать «Slipstream» в течение года-полутора, тем более что об этой записи меня спрашивают едва ли не в каждом интервью. Но, к сожалению, пока я не могу назвать никакой конкретной даты – мои переговоры об этом переиздании еще толком и не начались.

– Юбилейные сборники на 20– и 25-летие Jethro Tull были очень хороши. А почему некогда анонсированный сборник к 30-летию группы так и оказался неизданным?

– Причина та же – разрыв наших отношений с Chrysalis, произошедший как раз накануне нашего 30-летия. Должен сказать, что в архивах группы все равно осталось не так уж много материала достойного качества, который стоило бы обнародовать. Разве что концертные записи, которые мы делали регулярно с начала 80-х – но вряд ли бы они были так же интересны, как различные студийные редкости.

– Я полагаю, что концертный альбом «Live – Bursting Out» (1978) был и остается одним из лучших произведения «живого» жанра. А почему, собственно, он таким получился?

– Прежде всего этот альбом – настоящая классика 70-х. Классический концертный альбом той эпохи – теперь таких не бывает... Причем весь материал «Bursting Out» не подвергался никакой правке и наложениям в студии – это было именно то, что мы играли на концертах в ходе нашего турне. То, что могла слышать публика! К тому же у нас был на редкость сыгранный состав, и на концертах мы играли только самые любимые публикой песни. Поэтому «Bursting Out» даже сейчас звучит вполне современно. И вот что интересно – буквально перед твоим интервью я обсуждал возможность переиздания этого альбома со своим адвокатом. Видишь ли, из-за всей этой катавасии с EMI я отправил им запрос – уж не попали ли альбомы Jethro Tull в категорию тех CD, на которые не так уж и велик спрос, и не можем ли мы выкупить эти записи в свою собственность. Но, как ни странно, даже в нынешнем своем положении EMI на полном серьезе собирается переиздать «Live – Bursting Out» в течение ближайшего года. А я хочу переиздать этот альбом вне EMI. Посмотрим, что выйдет из всей этой истории – мы вновь только начинаем переговоры, однако очень надеемся на то, что переиздание не заставит себя долго ждать.

– Jethro Tull с первых дней своего существования считался очень эксцентричной группой – со странным названием и инструментарием...

– Да это никакая не эксцентрика, а просто удавшаяся попытика заставить звучать группу по-иному, чем большинство тогдашних коллективов. Когда я начал свой путь профессионального музыканта, мне было 19 лет, и я играл на гитаре. Но я прекрасно понимал, что до звезд вроде Эрика Клэптона с моими навыками гитариста еще очень далеко. И я решил выбрать инструмент, игрой на котором я мог бы создать и свой стиль, и стиль своей группы. Поэтому я стал играть на флейте. И ведь к тому же Эрик Клэптон не умеет на ней играть! И Джими Хендрикс – тоже. Сначала про Jethro Tull говорили – «а, это та странная блюзовая группа, где певец играет на флейте!» И действительно, именно флейта, а не гитара Gibson, как у большинства составов, и сделала Jethro Tull очень заметной группой не только у критиков, но и у широкой публики. Благодаря флейте мы стали моментально узнаваемой группой – она-то и выделила нас из пестроты тогдашней рок-сцены. И даже теперь, 35 лет спустя, я не вижу известных флейтистов в мире рок-н-ролла. Огладываясь назад, я думаю, что именно мое решение освоить флейту и привело к тому, что Jethro Tull стали такой известной группой и объехали весь мир. К тому же я горжусь званием лучшего рок-флейтиста мира! Лучшего, и чуть ли не единственного.

– Существовал ли персонаж, ставший прототипом для вашего знаменитого сценического шоу – маниакальной игре на флейтах стоя на одной ноге?

– Прототипов, конечно же, не было, и никто и никогда не учил меня стоять на одной ноге! Зато были музыканты, которые настолько много внимания уделяли шоу, что оно становилось как бы частью их музыки. И они-то и стали моими, так сказать, наставниками. В этом смысле на меня гигантское впечатление произвел Джими Хендрикс – вот уж был великий шоумен! Да и Кит Эмерсон, работавший тогда с группой The Nice, был ничем не хуже – он стал первым музыкантом, устраивавшим такие дикие шоу со своими клавишными инструментами. Мне довелось работать и с Джими, и с Китом в лондонском клубе Marquee в самом конце 60-х, и вот на тех концертах я понял, как же это много значит – правильно строить шоу своей группы. Да я никого особенно и не копировал, зато Jethro Tull вскоре получили репутацию отличной шоу-группы. Мне нужен был инструмент максимально полного воплощения своей личности на сцене – им и стало шоу Jethro Tull. Но я никого не изображаю на сцене – не то что Дэвид Боуи, который всю свою карьеру только и занимался том, что играл разные роли, пусть и в рамках рок-музыки. А каков Дэвид на самом деле – никто небось не знает. Так вот, я на сцене играю только самого себя. Понятно, что мое шоу – это одно, а жизнь – совсем другое: в жизни я – малоприятный пожилой джентльмен, ха-ха! Иным журналистам даже непонятно: как такой жизнерадостный рокер, как я, может быть таким мрачным вне сцены и пребывать в дурном настроении. Но я вообще считаю очень удобным пребывать в плохом настроении. Чудеса человеческой природы, ха-ха!

