Хабаровск: ДВ-фестиваль и мертвый Вязанкин

11 November 2020
Хабаровск: ДВ-фестиваль и мертвый Вязанкин

Я только в 2000-м прописался в Хабаровске. Прожил в общаге 18 лет. А уж как-то только не извращались хбрвчане в своих фантазиях! «Да он миллионер подпольный», - шипели мне в спину хабаровские «панки», те, которые днем панковали, а потом к мамке на борщ, а потом ванну, и тепленькая постелька. Особо смешно, как они сегодня рассказывают о лихих 90-х!

Один толстомордый хбрвчанин с лицом комсомольского вожака как-то гордо делился в сети, как он «н@бал Вязанкина», сказав, что у него не было рубля, заплатить за вход. «А у меня в то время и три бутылочки водки было припрятано, да и деньги были».

Тогда я весил 64 килограмма, профиль был, фаса не было, потому что жрать было нечего. Но зато делал рок-фестивали.

Хабаровск: ДВ-фестиваль и мертвый Вязанкин

Это любимое дело хбрвчан – подъе@ть, а поймаешь за руку и дашь сдачи, начинают обвинять тебя в несносном характере.

«Я, конечно, Вязанкина, как все ненавижу», - говаривал один музыкант, ставший потом большим интернет-деятелем.

Хотя был один момент хороший. Некие хабаровчане собрали группу и назвали ее «Мертвый Вязанкин». Побоялись заявиться на фестиваль, а зря. Взял бы.

Эта ненависть, при чем, довольно искренняя, если честно, заводила меня. Как-то один деятель в сердцах сказал: « Этот Вязанкин прорастает сквозь асфальт». А мне понравилось.

Хабаровск: ДВ-фестиваль и мертвый Вязанкин

Как-то некие деятели во Владивостоке назвали меня и мою команду голодранцами: «Типа у нас во Владивостоке бабки, у нас все модное, группы из Москвы модные возим, да и наши местные группы модные, это у нас рок! А вы просто голодранцы»

«Ах так! – думаю. Может мы и общаговские, может и голодранцы, но фестиваль по-настоящему роковый у нас».

И тут приходит мне заявка от московской группы IFK. Тогда в ней играл внук Андропова, некогда генсека всего и вся СССР.

Вот это мне и нужно.

Ни модная молодежь во Владивостоке, ни, тем более, модная молодежь в Хабаровске, об IFK ничего толком не знала. Мода она же до Дальнего Востока , как до жирафа доходит. Долго и не по прямой. Потом еще вой стоял до конца года. А там уже группу признали лучшей альтернативной группой в России, со всеми модными вытекающими следствиями из этой модной дальневосточной дрясни.

Группа она была неплохая. И играли хорошо. Ноя посмотрел- посмотрел, и не пошел знакомиться. Не понравились, как люди.

Взял и поставил после них Affect из Южно-Сахалинска. Ну и представьте: после толпы московских карликов вдруг на сцене появляются два богатыря - два брата, да еще с тяжелой версией народной песни про «тыж мене пидманула».

В итоге

1. Мы хоть и голодранцы, уважаемые попсовики из Владивостока, но у нас на сцене побывал внук Андропова. И кто после этого голодранцы.

А потом мы как-то встречали приморских музыкантов на белом Линкольне. Приехали они из Владика на плацкарте, как нормальные граждане, а мы тут их встречаем на Линкольне. Вот такие мы голодранцы!

2. Братья из группы Affect выступили так, что о москвичах и думать все забыли. Может, мы и играем хуже, но мы настоящие, искренние, драйвовые. Ну и диковатые, конечно. Вредные. Это я о себе.

Хабаровск: ДВ-фестиваль и мертвый Вязанкин

На последнем 14-м фестивале вышел на сцену и на первой песне – судорогой свело брюшные мышцы. Отпустило после выступления. Концерт начался в 16.00. Закончился он в 6 утра. Ехал в автобусе домой, заснул, и чуть было не упал с сидения. Подумал, что все, пора заканчивать с фестивалем. Надоело.

А тут еще пошли они сплошные Мумий Тролли и Земфиры местного разлива.

Взял и закончил фестиваль.

Но ненавидеть не перестали. Талант у меня такой. Вызываю у некоторой категории хабаровчан искреннюю ненависть. Взять того же холуйоныша.

А вот с талантливыми людьми общий язык нахожу почему-то. Люблю я их. И кошек.

Одним словом, с любовью ко всем,,

Ю.Вязанкин. Пока еще живой.