428 subscribers

Дмитрий Сиротин. Королевство имени бабушки

Автор: Наталия Богатырёва
Автор: Наталия Богатырёва

Как вылечить сказочного короля от депрессии?

Для этого герою сказочной повести Дмитрия Сиротина надо отправиться в страну Ковровию, которая находится внутри настенного ковра. Данька каждый вечер подолгу разглядывает его, и в причудливых узорах ковра ему видятся разные забавные существа. Один из нафантазированных им человечков оказывается придворным короля Ковролина Первого. Этот придворный по имени Ковровый просит у Даньки помощи. Их жизнерадостный король впал в депрессию, и власть пытается захватить злой первый министр, который мечтает запретить шутки, смех и веселье. «Сила, мощь и строгость – вот что надо! И чтобы не в разноцветные ковры одевались, а в черные! А то рябит в глазах от этой пестроты и яркости! И дворец черным должен быть, и сама страна наша Ковровия! И вообще всё вокруг! Приду к власти – никаких красок!».

Дмитрий Сиротин. Королевство имени бабушки
Дмитрий Сиротин. Королевство имени бабушки

Конечно, Даниил соглашается отправиться в Ковровию, чтобы спасти короля и народ этой страны. Подобно героям народной сказки, мальчик должен пройти своеобразную инициацию, повзрослеть. В обычном мире ему «вообще редко что-то доверяли». Взрослые упрекали его за рассеянность и безответственность. В сказочном пространстве, когда рассчитывать приходится только на себя, Данька проявляет собранность, находчивость и мобилизует все свои знания, ведь Интернета здесь нет.

И конечно, ему помогают все положительные герои сказки: одноклассница Лена Кольцова, которая ему очень нравится (вот вам и сказочная царевна, только не пассивная, а деятельная и решительная), учитель Алексей Борисович, которого ребята «нафантазировали» и вызвали в Ковровию, местные брат и сестра, ковер-самолет и даже баран-интеллектуал. Объединенными усилиями они исправляют формулу магического зелья, которым злой министр опаивал короля, лишив его радости жизни. Ребята и их помощники превращают «злой чай» в «добрый чай». Этот чай возвращает королю веселое и доброе расположение духа.

Сказка юмористическая, озорная, она порадует юного читателя игрой слов. Каких только словечек не напридумывал автор от изначального «ковёр»! Королевством, вернее коВролевством правит не король, а коВроль. Величают его Ковролин Первый. Жители называются ковровичи. Деньги – ковришки. Есть своя полиция – ковролиция. Есть ковробанк. И даже есть свой интернет – ковронет, правда, локальный, информация там только про Ковровию.

В сказке много смешных перекличек с обычным миром. Например, жители Ковровии ездят в общественном транспорте по карте «Четвёрка». Есть забавные отсылки к явлениям масс-культуры. Так, доктор Ковраки, чтобы развлечь короля, рассказывает ему анекдоты про Вовочку, Чапаева и Петьку, Винни-Пуха и Пятачка (правда, полностью только про Вовочку, и то самый безобидный из этой обширной серии). Фраза «Оставь меня, Ковраки, я в печали» напомнит реплику Ивана Грозного из кинокомедии «Иван Васильевич меняет профессию». Это создает комический эффект и намекает на некую интертекстуальность. Шутливо переиначиваются в книге известные песни, например, «Марш авиаторов»: «Всё выше, и выше, и выше летит наш ковер, то есть я…» — распевает ковер-самолет.

Между прочим, Ковровый – мой ровесник, как и все остальные жители ковровой страны. Они отсчитывают дату своего рождения от времени изготовления ковра. Ковровый торжественного разгладил очень мятую бумажку и не менее торжественно прочел: « — «Трикотажная фабрика «Заря». Настенный ковер из пряжи. 1967 год»… Небось постарей твоей бабушки будем!» В нашем мире это еще вполне энергичный и работоспособный возраст, но, видимо, в сказочном мире стареют раньше, и Ковровый постоянно жалуется то на старческую сентиментальность, то на начинающуюся деменцию: «Я старенький уже, пятьдесят три года…».

На что Лена парирует: «Какой вы старенький? У меня дедушке семьдесят два года, а он и в проруби зимой купается, и бегает в парке каждое утро. И «Рамштайн» слушает. И не говорит, что старенький!» Энергичная решительная Лена советует и новому знакомому бегать вокруг деревьев, что вытканы на ковре, и почти убеждает его.

В этой жизнерадостной, задорно-веселой сказке неожиданно трагический финал. Он выглядит искусственным, как бы приделанным наспех для того, чтобы произведение приобрело глубокомыслие. Такой финал не оправдан ни сюжетно, ни психологически. Бабушка в финале умирает, так и не проснувшись, и Данька, вернувшись из своего квеста, который проходил во сне (типичный прием для романтической волшебной сказки) обнаруживает ее бездыханной. Но поскольку образ бабушки вообще не разработан автором (мы узнаём про нее только, что она хорошо спит и громко храпит, ну, еще соседей считает баранами), то и проникнуться к ней симпатией читатель не успевает. Горе мальчика, конечно, от этого не меньше, но заключительные строки этой сказочной повести, которые должны бы вызвать сентиментальные раздумья, увы, не трогают. Хотя автор попытался сделать слова бабушки, которая «переселилась» в страну Ковровию, щемящее-значительными: «Я теперь здесь. Я всегда буду здесь. И с тобой. Как только уснешь. Главное – очень захотеть… Здесь, в Ковровии, смерти нет… Пока ты меня помнишь, я буду с тобой…»

Лучше было бы завершить сказку ликующим «пиром на весь мир», чтобы сохранить чистоту жанра юмористической, иронической сказочной повести.

Сиротин Д. Королевство имени бабушки : Повесть-сказка для детей и родителей. – СПб. : Антология, 2021. – 128 с. : ил. – (Полоска света).