Если человек не знает имени Лукерья — он не читал ни Куприна, ни Пушкина


Лукерья Ильяшенко рассказывает о балете, ролях на сопротивление, откровенных сценах, а также признается в любви Тиму Бёртону.

Лукерья Ильяшенко

Российская киноактриса
Фильмография, избранное: «Сладкая жизнь» (2014−2016),
«Измены» (2015), «Студия 17» (2013), «Танцы насмерть», (2016), «Про любовь. Только для взрослых» (2017), «Налет» (2017), «Герасим» (2017), «Сережка» (короткометражка, 2017), «Ноль» (2018), «Поселенцы» (2019), «Призрак» (2019).

Возраст: 29 лет
Место рождения: Самара

SAVE THE DATE с Лукерьей
смотрите осенью сериал «Аванпост» на телеканале ТВ3

Instagram: @lukerya

— В детстве ты профессионально занималась балетом, о чем знают немногие, и у тебя прекрасная физическая форма, это видят все. Почему ты не превратила детское хобби в профессию, и сейчас мы могли бы лицезреть Лукерью Ильяшенко в роли Одетты или Одиллии?

— В какой-то момент я просто призналась себе самой, что недостаточно одаренная для этого ремесла. Я понимала, что есть люди более достойные и решила уступить им дорогу. В моей жизни был эпизод, когда меня пытались пристроить в ГИТИС на балетмейстерский факультет, даже до третьего тура довели. Я пришла туда, посмотрела на этих талантливых девочек из Вагановского училища, из МАХУ, и подумала, что занимаю чье-то место и, пожалуй, стоит поискать себя в чем-то другом.

— И ты пошла на филфак?

— Моя мама настаивала на каком-то высшем образовании, я же безумно хотела танцевать. Танцевать я продолжила, но учиться пошла на лингвиста-регионоведа. Кто это такой, я до сих пор не знаю, какая-то загадочная для меня профессия (Улыбается). Английский язык я, все-таки, выучила, правда, не благодаря вузу, а потому что 4 года встречалась с гражданином США.

—  Ты — единственный ребенок в семье, интроверт, почему ты не осталась на тихом спокойном филфаке, где отучилась 5 лет, а решила уйти бунтовать в актерство?