– А почему именно Jethro Tull стал в глазах широкой публики олицетворением истинно британского фолк-блюзового звучания?

– Тут, наверное, все дело в том, что когда карьера Jethro Tull только начиналась, в группе не было четко выраженного лидера. Мы все писали и исполняли свой авторский материал, но постепенно большинство песен начал сочинять я. Но тут нельзя сказать, что я превратился в эдакого диктатора – мы начинали с исполнения блюза, а блюз – музыка демократичная... И не только я влиял на музыку группы, она также влияла на меня – и вот так все и ходило по кругу. Но, честно скажу, я завидовал Мику Абрахамсу – он-то был хорошим блюзовым гитаристом, а я – нет! Ранние песни Jethro Tull – они очень печальные, и все о том, как неинтересно быть рокером-неудачником, плохо играющим на гитаре. Это, наверное, и есть настоящие английские рок-песни! А когда в 1969-м Мика сменил Мартин Барр, гитарист, не зацикливавшийся только на блюзе, а знающий и умеющий исполнять самый различный материал от поп-музыки до фолка средиземноморья – то именно в этот момент Jethro Tull стал группой, интересной широкой публике, а не только поклонникам блюза. Мы стали группой, музыкантам которой всегда было интересно послушать, что играют их коллеги, что за музыка звучит в тех странах мира, где мы когда-либо играли. Это и привлекает к нам слушателей, но мы не забываем, что все мы – англичане, а начинали свою рок-карьеру с исполнения блюза. Вот такой странный сплав присутствует в наших песнях.

– Уж более английской по духу группы, чем Jethro Tull, наверное вообще невозможно себе представить...

– Ну, уж в чем точно нельзя упрекнуть Jethro Tull – так это в том, что мы играем американскую рок-музыку! Мы всегда были очень национально ориентированной рок-группой. Самой английской группой, если так можно выразиться. И мне всегда было непонятно и неприятно, что очень многие британские певцы и группы не то что играют американизированный рок, но даже нарочито поют с американским акцентом. Это меня страшно расстраивает. Да только посмотри – Мик Джаггер всю жизнь пел так, как будто он – американец. На что уж Элтон Джон и Род Стюарт считаются национальными артистами, но и они поют с ужасным американским акцентом. Скажу более – все английские артисты, ставшие суперзвездами, имеют этот акцент. Исключений из этого правила почти нет. Но почему группа из Британии, должна звучать, как американская? Зачем тогда вообще, живя в Британии, пытаться создать свой собственный рок? Но разве The Beatles добились бы своего успеха, если бы они не звучали именно как английская группа? Я счастлив, что Jethro Tull всегда имел то совершенно специфическое звучание, которое так отличало классические британские группы 70-х и 80-х от американских. Я говорю не только о рок-группах – даже все английские группы «поп-революции 80-х» с их синтезаторами были очень британскими по духу. Я очень горжусь британской поп– и рок-сценой 80-х – это были очень талантливые музыканты, которые становились очень популярными, в том числе и в США, не идя ни на какие компромиссы. Такие группы и артисты, как Duran Duran, Бой Джордж или Ian Dury & The Blockheads просто не могли появиться в Америке. Это чисто английское явление, и мне очень жаль, что сейчас музыка некоторых из них здорово американизировалась – к примеру, у Боя Джорджа. Он уж даже выглядит как американец или европеец, но ему следует оставаться англичанином, ха-ха!

– Однако концепция альбома «Too Old To Rock'n'Roll, Too Young To Die» (1976) и не лежит рядом со всеми вашими фольклорными корнями...

