Любая военная конфронтация закончится применением ядерного оружия между США и Россией: мнение

06.04.2018

Отставной российский генерал говорит, что отношения между Соединенными Штатами и Россией более опасны, чем во время «холодной войны».

Пол Сондерс, «The National Interest», взял интервью у ушедшего в отставку российского генерала Евгения Бужинского. Бужинский ушел из Вооруженных сил России в 2009 году в качестве генерал-лейтенанта.

Пол Сондерс: Недавно вы сказали, что конфронтация между Соединенным Королевством и Россией по поводу отравления Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери может привести к «последней войне в истории человечества». Что вы имели в виду?

Евгений Бужинский :Извините, но корреспондент Би-би-си неправильно понял меня. Это не между Россией и Великобританией: между Россией и так называемым «коллективным Западом», кстати, под руководством США. Этот инцидент был преступлением. При расследовании такого рода преступлений любой следователь должен задать несколько вопросов: кто выиграет? Каков мотив? Поверьте, для президента Путина он - последний человек на Земле, который пытается сделать такую ​​страшную вещь накануне президентских выборов в России и накануне чемпионата по футболу в Москве. Это вопиющая провокация, но какова цель этой провокации? Я не знаю, слышали ли вы «последние новости», что британская военная лаборатория сказала, что нет никаких указаний о том, что этот яд относится к российскому производству, что неудивительно для меня. Поэтому никаких доказательств, никаких доказательств,

Вопрос всегда задавался в эти дни, если это новая холодная война или вторая холодная война. Я всегда утверждаю, что это хуже! Во времена «холодной войны» все было ясно: идеологическая конфронтация, но были определенные истины, определенные красные линии, никаких угроз, никаких санкций. А недавно, американский сенатор Линдси Грэм призвал нажимать на Россию, изолировать Россию, чтобы экономически урезать Россию. На мой взгляд, это очень опасная игра, чтобы попытаться углубить и изолировать Россию.

Пол Сондерс: В своем заявлении вы, похоже, предполагаете, что видите реальный военный конфликт между Россией и Западом. Как вы думаете, что-то подобное может произойти?

Евгений Бужинский : Первое место, где может возникнуть такой конфликт, - это Сирия. Недавно, несколько дней назад, когда русские поговорили с Данфордом (председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд) после того, как американцы угрожали поразить центр Дамаска, а Россия сделала публичное заявление о том, что если Соединенные Штаты ударят по центру Дамаска, где находятся российские военнослужащие, где находится штаб-квартира, где находятся российские полицейские и советники, тогда Россия наносит ответный удар по крылатым ракетам и носителям крылатых ракет. На мой взгляд, это очень опасно, поскольку американские крылатые ракеты запускаются с военных кораблей.

Пол Сондерс: Значит, вы считаете это заявление генерала Генштаба генерала Валерия Герасимова серьезной угрозой?

Евгений Бужинский : Да, это серьезно. И я не думаю, что он шутил или просто делал заявление, чтобы удивить некоторых американцев. Нет, я абсолютно уверен, что он серьезно.

Пока мы находимся в Сирии, есть вопрос химического оружия. Террористы, а не сирийское правительство, являются теми, кто размещает химическое оружие в определенных местах в целях провокационных нападений. Соединенные Штаты в таких обстоятельствах могут решить нанести удар по Дамаску.

Пол Сондерс: И в такой ситуации российские военные будут следовать заявлению генерала Герасимова? Многие люди в США скажут себе, что у России действительно сильная военная сила, но президент Путин в конечном итоге является очень прагматичным человеком, который знает, что экономика России составляет менее 5 процентов объединенной экономики США и Европы, и он никогда не рискнет.

Евгений Бужинский : В случае войны экономика не имеет значения. 5 процентов, 2 процента, 3 процента, это не имеет значения. Потому что, если все закончится на войне, это будет очень короткая война. Считаете ли вы, что Россия будет вести войну с Соединенными Штатами в течение нескольких месяцев или лет? Конечно нет.

Пол Сондерс: Вы предполагаете, что это перерастет в ядерную войну или закончится очень быстро из-за природы современной войны и обычных вооружений в распоряжении Соединенных Штатов и России?

Евгений Бужинский : Это очень трудно предсказать, но я уверен, что любая военная конфронтация закончится применением ядерного оружия между Соединенными Штатами и Россией. Я не верю, что ядерную конфронтацию можно контролировать; это иллюзия со стороны Соединенных Штатов.

Пол Сондерс: Вы видите какие-либо опасности в других местах помимо Сирии?

Евгений Бужинский : Возможно, Украина, если вмешаются США. Украина начала это, ответила Россия. Но я не думаю, что это очень вероятно.

Пол Сондерс: Возвращаясь к спору вокруг г-на Скрипаля, Соединенное Королевство призвало к солидарности среди своих союзников. Большинство стран НАТО также исключили российских дипломатов. Соединенные Штаты, конечно, исключили очень значительное число, а также закрыли консульство в Сиэтле. Как вы думаете, какое влияние у вас было на территории России? Какое послание от этого сильного, скоординированного ответа взяли русское правительство и российский народ?

Евгений Бужинский : Прежде всего, я повторяю: что случилось с г-ном Скрипалем, это была плановая провокация. Я не знаю, была ли Великобритания одна в планировании этого, но это явная провокация, пытающаяся демонизировать и изолировать Россию. Найти предлог для высылки российских дипломатов. Вот почему я не уверен, куда может привести этот конфронтационный путь. Что будет дальше? Например, теперь Соединенные Штаты думают об их ответе; они вытеснят еще один раунд российских дипломатов. Россия вытеснит еще пятьдесят. Тогда Соединенные Штаты вышлют еще пятьдесят. После этого, что тогда? Замораживание дипломатических отношений?

Пол Сандерс: Обратившись назад, вы упомянули идею о том, что все это началось с британской провокации, и, похоже, в России широко распространено мнение, что это была какая-то провокация, как вы думаете, будет ли мотивом британского правительства сделать что-то подобное?

Евгений Бужинский : Ну, не обижайтесь, но я считаю, что движение Терезы Май было согласовано с Вашингтоном. Об этом думают многие российские эксперты и наблюдатели. Каков был мотив? Я не знаю, может быть, это была попытка отвлечь внимание от внутренних проблем, с которыми сталкивается Тереза ​​Май. Например, каков был первый пункт повестки дня на последнем саммите ЕС? Brexit, включая условия, которые не благоприятны для Великобритании. А после этой провокации? Россия, обсуждая европейскую солидарность с ней, вместо того, чтобы говорить о Брексите. Возможно, это был настоящий мотив.

Пол Сондерс: Как вы можете себе представить, очень немногие люди в Соединенных Штатах или Великобритании считают правдоподобным, что британское правительство сделает что-то подобное. Как вы думаете, есть ли какие-либо доказательства, которые предположили бы, что что-то подобное могло произойти, вне вашего взгляда, что на самом деле не было мотива для России, чтобы сделать что-то подобное, и есть мотив для Великобритании?

Евгений Бужинский : Я должен сказать вам откровенно: я знаю некоторых людей из наших разведывательных служб, и они очень обеспокоены. Поскольку г-н Скрипаль обменивался через незаконный обмен шпионских программ, возникает опасение, что это может поставить под угрозу или разрушить весь механизм обмена. Каково использование этого механизма, если после этого люди будут убиты? С российской стороны нет никакого мотива. На британской стороне мы можем только догадываться.

Перевод The National Interest