Гвозди, олени и пристанище Бахуса

3 July 2019

Гвозди, олени и пристанище Бахуса

В Хабаровском театре драмы завершили сезон аншлаговым «Сном в летнюю ночь»

Билеты на «Сон в летнюю ночь» раскупили, как любят сегодня писать некие таблоиды, словно горячие пирожки. Аншлаг на ночь в Хабаровском театре драмы был и тихим, и неожиданным.

Разные ночи в разных заведениях культурных, около, и совсем некультурных вроде бы должны и утомить жителей Хабаровска, кажется, что не изменяющих, как и их предки, сельскому укладу жизни. А тут, в театре было народу - не протолкнуться. И большей частью молодежь, в крайнем случае, средний возраст. Все любительницы латиноамериканских запеканок остались смердеть у телевизоров, так что дышалось легко, лица были светлы и умны. Радость, а не публика.

Гвозди, олени и пристанище Бахуса

Ночь была не душной, не жаркой, слегка моросил дождик. Публику поделили на пять частей, людей выстроили в колонны, назначили цвета – красный, синий, зеленый и стали заводить в театр. Главное - не потеряться, не отстать от своих.. Кто-то скажет, что это было похоже на квест, кому-то напомнит о современном, актуальном театре, кому-то это напомнит народные мистерии, где каждый актер, и зритель, ввернутый в водоворот действа..

Театр - не просто так, у этого древнейшего искусства, кажется неиссякаемо обаяние, сравнимое с магией. Сначала вроде кажется, что жидка водица, а не успеешь глазом моргнуть и сладко тонешь, боясь не то, что кашлянуть, а порой и вздохнуть..А единение зала в катарсисе, в биссировании, когда не жалеешь ладошек и пытаешься задержать эту ускользающую новую действительность? А жадное любопытство? А что же там, за картонными очертаниями этой новой Вселенной, что там за прожекторами? А актерство, наверняка, мед, кажется, что у публики и жадность, и аппетит порой, до этого яства посильнее будет, чем у многих профессиональных лицедеев.

Гвозди, олени и пристанище Бахуса

Получив задание поставить несколько сцен из пьес, известных, наверное, всем - «Ревизор», «Снежная королева», «Борис Годунов», «Ромео и Джульетта», «Гроза», группы начали путешествие по театру. Это был своего рода «постановочный процесс»… По всему зданию – от «Поляны танцующих духов» до «Радужной топи», от «Лицедейского капища» до «Реки магических отражений»...Зрители, они же актеры, они же участники этой мистерии подбирали костюмы и музыку к своему спектаклю, пробовали свои силы в изготовлении бутоньерок. Какой же театр без бутафорского цеха… А какие были фотографии, сделанные в фотозонах! Хотя бы ради этих фотографий стоило бы побывать в Театре драмы!

А что люди? Если в самом начале один хабаровчанин негромко «пилил» свою супругу: « Куда мы попали?!!! Зачем я тебя послушал!!!», то получив роль оленя в « Снежной королеве», присмирел, а потом уже появился и драйв, и удовольствие, и даже специальный приз за смелость от жюри. Это же не просто так – осознанно найти в себе оленя, да еще и представить это все почтенной публике! Можно, конечно, представить плохо скрываемое смятение супруги, увидевшей рога на голове своего мужа … Хотя, может быть и не было смятения!

Гвозди, олени и пристанище Бахуса

Мужчин и даже женщин с усиками и бородками было какое-то немыслимое количество. Путь и были они нарисованы, но порой глядючи на пробегающую мимо красавицу с черными усиками, представлялось, что это Ханума, то ли Хабаровск преобразовался в Ереван.

Уставшие от экскурсий и репетиций на сцене ( это было как-то особо и волнительно и даже трепетно) хабаровчане переводили дух в пристанище Бахуса. У иных настолько переводился этот дух, что они спешно «выходили» из сна и покидали поле боя Мельпомены с Талией ( Талия- это не только приятная часть туловища, но и муза, ответственная за комедию). Большая же часть публики терпеливо репетировала и ждала – финала….

Репетиции на сцене чуть затянулись, да и главное-это не только сами репетиции но и съемка удачных моментов.

Гвозди, олени и пристанище Бахуса

..И только под утро началась завершающая церемония. Где-то было смешно, где-то нудновато, где-то даже как-то удивительно талантливо. Эти «на скорую руку» сделанные видеопрезентации спектаклей объединяла искренность. А это главное для любого театра. И неудивительно, что большая часть публики дотерпела, дождалась итога всех этих снов..

Только когда рассвело, удалось поговорить с главным всей этой театральной «оргии». Виктор Асецкий казался, безусловно, уставшим, но довольным - четверо суток на ногах!

- Большинство людей осталось себя посмотреть, а это был пятый час утра из-за того, что есть тяга попробовать свои силы в театре. И при этом весьма удачные были пробы.

-Зачем это все нужно актерам, театру?

- Все это нужно, чтобы о нас чуть побольше узнали хабаровчане. Например, Маргарита - наш бутафор, это интересный человек, ее нужно показывать людям, рассказывать о ней. У нас есть много и интересных людей, и интересных нюансов, о которых люди не знают. Надеюсь, что те, кто вышел на сцену из участников «Сна в летнюю ночь», что-то поняли, что-то узнали новое о театре. У нас побывало людей больше, чем мы планировали. Это значит, что мы интересны. Кстати, в организации ночи приняло участие более тридцати актеров нашего театра. Все включились и работали с интересом!

- Что сегодня происходит с Театром драмы?

-Приехали режиссеры, ставят интересные вещи, ставят такое, какого раньше у нас не было. Это движение, по крайней мере что-то впереди засемафорило.

…В шесть утра в Хабаровске совсем светло. Пахло мокрым асфальтом, чистота и свежесть невероятная. А ведь хорошо, несмотря на бессонную ночь! И совсем не жалко ни времени, ни сил! Когда где-то там, в области сердца что-то щелкнуло, и настроение такое, словно новый год провел в кругу родных и близких, непонятно, но явно щелкнуло…

…Во время церемонии не только смотрели видеоролики, но и разыгрывали гвозди, выдернутые из сцены. И мне подарили такой, весь кривой…но не кривой, а изогнутый… Говорят, что такие гвозди приносят удачу. Поживем-увидим.

Юрий Вязанкин

P.S. В Хабаровском театре драмы идут репетиции новых спектаклей - «Портрет страха» и «Тест Тьюринга» с режиссёром Максимом Кальсиным, «Моя профессия — синьор из общества» (оригинальное название — «Икра и чечевица») со столичным режиссёром Эдуардом Ливневым.

В августе труппа уходит в отпуск, а пока продолжаются трудные будни, день за днем артисты читают тексты, вместе с режиссёром разбирают взаимоотношения персонажей, художник создаёт эскизы декораций и костюмов. Премьеры всех этих спектаклей состоятся осенью.