Умри, гад! – в каком-то азарте закричал я и нажал гашетку. Очереди двух пушек ШВАК вспороли мессер

30.03.2018

В детстве я говорил своей маме, что, когда вырасту стану летчиком. И я сдержал свое слово.

Летное училище я закончил в 1941 году, на тот момент мне исполнилось 22 года. Помню, эти летние предвоенные дни, и сообщение 22 июня, в котором говорилось, что Гитлер объявил нам войну.

Так началась моя война...

Как-то во время очередного воздушного боя, когда мы прикрывали переправу на Днепре, один из немецких истребителей сел мне на хвост. Я пытался сбросить его, и тем самым отбился от основной группы. Я бросал машину из стороны в сторону, но он продолжал цепко сидеть у меня на хвосте.

- Да чтоб тебя… проклятый… - говорил я себе под нос. – Ну, ничего… Сейчас ты у меня попляшешь!

Самолет моего врага был быстрее, и оторваться от него было просто не реально. Но я понимал, что мой «ишачок» значительно маневреннее. Я искал подходящий момент, чтобы использовать это преимущество.

Фриц продолжал стрелять в меня практически без перерыва, и пара пуль все-таки угадило по моему самолету. Мне пробило фюзеляж, но двигатель, Слава Богу оставался цел, и я продолжал бой.

Каким-то вторым чувством я ощутил, что немец взял меня в прицел и сейчас откроет огонь. Я пошел на отчаянный шаг и выпустил закрылки. Самолет просел и немец, не ожидав этого, проскочил надо мной. Это позволило мне с легкостью взять его в прицел.

– Умри, гад! – в каком-то азарте закричал я и нажал гашетку. Очереди двух пушек ШВАК вспороли мессер.

У него отвалилось крыло, а из двигателя повалили черные клубы дыма. Самолет, разваливаясь в воздухе, и рухнул в поле.

По сравнению с пехотой, нам в небе было легче. Я видел с кабины самолета, насколько тяжело тогда им приходилось. Ведь немцы простреливали, практически каждый сантиметр подступов к реке. Даже, несмотря на то, что нас было значительно больше, нам с трудом удавалось прорывать их оборону.

Бой у Днепра не прекращался ни на секунду, ни в воздухе, ни на земле. Я быстро взял курс, где сражались мои боевые товарищи. Днепр, казалось, пылал. В небе, на земле, в воде – везде были огонь и кровь.

– Ваня! Ой, черт! 3-1? – раздался в рации знакомый голос.

– Да, 3-3! Вас слушаю!

Это был мой друг Сашка – он командовал нашим звеном. В то время мы летали еще не парами, а звеньями из трех самолетов.

– Нужна помощь, на хвосте два фрица.

Я видел самолеты, которые сплелись в каком-то безумном клубке, похожим на собачью свалку.

– Сейчас буду, командир!

Я зашел с боку преследующим Сашу немецким истребителям и дал длинную очередь. Я не стремился попасть по немцам, главное было отогнать их. Но, немецкий мессер сам влетел в огненную струю и, объятый пламенем, устремился вниз.

Разворачиваясь на второй круг, я увидел, как Сашин самолет задымил и начал стремительно падать в реку. Мое сердце как будто пронзило кинжалом, ведь мы с Сашей дружили с первого курса училища, и были всегда вместе. Я включил форсаж, чтобы побыстрее набрать скорость. Но, немецкие самолеты начали уходить на запад. У нас тоже к концу подходили горючее и боеприпасы и нам по рации приказали выходить из атаки.

К счастью, при падении вода смягчила удар, и Саша выжил. А наши красноармейцы, несмотря на вражеский огонь, сумели вытащить его из воды.

После боя я сразу пошел в госпиталь узнать о состоянии друга.

– Приветствую, лучшего аса, - сказал я шутя.

Сашка, повернув голову спросил:

– Этот день остался за нами?

– Да, Саша. За нами. Мы сражались достойно и показали им, что это наша земля, и мы будем защищать её любой ценой.

На лице у Саши расплылась улыбка, и он даже попытался встать.

– Не вставай, отдохни, нам нужен здоровый командир.

Я не ошибся. Саша был великолепным летчиком. Впоследствии он сбил немало немецких самолетов и стал Героем Советского Союза.

(Рассказ основан на воспоминаниях ветеранов ВОВ)

Если Вам понравилось, то не забудьте поставить палец вверх и подписаться на канал — это поможет дальнейшему развитию нашего канала. И мы сможем чаще Вас радовать самыми интересными рассказами со времен войны.
Спасибо за внимание!