— Неужели война?! — запаниковали мы. Ответить нам было некому. Некому было подсказать, что делать!

15.05.2018

Служба в армии обернулась войной. Часть 1

Желаю вам мира и добра! — так традиционно заканчивают свои выступления ветераны Великой Отечественной войны. Их любили приглашать на открытые уроки в школы и военные училища.
В преддверии семидесятилетия со дня окончания Великой Отечественной войны ветеранам вручали юбилейные медали.

И вот о чём говорят ветераны:

— Когда я вспоминаю о войне, — то в первую очередь мне на ум приходит не девятое мая сорок пятого года, когда фашисты капитулировали. Кстати, до нашей части, которая тогда находилась под Дрезденом, эта новость долетела лишь на следующий день. Это было радостное событие. И конечно, более радостное, чем окончание Сталинградского сражения, прорыв блокады Ленинграда, освобождение Курска.

Весной сорок первого года, как только мне исполнилось восемнадцать, я призвался в армию. Поверьте, нет ничего на свете более ценного, чем жизнь человека. Все остальное ерунда. Но если одни люди понимают это с пеленок, то другим приходится проходить через ряд испытаний, чтобы обрести эту мудрость.

Они вдруг поймут, что устраивать пальбу в кого бы то ни было — страшно.

Я был записан в воздушный десант. Меня направили в учебную часть, которая находилась вблизи западной границы Украины с Польшей. Должен был состояться наш первый пробный вылет. Когда стемнело, мы погрузились в самолёты и поднялись в воздух. Стало светать, и была дана команда "прыгать". Все в последний раз проверили парашютные крепления и все стали покидать самолёты.

Мы должны были собраться все на земле в определённом месте, чтобы совершить марш-бросок на двадцать пять километров, где нас встретит наземный транспорт, чтобы вернуться в часть. А по пути планировали сделать привал с полевой кухней.

Настроение у нас было приподнятое, так как все запланированное напоминало хорошо организованный туристический поход. Правда, лишь до той поры, пока мы не оказались на земле и не увидели, как над нами пролетают немецкие самолеты.

Кто-то высказал предположение, что это муляжи — чтобы приблизить учения к реальным боевым условиям. И даже первые взрывы и отдаленная стрельба некоторых не напугали. Однако у меня на душе сразу же стало неспокойно. А после приказа сержанта бежать на восток я вообще чуть не впал в ступор.

Вместе с шестью товарищами затрусил по полю вдоль лесополосы. Невдалеке, справа, показалась колонна темных грузовиков с сидевшими в них солдатами с автоматами в руках.
Грузовики и солдаты явно были не советские.

— Неужели война?! — запаниковали мы.

Ответить нам было некому. Некому было подсказать, что делать — то ли спасаться, то ли вступать в бой. Первое показалось более разумным, но было понятно, что мы не сможем обогнать технику, а значит, окажемся в тылу врага и далеко от расположения наших войск. В такой ситуации после некоторого спора мы приняли решение бросить парашюты и идти налегке.

Идти ночью в обход хуторов и сел, а днем прятаться в зарослях и оврагах. Такая тактика позволила нам продержаться два дня. На третий день голод и дождь заставили нас забраться в одиноко стоявший сарай и просить помощи у хозяев дома. В дом отправились двое. Вернулись с хлебом, картошкой и просьбой немедленно уходить, потому что немцы зверствовали.

Если бы нас обнаружили, то вместе с нами не стало бы всей семьи. Мы двинулись дальше, убедившись, что оказались в опасности. До того момента мы еще тешили себя надеждой, что это просто недоразумение.

Продолжение читайте ЗДЕСЬ