Вторая чеченская война. Беслан: как это было и что произошло

1 сентября 2004-го года на российском юге, в городе Беслан, произошёл один из самых страшных терактов на постсоветском пространстве. Эта трагедия оставила глубокий след в российском обществе, и многие её уроки, явные и неявные, очень важно учитывать сегодня.

Как это было

На День знаний более сорока террористов, вооруженных автоматами и гранатометами, захватили бесланскую школу №1, где удерживали в заложниках более 1100 человек, среди которых было 770 детей. За первые несколько часов террористы расстреляли 10 взрослых мужчин и выбросили их тела во двор. Немедленный штурм представлялся невозможным, так как злоумышленники заминировали школу.

На переговоры с террористами приезжали президенты Ингушетии и Северной Осетии, осада тянулась несколько дней, но ничто не говорило о том, что развязка будет столь кровавой.

3 сентября, днём, когда врачи из МЧС должны были с разрешения боевиков забрать уже несвежие трупы с территории, прилегающей к школе, в школьном спортзале (где находились все заложники) произошло два взрыва, в результате которых разрушило часть стены и крышу. Дети в панике побежали, террористы начали по ним стрелять, и сразу после этого спецназ начал штурм. Очень хотелось бы сказать, что силовики сделали все, что должны были сделать, но это, к сожалению, не так: к началу штурма две штурмовые группы из десяти оказались в 30 километрах от города (!), где отрабатывали штурм на здании, аналогичном бесланской школе; некоторые офицеры Центра специального назначения (ЦСН) возле школы были без бронежилетов, но все равно побежали к спортзалу.

Дальше начались настоящие городские бои, вышедшие за пределы собственно школы. Остроты прибавляло и то, что в перестрелке участвовали и местные ополченцы (дело происходит на Кавказе — у многих есть оружие), бывшие в основном родственниками захваченных детей. Стрельба, крики детей, взрывы — весь этот ужас продолжался до самого вечера. А последний выстрел прозвучал в 23.15: стреляли из танка (!) по школьному подвалу, где спрятались трое не успевших сбежать террористов.

В итоге 334 человека погибли (больше половины из них были детьми), а 800 были ранены. В результате штурма также погибли десять сотрудников «Альфы» и «Вымпела», ранения получили ещё 26. Часть террористов прорвались и ушли живыми. Это была настоящая катастрофа.

Ошибки

Вообще я бы хотел избежать огульного обвинения офицеров, участвовавших в освобождении школы: в боевой обстановке люди действуют по ситуации, а ситуация была адская. И бойцы спецназа действительно сделали все, что могли сделать в тех кошмарных обстоятельствах. Но такие жертвы были бы невозможны без просчётов наверху.

Начнём с того, что тяжёлое вооружение террористы получили не абы где, а в ходе недавнего рейда на Ингушетию и то, что они смогли довезти его до Северной Осетии и захватить там школу, говорит только об огромных зияющих дырах в системе контртеррористической операции на Кавказе как раз в тот самый момент, когда она была в самом разгаре.

И это несмотря на изначально пристальное внимание к событиям из Москвы: за эти несколько дней оперативный штаб возле школы посетили глава МВД Рашид Нургалиев, шеф ФСБ Николай Патрушев и тогда ещё просто депутат Дмитрий Рогозин. Это не говоря уже о местных фигурах, таких как муфтий Северной Осетии Руслан Валгатов, президент Северной Осетии Александр Дзасохов, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, полпред Южного федерального округа Владимир Яковлев и самый авторитетный человек среди ингушей Руслан Аушев, который смог вывести с собой после переговоров с террористами около 26 детей.

К слову, последний факт, по мнению некоторых, может указывать на связи Аушева с боевиками (в конце концов вести переговоры он вызвался сам). Веса этой версии придаёт тот факт, что одним из руководителей террористов при захвате школы мог быть Али Тазиев (известный как Магомед «Магас» Евлоев), этнический ингуш и — вот это поворот — бывший охранник Аушева.

«Раздвоение» тактического командования усугубило проблему на местах.

Операцией по освобождению школы руководили два оперативных штаба: официальный возглавлял Валерий Андреев, глава ФСБ Северной Осетии, вторым руководили генералы ФСБ из Москвы. Оба штаба никак не могли разграничить свои полномочия и не сумели организовать периметр безопасности вокруг школы, что привело к беспорядочному штурму. Приговором для руководства силовиков во всей истории является тот факт, что эвакуацию заложников из горящей школы организовали не они, а местные жители, вовремя подогнавшие машины и направившие к месту эвакуации людей.

Читать далее