– Но зато концепция этого альбома – это и есть современный городской фолк! Раз уж Jethro Tull такая национально ориентированная группа, то отчего же нам не сочинять песни о модной субкультуре 60-х, которая тогда процветала по всей Англии – даже в самых маленьких городках. Мотоциклетные клубы создавались в Англии на протяжении всех 50-х и 60-х, а парни в кожаных куртках вдохновлялись образами Марлона Брандо и Джеймса Дина и были первыми бунтовщиками против современного им общества. А потом, в 60-е, в Англии возникли моды – «поклонники всего итальянского», как я их называю. Их стычки с рокерами-мотоциклистами стали теперь неотъемлемой частью нашего национального фольклора. Я никогда не считал, что фолк-музыка – это песни, написанные 300 лет назад; это песни о том, что происходит в нашей жизни здесь и сейчас. Или происходило лет десять назад... Да ведь корни рок-музыки – это и есть фолк, только американский, все эти песни черных пригородов, исполнявшиеся Мадди Уотерсом, Хаулин' Вульфом, Джоном Ли Хукером или Сонни Боем Уильямсоном. Некоторые скажут, что все это – блюз, но я назову их музыку настоящим фолком. А весь рок-н-ролл начала 60-х – это фолк-музыка американских тинейджеров. Вообще я хочу сказать, что поп-музыка, адресованная сразу всем, требует гораздо больше времени для своего, так сказать, созревания, а вот фолк-музыка создается постоянно. Неважно – год или 100 лет назад. Это музыка, создаваемая людьми и для людей, а не придуманная кем-то там в музыкальном бизнесе или на фирмах грамзаписи. Фолк отражает культуру людей, их эмоции, их радость, а чаще – слезы. Поэтому, возвращаясь к альбому «Too Old To Rock'n'Roll, Too Young To Die», я хочу сказать, что можно состариться для рок-н-ролла, а для фолк-музыки – нет.

– Звучание Jethro Tull как единой группы очень трансформировалось с наступлением 80-х, и ваши классические альбомы, остались, пожалуй что, в прошлом. В чем была причина подобной эволюции?

– Рубеж 70-х – 80-х стал эпохой второй технической революции в истории рок-музыки. Если само возникновение рок-н-ролла было тесно связано с электрогитарами марок Fender и Gibson и органом Hammond, то появление синтезаторов, сэмплеров, электронных ударных и ритм-блоков в начале 80-х дало не только совершенно новую музыку, но и вполне естественное желание музыкантов осваивать этот новый инструментарий. Возможно, все британские первопроходцы электронной музыки, такие как Гэри Ньюман, Soft Cell и Human League не так уж были интересны с точки зрения собственно музыки, зато с освоением новых технологий у них все было в полном порядке. И что оставалось делать таким группам, как Jethro Tull? Или сказать: «все это – полная ерунда, мы лучше будем продолжать играть на своих гитарах», или попробовать освоить новые технологии звукозаписи и продюсирования и посмотреть, что они могут дать нашей группе. Мы выбрали второй путь, и все 80-е пытались инкорпорировать компьютерно-сэмплерные технологии в нашу музыку. Да, они оказались очень важны для нас, но все же не настолько, насколько мы полагали в самом начале их освоения группой. Все-таки необходимо сосредотачиваться на написании песен, а не на работе с очередным компьютером! Я так и остался «акустическим», как я говорю, музыкантом, и для меня самое важное – работать на сцене с профессионалами своего дела, причем не даже обязательно приятными людьми. Главное, чтобы они хорошо умели играть на своих инструментах. Надеюсь, ты понял: я – за то, чтобы технология находилась под контролем музыки, но уж никак не наоборот. Пожалуй, наши эксперименты со звуком закончились с выходом альбома «Rock Island» (1989), и вот уже на протяжении почти 15 лет Jethro Tull – это группа, которая привела все современные звуковые технологии в соответствие с собственным музыкальным материалом.

– Некогда могучая британская рок-сцена славна сейчас не классическим роком, но огромным количеством совершенно потрясающего музыкального отстоя. Что, по вашему мнению, является истинной причиной этой неприглядной ситуации?

– Да абсолютно то же самое творится не только в Британии, но и в любой стране западного мира, имеющей развитую музыкальную индустрию! Вопрос, как говорится, в соревновательности – музыка перестала быть единственным развлечением, в которое потребитель может вложить деньги. Хорошо было 30 лет тому назад – Jethro Tull сравнивали с группами Yes, Genesis, Emerson Lake And Palmer и King Crimson, а теперь нас сравнивают с Yes, Genesis, King Crimson и игровыми приставками Sony Playstation! Ха-ха-ха! Люди старшего поколения лучше снятое по современным технологиям кино посмотрят, чем будут слушать серьезные рок-группы. Индустрия развлечений все сделала для того, чтобы музыка оказалась вне ее. Поэтому те поп-артисты, с которыми имеет дело большой шоу-бизнес, имеют мало отношения к музыке. Это просто выгодное вложение денег. Но и в Европе, и в Америке, и в любой другой стране мира, как я догадываюсь, есть люди, которым неинтересно зарабатывать деньги при помощи музыки – им просто интересно играть музыку. Понятно, что такие музыканты не так уж и успешны, и потому их отвергает большой шоу-бизнес.

