В Берлине 4 мая 1945 года

5 May

Репортаж корреспондента газеты "На страже Родины" из поверженной столицы нацистской Германии.

На Унтер ден Линден из Шарлоттенштрассе выходит нескончаемая колонна пленных - несколько тысяч человек. Пленных сопровождают автоматчики во главе со старшим сержантом.

Пленных всё больше и больше. Их ведут тысячными колоннами. Гитлеровские солдаты пугливо выбираются сами из подвалов, из туннелей метро, из развалин домов, поднимая кверху руки, пристраиваются к колоннам, либо, нацепив на палку белый платок или полотенце, подходят к первому встречному советскому офицеру и просят отправить их в плен. Пленные заполняют все магистрали, ведущие из центра германской столицы в армейские тылы. На улицах, подъездов и подворотен стоят берлинцы - старики, женщины, подростки. Они смотрят на пленных. Некоторые из них рады, и то и дело можно слышать, как берлинцы говорят:

- Наконец-то война в городе прекратилась!

Группа наших офицеров решила осмотреть уцелевшую часть здания рейхстага. Бойницы в окнах, пулемёты, фаустпатроны, загаженные коридоры в вестибюле, изуродованный зал заседаний, в котором лакеи-депутаты собирались, чтобы прослушать очередную речь бесноватого Гитлера.

На Йоркштрассе одна наша часть нашла большой склад продовольствия. Прибежавший на стук заведующий складом, дородный немец с седым ежиком волос на маленькой голове, угодливо подал ключи. Продовольственных складов в Берлине много. В них мука, консервы, мороженое мясо. А на улицах и плацах толпятся женщины и дети в поисках пищи. Я спросил у одного старика, почему берлинцы голодали, хотя в городе было много складов, наполненных съестными припасами. Старик оглянулся по сторонам, подошёл ко мне вплотную и тихо, почти шёпотом сказал:

- Склады были только для эсэс.

Жаль, что нет сейчас в Берлине делегатов от шахтёров Подмосковного угольного бассейна, от научных работников Урала, от лесорубов Бурят-Монголии. Они бы порадовались сами и привезли замечательные вести своим землякам. В центре германской столицы, на берегу Шпрее, у Тиргартена стоят недавно вышедшие победного боя танки. На башнях, рядом номерами машин, под красными звёздами красуются надписи: «Лесоруб Бурят-Монголии», «От шахтёров Мосбасса», «От научных работников Урала». Они построены на трудовые рубли, отданные советскими патриотами в помощь Красной Армии. Пилоставы из Забайкальской тайги, забойщики Щекинского рудника, свердловские, тагильские конструкторы могут гордиться: и они участвовали в завоевании Берлина, как участвовала в этой исторической победе вся наша страна, приславшая сюда лучших своих сынов, оснастившая свои полки первоклассной техникой.

...Вот свежие могильные холмы, заботливо прибранные, обсаженные яркими цветами. Над одними могилами пирамиды, обтянутые красным кумачом с пятиконечными звёздами наверху. Над другими - мраморные или гранитные плиты с нарисованными либо высеченными надписями. На гранитной полированной глыбе, венчающей первую могилу, значится: «Гвардии сержанты Петренко, Кулдашев, гвардии рядовые Абыякий, Нагоркин, Касимов. 29 апреля 1945 года. Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины». На другой плите слова: «Гвардии лейтенант Гоцуляк Иван Степанович, 1917 года рождения, погиб 29 апреля 1945 года».

Эти советские воины немного не дожили до победы. Но без их благородной жертвы не было бы и победы. Наши бойцы понимают это, по-своему сурово ценят проходя мимо могил, отдают честь либо останавливаются на минуту и, сняв пилотки, молча всматриваются в надписи на плитах и пирамидках.

На здании рейхстага и над Бранденбургскими воротами развеваются алые знамёна нашей победы. Из окон и с балконов домов свешиваются белые флаги. На перекрёстках неутомимо управляют движением регулировщицы, бойцы прибивают к столбам таблички с названиями улиц и указатели. Берлинцы очищают мостовые и тротуары от обломков кирпича и других следов недавнего сражения.

Настаёт вечер.

Из углового здания сквозь окна доносятся дружные крики «ура». Там только что закончился митинг бойцов и офицеров - представителей двух фронтов. Два лейтенанта, столкнувшись в темноте, вдруг начинают обниматься. Один с 1-го Белорусского фронта, другой - с 1-го Украинского.

- Зайди, Миша, непременно зайди, - приглашает высокий артиллерист, - мы рядом живём.

Ответные слова заглушает песня. Чей-то тенорок старательно выводит: «Вниз по Волге реке!...»

Мы в Берлине! Мы прочно овладели центром немецкого империализма и очагом немецкой агрессии.

П. НИКИТИЧ.
(Спец. корр. ТАСС).
Берлин, 4 мая.

Опубликовано в газете «На страже Родины», 5 мая 1945 года