Балетное язычество

21 November 2019
118 full reads
2 min.
168 story viewsUnique page visitors
118 read the story to the endThat's 70% of the total page views
2 minutes — average reading time

Балетное язычество

В Хабаровском Музыкальном Театре – премьера балета «Невеста Одина»

Язычество притягательно, в нем чувствуется будоражащая запретность и скрытая опасность. Насколько мы стали гуманнее и терпимее с тех языческих времен? Научились ли подставлять щеку? Обрели ли мы прощение, и стало ли оно нашей повседневной привычкой? А «не суди, и сам не судим будешь»? А «возлюбить ближнего»?

С какой истеричной самозабвенностью мы ищем жертв для нашей параноидальной страсти, граничащей с шизофренией! Кто только не побывал во «врагах Отечества» - от креаклов до украинцев с мигрантами. А нам все мало! Нам подавай жертвенное ложе и вереницу невинных душ во славу нашего внутреннего Тецкатлипоки. И в этом дымящемся кровавом зеркале, словно морок, отражение вечной толпы, где каждый вроде бы кричит: «Иисуса Христа!», а вместе получается «Варавву!».

Балетное язычество

И если жертвенность – одна из христианских добродетелей, то культ жертвы добродетелен ли? Жертвенность, порой такая пафосно-театральная, чуть ли не единственная семейная скрепа для иных российских дам. Но выбор доброволен, и если есть насилие, то совершаемой самими женщинами над собой. А вот что касается культа жертвы, так к этой языческой «забаве» так близка всякая матросовщина. Вот уж где беснование, если, конечно, рассматривать с точки зрения тех, кто подталкивает будущую жертву к амбразуре.

Есть и более безобидные жертвы. Например, крашеные яйца на Пасху или просто молитва, просто стихи.

Балетное язычество

Это был балет о язычестве или балетное язычество? Пластическая постановка, представленная на экспериментальной сцене Хабаровского Музыкального театра, называлась «Невеста Одина». Фолк-балет? Скорее сценическая фантазия, пластический спектакль, где органично сплелись элементы актуальных танцевальных и фольковых направлений. В этом фьюженовом «древнегерманском» действе как сполохи проглядывало славянство, но не матрешочно-хороводное, а странное словно воспоминание из прошлой жизни.

Балетное язычество

Начало спектакля было странно-мистичным. В театральный холл вышла Норна (актриса Василиса Серова), как и положено богине судьбы с клубком красных ниток. Зрители, ухватившись за красную нить, осторожно ступая, словно боясь разорвать эту нить жизни, пошли за норной в зрительный зал. Всякая настоящая магия начинается с какой-нибудь пустяковины, а уж попадают люди в фантазийное пространство всегда несколько странновато. Допустим, через шкаф или пройдя через потайную дверь, открыв ее волшебным ключиком. Здесь же просто красная нить.

И вот, когда все зрители собрались в зале, вдруг случилось чудо. Бывает такое, словно это предвосхищение любви. Только зашли в зал, только посмотрели на сцену, и словно влюбились в действо. А может и правда эта нитка была волшебной?

На сцене три Норны и проект этнической музыки Карсилама — Алексей Квитков и Руэндиль.

Балетное язычество

В начале постановки была не просто песня на древненорвежском языке, это было погружение в странный фантазийный мир с разговаривающими барабанами, птицами-флейтами, Норнами, одноглазым богом, алчущим невесту.

Отдельно о музыке. Как правило, синтез живой музыки и фонограмм не получается органичным, и здесь волшебство какое-то.

Балетное язычество

И были сакральные игрища, и были чувственные пляски, исполненные ярой языческой, даже скорее оргазмической энергией. И все это напомнило игрища на Ивана Купалу, но только не в редакции вожатых детских лагерей, там, где прыгали через костер, как раз сказала одна хабаровская патриотка, в нижнем белье, а искомого, со сплетеньем в любовной страсти голых тел. Того самого Ивана Купалу с распутным поиском ночью в лесу огненного цветка папоротника, и с обретением его в объятиях с тем, кто попадется под горячую руку или под черт знает что еще. И все во имя плодородия, чтобы земля и бабы рожали... А может просто выпускал народ пар. Уж лучше так, нежели всякие октябрьские революции.

Балетное язычество

Энергии было вдосталь в этом маленьком зале экспериментальной сцены Хабаровского Музыкального театра. Все действо было рядом, – протяни руку, и, казалось, тебя втянет внутрь этой балетной истории. И никаких тебе пресловутых театральных экранов, четвертых стен, никакой этой пошлой советской провинциальной традиционщины. Все как на ладони, прятаться негде, а потому актеры, словно голенькие — никакого вранья, никаких прикидываний. И от этой почти детской искренности помноженной на сумасшедшую либидозность (а без нее не танцы, а так спортивные притопывания с показом нелепых костюмов) оторваться от происходящего на сцене не было возможно.

На афише написано было 18+. «Будет ну очень, - так ансонироволи балет и хулигански прищуривались. Ничего «такого ну очень» не было. Была чувственность, какой-то дикий темперамент, эротизм. е, кто выжил в 90-х в прошлом тысячелетии не понаслышке знает об этом германском «дастиш фантастиш» или советских саунах с комсомольскими активистками. Так вот «Невеста Одина» - невинна и припечатав «18+» в театре явно перестарались. Такое можно и нужно показывать старшеклассникам.

Сюжет балета? Язычники должны были пожертвовать кем-то из своих соплеменниц богу Одину. Жрица, она же Норна, выбрала одну девушку и возложила на ее голову невестин венец. Девушка было пошла против воли жрицы, однако, противиться воли соплеменников не смогла. В итоге жертвенный алтарь и пятна на полу то ли от ягод, то ли от сладкой крови.

Балетное язычество

- Я увлекалась скандинавским фолком, фолк-роком, стала читать легенды, мифы, предания и смотреть фильмы. Все это было похоже на снежный ком, - поделилась Ирина Огурлиева, постановщик балета.- В основе спектакля человеческое жертвоприношение, показанное через свадебный обряд. В спектакля Норна — Василиса Серова пела руническую поэму на древненорвежском языке, а две танцовщицы ее показывали: волк живет в лесу, золото приносит раздор, выкован меч... Этот язык – и на котором пела Василиса, и жестовый естественно, что никто не знает, но что-то зрители чувствовали.

Зрители не то что чувствовали, зрители были погружены в эту невероятную фантазийную атмосферу, и казалось, что понимали этот древненорвежский язык, а потом в конце спектакля долго аплодировали.

Ю.Вязанкин