– И все же, существуют ли сейчас в Британии какие-либо достойные молодые рок-группы?

– В Британии полно достойных и традиционных по своему звучанию рок-групп, постоянно играющих по мелким залам или клубам. Но ты сделал ошибку, когда спросил меня о любимых рок-группах – рок– и поп-музыка никогда не входили в сферу моих интересов, ха-ха! Мне это не было особо интересно даже в юношеские годы. Мои корни – это фолк, классическая музыка и джаз, вот их я и продолжаю слушать. Есть такая совершенно фантастическая ирландская группа Flux, вот они-то и есть мои фавориты на сегодняшний день. Формально это – фолк-дуэт, они используют свирели и волынки, но их музыка находится где-то между фолком и роком. Отличная группа – Tempest из южной Калифорнии, они даже несколько раз открывали наши концерты в США. Музыканты Tempest – молодцы, они играют вроде бы ирландский фолк, но по звучанию они – настоящая рок-группа. Да и вообще в США и Скандинавии хватает отличных групп, исполняющих прогрессив-рок. К сожалению, в Британии картина иная – молодое поколение здесь не очень-то жалует прогрессив. А вот в континентальной Европе прогрессив, напротив, любят, да и группы там есть интересные. Но сейчас не начало 70-х – и в музыкальных журналах редко увидишь фотографию музыканта, играющего прогрессив-рок, и уж тем более рекламу подобной музыки нельзя обнаружить в магазинах. И пусть я не покупаю новых рок-альбомов, я прекрасно представляю себе ситуацию на современной музыкальной сцене. Повторюсь, я и в 16 лет не особенно следил за новинками поп– и рок-музыки. Я всегда, честно говоря, был староват для рок-н-ролла.

– Как удается сосуществовать Яну Андерсону, старому рокеру и лидеру Jethro Tull и Яну Андерсону – одному из крупнейших владельцев лососевых ферм в Британии?

– Если говорить о себе, то я не ощущаю себя таким уж богатым фермером. Да, в 70-е я захотел получить более гарантированные доходы, нежели те, что дает музыка, и вложился в приобретение лососевой фермы. Тут большую роль сыграл мой интерес к сельскому хозяйству. Однако я не могу назвать себя таким уж богатым фермером – весь доход от фермы идет в развитие производства на ней, и спустя 20 лет я обнаружил, что мой интерес – не лосось, а другое промысловое существо. Я не хочу больше быть богатым фермером, разводящим лососей, а хочу быть богатым фермером, разводящим омаров или кого-нибудь еще, ха-ха! В общем, я так и не обогатился за счет своего фермерства – иногда мы теряем даже больше своих доходов, ведь рыбоводство – очень непредсказуемое занятие. Но все равно очень интересное и важное для будущего человечества. Только от продажи альбомов Jethro Tull у меня доходы все равно больше...

– И последний вопрос – пять ваших любимых альбомов Jethro Tull?

– Прежде всего, наш второй альбом «Stand Up» (1969) – поскольку это был первый альбом, где я действительно написал эдакие интересные песни, а не просто блюзы. Это был огромный шаг в развитии музыки Jethro Tull. Другой фаворит – альбом «Aqualung» (1971), ведь он оказался очень успешным не только потому, что пьесы «Aqualung», «Cross-Eyed Mary» или «Locomotive Breath» очень хорошо воспринимались публикой на концертах. Мне-то тогда было куда как интереснее играть акустические номера вроде «Slipstream». Однако «Aqualung» не только превратил Jethro Tull в общеизвестную группу, но еще и показал публике, что рок-музыка может быть не только такой, к которой она привыкла – а с обилием акустического материала. «Aqualung» важен для меня как акустический альбом. Третий альбом – «Songs From The Wood» (1977), это просто очень хорошая групповая работа с большим авторским вкладом всех музыкантов Jethro Tull и интересными аранжировками. Эталон звучания Jethro Tull, если угодно. На альбом «Crest Of A Knave» (1987) попали одни из моих любимых песен Jethro Tull, а что касается песни «Budapest» – так для меня это вообще лучшая песня нашей группы. И, наконец, «Roots To Branches» (1995) – просто хороший альбом безо всяких объяснений! И там есть песни, которыми я очень горжусь, потому что я писал их по пять лет, ха-ха! Впрочем, многие песни с этих работ можно будет услышать на нашем новом концертном альбоме. И, наконец, я хочу сказать, что мои любимые альбомы Jethro Tull – это все концертные работы, поскольку наш материал гораздо лучше слушается на концерте. Так что «Songs From The Past» тоже станет моим любимчиком!

Поддерживайте канал «Говорит Всеволод Баронин» лайком публикации и подпиской на канал. •