— Я забрала документы на последнем курсе филологического и поняла, что больше не могу тянуть кота за хвост и вымучивать из себя профессию, которой никогда не буду заниматься. Не мое это.— Что сказала мама, которая так хотела, чтобы дочь получила земную профессию?— Мама до сих пор периодически кричит на меня и говорит: «Забери диплом!». (Смеется).— Почему «Школа драмы Германа Сидакова», а не пятерка мастодонтов: МХАТ, ГИТИС, ВГИК, Щука или Щепка? — Меня никуда не хотели брать. Мне говорили, что я слишком взрослая или, наоборот, слишком молодая, что моя внешность какая-то не такая, что я слишком необычная, не понятно, что со мной делать. На тот момент мне было 23 года, и я уже работала в мюзиклах. Тогда, я подумала, что было бы логично развиться до синтетического артиста — уметь и петь, и танцевать, и играть. Когда я шла к Герману Сидакову, моя задача была не в кино сниматься, а продолжать развиваться в направлении мюзикла.— А в классический репертуарный театр тебя не тянуло?— Нет. Мне был интересен именно синтетический жанр, даже для собственного ощущения некой великолепности. (Улыбается). Когда ты одновременно прыгаешь гранд па де ша и тянешь «ля» третьей октавы, а еще какие-то эмоции играешь, ты чувствуешь себя крутым, многофункциональным артистом. Я даже немного с презрением относилась к тем актерам, которые умеют только играть. Ну, вы лицедействуете, а что дальше?Инстаграм - это моё портфолио.—  Ты хорошо знаешь английский язык, есть амбиции покорить западную киноиндустрию? — На Западе мы никому не нужны. Русский артист на Западе никаким образом не применим, в Голливуде и своих достаточно. Единственное, как можно попасть в западный проект, когда одна из зон кинопроката — Восточная Европа, и продюсерам нужно, чтобы фильм хорошо продавался. Вот, тогда, и приглашают артистов из России, Беларуси, Украины в некий  голливудский блокбастер и привлекают местную аудиторию. Единственная русская по рождению актриса, которая успешно снималась в Штатах в арт-хаусе — Наталья Гурдина, она же Натали Вуд.— После оглушительного успеха роли Леры в сериале «Сладкая жизнь» (прим. ред. - производство Good Story Media, ТНТ, 2014-2016 гг., реж. Д. Кочаров и А. Джунковский) твоя личная жизнь как-то изменилась? Тебе приходили письма от мужчин с предложением познакомиться? — Какие-то люди, конечно, пишут, но мою личную жизнь это никак не затронуло. Заводы, газеты и пароходы не образовались (Улыбается). Я не скажу, что стала пользоваться бешенной популярностью у мужчин после «Сладкой жизни».— Странные мужчины. А у тебя не было опасений, что после «Сладкой жизни» и «Измен» ты запомнишься зрителям и продюсерам исключительно в амплуа разбитной любовницы-разлучницы, поверхностной красотки? — Думаю, я так и закрепилась. Другое дело, что сейчас в моей фильмографии уже есть кардинально противоположные роли: жена полицейского в сериале «Налет» для Первого канала, или заключенная в новом проекте «Поселенцы» на НТВ. Для себя я этот вопрос закрыла, это не худшее амплуа. Такие роли всегда интересно играть.— Как думаешь, личный жизненный опыт с партнером намного старше тебя, способствовал твоему профессиональному раскрепощению?— Я бы так не сказала. Знаешь, когда у меня были откровенные сцены с Толей Горячевым (прим. ред. — имеется ввиду сериал «Сладкая жизнь»), он настолько прекрасный скромный профессиональный и добрый человек, что единственной моей задачей было не обидеть его, можно даже сказать, уберечь, и сделать все максимально профессионально. Я мечтаю сняться у Тима Бёртона. Сыграть какого-нибудь зомби или вурдалака.— При запросе «Лукерья Ильяшенко» в интернете, первой строкой все ищут твои фото из журнала MAXIM. Ты довольна этой фотосъемкой? Не было ли у тебя рефлексии как у творческого человека удалить всё во веки веков?— О, это ужасная фотосессия! Не знаю, что на меня тогда нашло. Я была блондинка, и к тому же, мне нарастили длиннющие пряди волос, сделали какой-то драматический макияж, моя физиономия на фото полна страсти (Смеется). Я стараюсь больше не смотреть на эти фотографии. В другом имидже я бы еще снялась для мужских журналов. Не считаю зазорным или стыдным демонстрировать себя, пока позволяет возраст и внешний вид. Вся Америка и Европа так живут, кроме нашей пуританской страны. — Давай поговорим про твою недавнюю роль женщины-зечки в «Поселенцах». Как ты приняла предложение режиссера и продюсеров?— Ты знаешь, я очень люблю роли на сопротивление. Играть заключенную — дико интересно. Мне недавно позвонили продюсеры и спрашивают: «Луша, ты готова ради проекта подстричься под мальчика?» Я всеми руками и ногами «за»! Даже налысо могу. Поправляться ради роли только не хотелось бы.— Какая у тебя дрим-роль и кто твой дрим-партнер? —  Дрим-партнер — Гари Олдман или Юэн МакГрегор, но боюсь этого никогда не случится. А дрим-роль — сыграть наркоманку. А ля фильм «Реквием по мечте», только женский вариант. Еще, я мечтаю сняться у Тима Бёртона. Обожаю его. Хотя бы эпизод или даже в массовке постоять, в образе какого-нибудь зомби или вурдалака. (Смеется).— Именно поэтому, тебя не смутила роль мурании в сериале «Выжить после», где по сюжету твой персонаж во всех сериях ходит с матовыми черными линзами?— Да, это было интересно. Правда, после съемок у меня начались проблемы со зрением. — В соцсетях тебя часто сравнивают, а иногда и путают с актрисой Любой Аксеновой. Что бы ты хотела сказать всем этим людям? — У нас, наконец, случился совместный проект с Любой Аксеновой! Мы сняли пилот для телеканала ТВЗ под рабочим названием "Училка по вызову". Я играю темное альтер-эго Любы. Единственное, я там буду с челкой. Надеюсь, это как-то будет отличать нас друг от друга (Смеется). Вообще, для меня подобное сравнение - большой комплимент, Люба - очень красивая и талантливая актриса.

