Негидальские тайны и кумаланы

11 June

Трилистник

Первый раз увидел вблизи негидальские ковры – кумаланы, три года назад и подивился.  В них была какая-то целительная сила.  Рядом постоишь, полюбуешься соцветиями и как будто соками земли напитаешься.

Вышитый трилистник словно парит над поверхностью ровдуги – сыромятной оленьей кожи. Смотришь и не веришь, что такое возможно. Кажется, прикоснешься, и откроется портал – проход в неведомую Вселенную. И страшишься, и глаз оторвать невозможно.

Для негидальцев трилистник – особое растение, главное. Они его боготворят, считают основой жизни, потому что его молодые побеги спасают лосей после долгой зимы, а лось является основным промысловым животным негидальских охотников. В старину, когда не было лекарств, отваром из этого растения лечили практически все болезни – и воспаление легких, и гастрит, и туберкулез.

Эти кумаланы – творения негидальской художницы-мастерицы Дарьи Надеиной из села Владимировка района имени Полины Осипенко.

О людях, живущих около реки

Загадочный народ негидальцы. Одни ученые называют их потомками тунгусов, оставшихся жить на Амгуни, другие, ссылаясь на генетические исследования, говорят, что они – потомки тех народов, которые шли в Америку. Говорят, что ближайшие родственники негидальцев – эскимосы.

Представителей этого народа всегда было немного, ровно столько, сколько могла прокормить земля, на которой они живут. С приходом советской власти нарушилось хрупкое равновесие, стал уменьшаться народ, растворяться среди эвенков и русских. И самое страшное – стал умирать язык. Носителей негидальской речи осталось всего трое. Умрет язык – умрет народ, погибнет цивилизация, погибнут уникальные культурные коды.

Конечно, что-то делается. Правдами и неправдами подготовлен и издан букварь. К нему еще хотя бы три пособия: для второго, третьего и четвертого классов. Пока еще живы аутенты, используя гнездовой метод, начать бы восстанавливать язык с самых маленьких. Но, видимо, власти недосуг – ни местной, ни краевой.

Немецкий Фонд культуры народов Сибири издал сборник «Негидальские сказки, рассказы и обычаи» на русском и негидальском языках тиражом 100 штук. Это событие для целого народа. Книгу иллюстрировали негидальские дети из национального села Владимировка района имени Полины Осипенко.

Ее бы переиздать так, чтобы каждому представителю этого народа досталось по красочной книге, осталось-то на свете всего 480 негидальцев. Однако ни денег, ни воли в Хабаровском крае на это нет – ни у власти, ни у общественности.

Женщина-космос

В селе Владимировка живет Дарья Ивановна Надеина.  Она не только мастерица, но и одна из трех оставшихся аутентов, носителей негидальского языка. Именно благодаря ей появился букварь.

— Выпускаются книги, электронные пособия, чтобы сохранить негидальскую речь для потомков.  Сами же негидальцы не хотят изучать свой язык. Они говорят: «Кому это нужно?» Самый бедный народ тот, кто не знает родного языка.

Удивителен женский национальный наряд у Дарьи Ивановны! Негидальские узоры не похожи на узоры других амурских народов, не похожи на узоры эвенков и эвенов – другой мир, другая Вселенная. И снова трилистники, словно нарисованные, а не вышитые.

— Это моя работа. Я три года вышивала. До сих пор работаю, а в свободное время занимаюсь всем тем, что мне интересно: бисеро- и лозоплетением, работаю по дереву, занимаюсь выделкой шкур. Мне очень интересно вышивать и заниматься меховой мозаикой. Правда, годы берут свое. Мне 78 лет.

— Проще же ничего не делать, сидеть днями на скамейке или лежать на диване.

— Нет, мне не просто. Когда приезжаю в Хабаровск, мне говорят: «Ты в городе, наверное, с ума сходишь!» А я говорю, что я с ума схожу, потому что у меня руки бездействуют. Я должна хоть что-то делать своими руками.

— Негидальское декоративно-прикладное искусство уникально.

— Взять меховую мозаику. Казалось бы, один и тот же материал. Но негидальцы совсем по-другому преподносят его. Чувство у нас есть какое-то особое к этому природному материалу. Мы стараемся показать красоту меха.

— Смотришь на ваши работы и помимо гармонии форм и фактур, сочетания цветов чувствуешь, что за ними скрыто тайное знание о нас, о мироздании. Это похоже на книги с незнакомыми письменами: понимаешь, что скрыта информация, а прочитать не можешь.

— Прервана связь времен, связь поколений. Многое было утрачено. Например, язык. Когда я была маленькой, было зазорно говорить на своем родном языке. Нас учили русской речи, мы обязаны были знать ее хорошо. Когда сама учила детей, поощряла, когда они знают свой родной язык. Если есть знание нематериальных ценностей, традиций, корней своего народа, тогда это богатый человек. Если все это утрачено, нужно приложить силы, чтобы восстановить все это. И нужно иметь терпение.

Букварь

— У меня ушло четыре года на создание негидальского букваря. Приглашали профессора из Санкт-Петербурга Александра Певнова. Он владеет всеми языками приамурских народов, да еще знает якутский, эвенкийский и эвенкский языки.  В Хабаровске встречались и создавали, правда, с трудом.

— Считается, что этот народ приобрел оседлый образ жизни только в начале прошлого века.

— Поэтому некоторых слов не было в обиходе. Александр Петрович Певнов и говорит: «А вы позвоните своей матери и спросите, есть ли в негидальском языке слово «капель». Я  ему: «Вряд ли. Строений деревянных не было. Откуда бы капели взяться?» На всякий случай звоню. Отвечает невестка, а она у меня украинка. Я говорю: «Света, спроси у бабы, есть ли в негидальском языке слово «капель»? Так как она хорошо русский язык не знает, ты ей скажи: когда с крыши вода капает». Мне Света перезванивает и говорит, что есть в негидальском языке слово «капель» — «самданэ». Значит, когда-то давно негидальцы  не были кочевыми, дома строили, раз в языке это слово есть. Чем больше углубляешься в язык, тем становится интересней. Откуда у негидальцев были свои слова для обозначения Японии и японцев, Китая и китайцев, корейцев? Есть слова для тростника и даже для обезьяны. (И у соседей негидальцев, нивхов, в языке есть свое слово, обозначающее этих животных. Видимо, когда-то очень давно предки этих народов видели приматов, контактировали с ними. – Авт.)

Россия богата не нефтью и лесом, она богата народами и их культурами. Если бы мы понимали это, как зеницу ока хранили бы эти культуры. Малых культур не бывает, есть просто малочисленные народы, за каждым из которых бесценный опыт, свои открытия. Просто о многом мы в силу нашей нелюбопытности не знаем. Может, пора начинать изучать, учиться у коренных народов любить землю, на которой мы сегодня живем.

Юрий Вязанкин

Негидальцы – это люди, живущие у реки. Поэтому они едят в основном рыбу – жареную, пареную, соленую, вареную, делают из нее котлеты и еще много чего.
Дарья Ивановна родилась в многодетной семье, в которой, кроме Даши, было ещё 8 детей. Их мама, Анна Порфирьевна Надеина, – известная негидальская мастерица, заслуженный художник России. Именно она научила дочь шитью и вышивке, изготовлению уникальных национальных изделий.