Гараж особого назначения

Гараж особого назначения был создан 5 января 1921 года решением Совета народных комиссаров. Тогда его возглавлял личный водитель Ленина С. Гиль ( доставшийся ему «в наследство» от императрицы Александры Фёдоровны) и здесь стояли 62 автомобиля, для того времени не так уж мало.

В 1922 году начальником гаража стал личный шофер Сталина П. Удалов, который в этой должности проработал до самой смерти своего шефа. В 1924 году гараж стал обслуживать других руководителей государства. Его сотрудники возили Сталина, Молотова и Ворошилова на Тегеранской конференции (1943), Сталина, Черчилля, Рузвельта и Молотова — на Ялтинской (1945). Ранее ГОН был подразделением 9-го управления КГБ, теперь является составной частью Федеральной службы охраны.

И хотя кремлевский парк насчитывает сегодня менее 150 машин, ГОН — это огромное хозяйство, включающее в себя не только автомобили и водителей, но также и мастерские, где работают высококлассные механики. Здесь стоят «мерседесы», ЗИЛы, «фольксвагены», «вольво», машины других марок.

ГОН всегда отличался четкой и слаженной работой. Здесь постоянно ведется огромная профилактическая работа, и не только с машинами. Водители регулярно тренируются в вождении и стрельбе. Они умеют делать такие трюки, какие не снились каскадерам. Ведь от них зависит безопасность передвижения президента, премьера, руководителей силовых министерств, Федерального собрания, членов Конституционного и Арбитражного судов, а также представителей зарубежных государств во время их визитов в Россию. Гараж обслуживает вышеперечисленных отечественных государственных деятелей и при их зарубежных визитах. Обычно гоновские машины перегоняют на самолете Ил-7б.

Главное требование, предъявляемое к автомобилю в ГОНе, — высокая степень активной и пассивной безопасности. Появление здесь «мерседесов» объясняется тем, что у этой фирмы большой опыт в обслуживании первых лиц различных государств мира. Так что в Кремле есть и склад запчастей для этих машин, и фирменное диагностическое оборудование.

Гараж для оперативных выездов всегда полуоткрыт. Когда в диспетчерскую ГОНа поступает команда: «Кортеж — на выезд!» — лимузин президента в сопровождении трех машин срывается с места. Шеф службы безопасности сидит рядом с водителем. После каждой поездки президентскую машину вручную моют, после чего она проходит обязательный техосмотр. Каждую машину, стоящую в гараже, осматривают ежедневно, а два раза в месяц тестируют.

После капитальной проверки автомобиль обязан опробовать кто-то из руководства ГОНа, и только после этого за руль садится водитель.

Автомобилей, сошедших с конвейера, в Гараже особого назначения нет. А каждая деталь новой машины подвергается проверке на специальном оборудовании. На любые узел или деталь имеется паспорт, где указано, кем и когда они изготовлены. Ремонт и обслуживание налажены очень четко, как в авиации — каждая деталь имеет свой срок службы: по пробегу, по годам, и когда этот срок истекает, независимо от технического состояния, ее заменяют новой. Механики несут юридическую ответственность за каждый поворот гаечного ключа, который фиксируется в специальном журнале. Открутил гайку — расписался, закрутил — тоже расписался. Автомобиль не может ни минуты оставаться без охраны или без водителя. Если, в особых случаях, его отправляют на станцию техобслуживания для ремонта, все работы ведутся под контролем водителя. И в любом случае после возвращения автомобиль вновь проверяют.

Раз в неделю каждую машину полируют и ежедневно вручную моют. Так сложилось, что эту работу здесь доверяют только женщинам.

Среди автомобилей, стоящих в гараже, есть специально оборудованные для офицеров подразделения физической защиты. У них слегка удлиненный кузов, чтобы вооруженный охранник не был стеснен в движениях, форсированный двигатель, откидывающаяся для стрельбы задняя дверь, или, как в ЗИЛе, заднее стекло. Салон оборудован маленькими жесткими сиденьями. В каком именно автомобиле будет находиться охрана, соответствующие начальники ФСО решают исходя из особенностей предстоящего мероприятия.

Из тех, кого теперь принято называть «объектами государственной охраны», сегодня № 1 Путин, № 2 Медведев, а всего, в соответствии с российским законодательством, таких объектов восемь. Остальные обслуживаются ГОНом в соответствии с распоряжением президента.

Обычный президентский кортеж включает в себя пять автомобилей. Один основной — «пульман», который идет в окружении двух автомобилей выездной охраны, один автомобиль связи и еще может быть один резервный. Автомобиль президента могут сопровождать внедорожники, например «мерседесы Е-420».

Правительственный кортеж, в котором несколько автомашин на огромной скорости движутся практически синхронно, на расстоянии менее метра друг от друга, можно доверить отнюдь не каждому шоферу экстра-класса. Кроме сложной науки разгонов, торможений и перестроения водитель проходит еще и психологические тренинги, учась не бояться любых экстремальных ситуаций.

