Истребление тиранов-2013. Рецензия на книгу Константина Сапожникова «Уго Чавес» (Серия «Жизнь замечательных людей»).

22 September 2019

Сапожников К.Н.
Уго Чавес.
М.: Молодая гвардия, 2013. – 482 [14] с.: ил., 10000 экз. – (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1432), ISBN 978-5-235-03641-3

Истребление тиранов-2013. Рецензия на книгу Константина Сапожникова «Уго Чавес» (Серия «Жизнь замечательных людей»).

Вряд ли кто-то будет спорить с утверждением, что покойный Уго Чавес был последним латиноамериканским диктатором современности. Однако пониманию личности покойного и его крайне своеобразных методов управления Венесуэлой мешает именно определение «латиноамериканский»: жителям всего остального мира очень трудно уразуметь удивительный менталитет обитателей Южной Америки, той части света, где, как некогда было остроумно замечено, форма превалирует над содержанием. И военная форма – в том числе. Что вообще можно понять в этой жизни европейцу, если даже на страницах биографии Уго Чавеса определения «праздничный» и «военный» зачастую являются синонимами, требующими отдельного пояснения?

Удивительно, что автор книги Константин Сапожников является опытным журналистом-международником, и специалистом именно по Латинской Америке – на ее страницах почти не видать этой то ли припадочной, то ли карнавальной специфики повседневной и политической жизни этого континента. Автор пишет, как памятник из чугуна отливает – Уго Чавес встает со страниц книги былинным титаном, устраняющим на благо своей страны извечную североамериканскую угрозу (попутно – еще и, как оказывается, сионистскую), отважно дружащим с Россией (с каких это пор закупки нашего вооружения стали приравниваться к отваге? – с брежневских, вестимо!) и совершено достающих сограждан потоками демагогии, выдающих в нем своеобразного национального лидера. Точнее говоря, лидера с абсолютно колониальной ментальностью: «Народ Венесуэлы все обижают. И США – в первую очередь». И с манией величия вдогонку: правление Чавеса, как известно, звалось и зовется в Венесуэле «боливарианской революцией». Хотя, наверное, сам Симон Боливар вряд ли был доволен таким не в меру творческим подчиненным, доведись тому служить под его началом.

Но шило национально-географической специфики неутомимо рвется из мешка: читатель попадает будто бы на другую планету, узнавая о всех этих воинственных партиях и объединениях с аббревиатурными названиями на радость компьютерщикам вроде MBR-200, PRV, COPEI и AD, о попытках переворота – как самого Чавеса (1992), так и против Чавеса (2002) – оба из которых не состоялись в первую очередь по причине фантастического бардака в рядах заговорщиков и их нерешительности, о своеобразии тюремного заключения Чавеса, когда ему передавали «за периметр» видеокамеру с возможностью снять передачу о себе, об управлении страной из прямого эфира ежедневной передачи «Алло, президент!»… Вот эти подробности здесь описаны здорово и лучше всяких умствований объясняют читателю, что какова нация – таков и национальный лидер. Конечно, в былые времена специалисты из ЦРУ вряд ли стали бы терпеть на протяжении нескольких лет очередного умопомрачительного персонажа, неутомимо дружащего с Кубой и тов. Фиделем Кастро лично, и на Чавеса нашелся бы свой Пиночет – но теперь другие времена… Все равно Чавесу мнится на каждом шагу (и каждой странице книги) американской заговор, о котором повествуется в выражениях, достойных эпохи большого террора в СССР, а сам он является субъектом уже не политики, но массовой культуры: «Уличные художники стали писать портреты Чавеса сразу же после попытки переворота в 1992 году». Латинская Америка как она есть – только за последнее столетие марши в честь христианских святых сменили марши во славу собственных президентов в военных мундирах

Параллель с общеизвестным рассказом Владимира Набокова налицо – тиран хочет выглядеть страшным, но выгладит больше смешным. Конечно, для лиц, от его правления избавленных, и не слишком понимающих дикую специфику удаленного от нас континента. От того континента, где обладание капитанскими погонами уже способно превратить неинтересного, ординарного демагога совершенно «вагонного» уровня в кумира масс. К тому же из текста ясно следует, что в молодости Чавес был плохим офицером. Но и диктатором он оказался не лучшим: пройдет отведенное время, и Уго Чавес останется в истории кем-то вроде мужского варианта Евы Перон. С одной только разницей: Ева Перон выставляла себя на посмешище только перед здравомыслящими гражданами родной Аргентины, а Чавес просто не догадывался о том, что живет в информационную эру, и выставлял себя на посмешище всему миру.

Рецензия на книгу опубликована в газете «Книжное обозрение» №25–26, 2013 (2373–2374).

Поддерживайте канал «Говорит Всеволод Баронин» лайком публикации и подпиской на канал.