Россия подписывает новое соглашение с CERN в 2018 году!

10.03.2018

Какой смысл в большом Какой смысл в Большом адронном коллайдере
Какой смысл в большом Какой смысл в Большом адронном коллайдере

Каждый раз, когда в газеты попадают результаты фундаментальных исследований, кто-то, а возможно, многие люди задаются вопросом: стоит ли оно того?

То же происходит и с матерью всех экспериментов в физике, готовой исследовать неизведанные уголки субатомной области после двух лет модернизации.

Эта огромная машина считается одним из крупнейших экспериментов, с невероятно сложным оборудованием, заполняющим 27 километров кругового туннеля стоимостью чуть менее чем 4 миллиарда евро.

В 2008 году, когда громадная машина была приведена в действие, один из ведущих британских ученых выразил свое недовольство: «Похоже, что ученые-физики, изучающие частицы, получают все необходимые им деньги».

Шум и ярость?

Он считал, что человечество стоит перед длинным списком проблем, которые, на данный момент, заслуживают большего внимания в ЦЕРНе.

Вверху этого списка располагается чистая энергия.

Если бы смогли начать все с начала, говорил он, потратили бы мы все эти миллиарды на исследование частиц?

Я слышал подобные жалобы, когда космический аппарат Розетта совершил свое историческое свидание с кометой вдали от Марса.

Когда сотрудники центра управления космическими полетами собрались вокруг меня, один из моих комментариев вызвал среди них шумиху, требуя ответить, кому принесет выгоду это путешествие на далекую ледяную глыбу.

Мне был задан вопрос: «что хорошего могут дать человечеству знания, которые мы там приобретем?»

Один из ответов вполне прагматичен: если комета когда-нибудь полетит на нас, то будет полезно знать, из чего она сделана и как отклонить ее траекторию.

По другому мнению, эти знания помогут удовлетворить наше любопытство относительно того, являются ли кометы источником воды или даже всей жизни на нашей планете.

Но самым интригующим является утверждение, что предыдущие поколения могли только с трепетом и страхом наблюдать за кометами, в то время как мы можем стать первыми, кто их изучит.

Откровение

Те же аргументы применимы и к Большому адронному коллайдеру.

Когда он открыл знаменитый Бозон Хиггса и подтвердил его положение в Стандартной модели физики, это было поистине выдающимся достижением.

Оно доказало существование невидимого процесса, который играет основополагающую роль в придании частицам их массы и материи.

Крупное событие, но изменило ли оно что-нибудь в нашей повседневной жизни? Конечно, нет.

Но это большой шаг навстречу понимания того, как устроена вселенная, и еще больше предстоит узнать.

Следующее столкновение частиц может раскрыть что-нибудь о материи, которая существует, но еще не была обнаружена. Вещество, известное как темная материя.

Эксперименты могут доказать идеи, что существуют дополнительные измерения или множество невиданных ранее частиц, которые образую пары с теми, о которых нам уже известно.

Все это может стать для нас откровением относительно того, как мы воспринимаем материал, который мы видим и осязаем – как он создается и что удерживает его части вместе.

Несмотря на то, что открытия эти потрясающие, они не повлияют на то, как мы живем, как мы просыпаемся на следующий день и идем на работу.

Взгляд в будущее

Но именно так функционирует наука. Новая идея может открыть дверь и тогда, ученые будут решать: входить ли в эту дверь, чтобы десятилетия спустя разработать практическое применение.

Например, тот факт, что мы живем в эпоху электроники, не установился от одного лишь открытия, совершенного за один день.

При рассмотрении можно увидеть, что корни всего этого уходят к теоретикам и экспериментаторам, которые провели фундаментальные исследования еще в 19 веке – Майклу Фарадею, Джеймсу Кларку Максвеллу и Дж. Дж. Томсону. И это только немногие их них.

Кто знает, вдруг Бозон Хиггса или темная материя, или дополнительные измерения в конце концов приведут к громадному скачку в последующие 50- 100 лет?

Суть в том, что мы этого никогда не узнаем, если ЦЕРН не начнет исследования уже сегодня.

В 1960, когда НАСА под давлением пыталась оправдать стоимость посадки на Луну «Апполона», оно указало на побочные изобретения.

Так, оно утверждало, что лунная экспедиция послужила толчком к развитию технологий и, в результате появилась миниатюрная электроника

и сковорода с непригорающим покрытием.

Такого рода побочные продукты также являются заботой ЦЕРНа.

Он с полным правом может присвоить себе заслугу за создание системы обмена информацией по всему миру: Всемирной Паутины.

Благодаря исследованиям, которые иногда могут казаться неуместными, вы сейчас имеете возможность прочитать эту статью.