—  Про имя. На какое имя в детстве ты хотела поменять свое? И самый курьезный случай, связанный с именем.— Я хотела быть Оксаной. До 14 лет я постоянно спрашивала маму, зачем же она назвала меня таким странным именем. Я была абсолютно уверена, что поменяю имя. Меня назвали в честь прабабушки. Все курьезы были связаны с моей первой большой любовью — он был американец, и два месяца не мог запомнить как меня зовут. Как он только не коверкал мое имя, но потом, вроде, выучил (Смеется). Мое имя — это лакмусовая бумажка на уровень образованности. Если человек не знает имени Лукерья, значит, он не читал ни Куприна, ни Пушкина.Русские артисты на Западе никому не нужны. В Голливуде и своих достаточно.

—  Про ЗОЖ. Ты бегаешь, у тебя прекрасная растяжка. Какие вредные привычки у тебя есть и как ты с ними борешься?

— Бегаю, когда есть время, на самом деле. Я пытаюсь заниматься спортом, но свободного времени катастрофически не хватает. Про вредные привычки, к сожалению, говорить не могу. По контракту нельзя. Что касается питания, как говорила Майя Плисецкая: «Не жрать!. Можно сколько угодно ходить на тренировки, но, по сути, это единственный действенный способ, желудок просто меньше становится. А так, конечно, я люблю фитнес, боди-балет, планку и бег.

— Создается ощущение, что ты всегда в одном комфортном для самой себя весе. Как ты относишься к новомодным суперфудам: ягодам годжи, семенам чиа, спирулине?

— Такой я стала относительно недавно. К 29 годам своей жизни, я, наконец, поняла какой для меня оптимальный вес. Не секрет, что кадр прибавляет 5−7 кг, как бы ты этого не хотела. Думаю, оптимальный для меня вес — 47−48 килограммов, про росте 164 см. Суперфуды, честно говоря, никогда не пробовала. Знаю, что точно работает диета Дюкана, где только овощи и белок. Когда-то, я сотрудничала с компанией, которая привозит на дом уже готовую сбалансированную еду, я пробовала придерживаться такого питания. Меня хватило на 5 дней, потом поняла, что легче, вообще, ничего не есть. Надоедает.

— Риторический вопрос: что делать девушке, если она не умеет и не любит готовить, а ее парень привык к домашним котлетам и борщам?

— К маминым? (Смеется). Я с такими никогда не встречалась. Можно пойти в магазин и купить готовый борщ и котлеты. Я не считаю, что нужно себя так кардинально менять. Подстраиваться под любимого человека возможно, но если вы категорически не совместимы в быту, наверное, вы просто друг другу не подходите. Нормальный вменяемый парень поймет: если у тебя активный образ жизни и ты занятой человек, тебе просто некогда готовить. Если не поймет, может попробовать найти кого-то еще?

— Ты активно пользуешься Инстаграм, часто выкладываешь stories, делаешь прямые эфиры, отвечаешь на вопросы подписчиков, при этом к агрессивной популярности Ольги Бузовой, вряд ли, стремишься? Что для тебя значит общение в соцсетях?

— Я скажу честно, у меня не было бы Инстаграм, если бы он не монетизировался. Он приносит мне деньги. И, поскольку, я — актриса, Инстаграм — это отчасти мое портфолио. Если кто-то хочет посмотреть мои живые фотографии, без макияжа, все заходят в Инстаграм. А Ольга Бузова — большая молодец, даже питаю к ней уважение. (Улыбается).

— Твое самое яркое детское воспоминание?

— Когда я жила в Самаре, мы ездили с мамой за Волгу и ели воблу. Помню, возле нашего домика обитал большой пес, у него постоянно текли слюни. Он меня очень любил, но любовь эта была безответной, я его избегала. В какой-то момент он, все-таки, воспользовался моей слабостью — я сидела на ступеньках домика и ела яблоки, он подошел и таки положил свою слюнявую морду, испачкав мои любимые модные штаны.

— Ты часто говоришь, что совсем не романтична. Продолжи фразу: «Я ненавижу 14 февраля, зато обожаю…»

— День ВДВ! (Смеется). Я люблю роли на сопротивление. Играть заключенную — дико интересно.

Интервью провела: Дарина Грибоедова Фото: Ксения Андрианова

Если вы хотите видеть больше такого в своей ленте — ставьте лайк и подписывайтесь на канал.

Больше историй на сайте Вандерласта.

Вандерласт в фейсбуке, инстаграме и на саундклауде.