Во время первого официального визита в Россию нового президента Югославии Воислава Коштуницы, когда его кортеж следовал из аэропорта, водитель «девятки», ехавшей по встречной полосе, где движение не было перекрыто, не справился с управлением. В месте, где было небольшое сужение дороги, пожилому водителю показалось, что автомобили ГИБДД движутся прямо на него. Растерявшись, он резко затормозил, машину развернуло и вынесло прямо на машину, в которой ехали югославский президент и российский министр иностранных дел Игорь Сергеевич Иванов. А «девятка» везла на дачу несколько бетонных плит, какими обычно выстилают дорожки. Водитель автомобиля сопровождения, офицер ГОНа, подставил свою машину под удар, причем сделал это так аккуратно, что все остались живы, а кортеж без остановки проследовал в кремлевскую резиденцию гостя.

Подобных случаев было не так уж мало. В 1942 году на Красной площади водитель наркома Анастаса Ивановича Микояна виртуозно увел машину из-под обстрела. Как потом выяснилось, террорист был убежден, что стреляет по машине Сталина.

Водитель ГОНа несет колоссальную ответственность: он не имеет права попасть в аварию даже по чужой вине. Помимо безопасности он должен обеспечить максимальный комфорт для сидящего сзади него «объекта государственной охраны». А поскольку чувствовать машину он может только спиной, очень важно, чтобы тело водителя максимально соприкасалось с сиденьем. Каждый водитель ГОНа постоянно носит пистолет Макарова.

Конечно, зарплата здесь мало соответствует водительской квалификации, и часто случается, что прекрасно обученного и тренированного специалиста переманивают к себе коммерческие структуры, предлагая ему очень большие деньги. Так что кадровикам приходится постоянно искать для ГОНа людей. Обычно это делается на базе транспортного управления Федеральной службы охраны. При этом обращают внимание в том числе и на внешний вид, и на возраст: специальная подготовка занимает не меньше пяти лет. Однако не стоит думать, что берут в основном молодежь. Водителей у одного «охраняемого лица» должно быть три. Для каждого государственного деятеля стараются подбирать психологически совместимых, приятных в общении водителей предпочтительно разного возраста. Одному из водителей Ельцина было 50, другому — под 40, а третьему — чуть больше 30. Почти все водители ГОНа имеют техническое образование, многие закончили Академию ФСБ (ранее — Высшая школа КГБ). Они должны обладать отменным здоровьем и каждый день отчитываться о своем самочувствии.

Своего автодрома у ГОНа нет, так что кремлевские водители в любую погоду отрабатывают свои учебные программы на Ходынском поле. Там их учат всему сразу: от умения сидеть за рулем до приемов, с помощью которых можно уйти из-под обстрела или протаранить препятствующее движению транспортное средство. Поскольку у Федеральной службы охраны пока нет возможности предоставлять для таранов реальные цели, у нее существует договоренность с концерном БМВ, и время от времени кремлевские водители тренируются на баварских автодромах, где превращают в металлолом только что сошедшие с конвейера экспериментальные образцы.

Первыми машинами в ГОНе, естественно, были иномарки. Ленин предпочитал английские «роллс-ройсы», которых у него было два, летняя и зимняя модель. Зимнюю на Путиловском заводе в свое время оборудовали лыжами, чтобы на ней можно было передвигаться по зимнему бездорожью. Эта машина в прекрасном состоянии находится ныне в музее-заповеднике «Горки Ленинские», и на ней вполне можно ездить. В 30-е годы в кремлевском гараже стояли в основном «бьюики», затем — «паккарды». После войны ГОН укомплектовали автомашинами ЗИС-110, которые впервые были оснащены средствами радиосвязи. После них появились ЗИС-111 и ЗИС-115 со специальной защитой кузова. При Брежневе здесь были автомашины ЗИЛ-114, ЗИЛ-115, ЗИЛ-117, известные всем «чайки» — ГАЗ-14 и «волга» ГАЗ-ЗЮ2.

Кстати, последний российский император Николай И очень любил технику, в частности автомобили, и держал гаражи в Зимнем дворце и Царском Селе. Самой любимой машиной царя был французский «делоне-бельвиль» 1912 года выпуска. Это была представительская машина высшего класса, одно из самых роскошных авто, очень высоко ценившееся у знатоков.

Главное место в кремлевском гараже занимает сегодня «мерседес», от класса «Е» и до микроавтобусов. Второй по численности — ЗИЛ, но новых ЗИЛов автозавод имени Лихачева давно не поставляет.

Весь автопарк сосредоточить в Кремле невозможно. ГОН располагается сегодня не только в бывших царских конюшнях у Боровицких ворот, но и в помещениях под Большим Каменным и Крымским мостами, где стоят резервные машины.

В кремлевском гараже, кроме комнаты отдыха, есть комната истории, где хранится вырезанный из дерева герб ГОНа: ЗИЛ, выезжающий из кремлевских ворот, на фоне чекистского щита.

В настоящее время автопарк ГОНа насчитывает более сотни автомобилей марок «Мерседес-Бенц», «ЗИЛ», «Вольво», «Фольксваген» и др., а также мотоциклы марок «BMW» и «Урал», использующиеся в качестве почётного эскорта.

Поскольку весь автопарк разместить на территории Кремля невозможно, то автомобили ГОНа размещаются на территории бывших царских конюшен у Боровицких ворот, а также в специальных помещениях под Большим Каменным и Крымским мостами.