Почему ругают Agile

Будем честными: в современном мире нужно быть очень гибкими, чтобы идти в ногу со временем. Если вы несете ответственность за продукт, то вы должны следить за тем, чтобы он не устаревал. Пока вы планируете фичу, ее уже релизит ваш конкурент. Пока вы думаете, чем ответить, конкурент релизит что-то такое, что переплюнуть уже не получится.

Необходимость гибкой разработки объясняется тем, что планирование — квартальное, полугодичное, годовое — ограничивает действия. Любое планирование должно учитывать доступное финансирование, доступные ресурсы, доступное оборудование. Гибкая методология нужна для того, чтобы в случае недостатка чего-либо можно было переключиться на другие задачи без необходимости досконального перепланирования. А перепланирование — это куда больнее, чем планирование.

Казалось бы, все понятно с этим Agile. Замысел хороший. Польза очевидна. Почему тогда Agile так ругают?

Не так страшен культ, как его последователи. Agile, будучи весьма толковым методом разработки, невольно воспитал целый пласт agile-менеджеров и таких же коучей, прости господи. Они специально выделяют знание Agile Manifesto в своих резюме и усиленно толкают тезисы менифеста в массы. Только тезисы получаются искаженными, а практическим применением методологии похвастаться может далеко не каждый уроженец названного пласта.

Громко объявить, что отныне гибкость — это первый приоритет, увы, недостаточно. Объявивший подобное должен своим примером показать гибкое решение внезапных проблем. Желательно эффективное, конечно. Желательно, чтобы решение проблемы не создало несколько новых. А это должен уметь делать каждый менеджер и тимлид независимо от приверженности к конкретной методологии, что уже делает Agile не смыслом жизни (о, ужас!), а всего лишь инструментом в руках управленцев.

То есть, как мы поняли, вопить налево и направо о гибкости, людях и прозрачных коммуникациях — это, конечно, прекрасно, но слова ≠ дела. Гибкость — это моментальная реакция на проблемы, вдумчивое решение и грамотное ситуационное управление. Поэтому «agile-менеджер» и «agile-коуч» для меня звучит как «гитарист по струнам» или «программист на клавиатуре».

К сожалению, тезисы Agile manifesto — не математические формулы, четкие и предельно ясные. Каждый может исказить их смысл на свой вкус и затем пытаться прикладывать полученную кашицу к проблемам проекта, стараясь их как-то подлечить. Прочитав пару статей, посетив пару семинаров об Agile, некто может возомнить себя всеведущим методистом. И вот тут кроется опасность. Разве найдется кто-либо, кто на все его возгласы о гибкости приподнимет бровь и разъяснит, в чем именно заключается гибкость в разработке? Разве кто-нибудь отклонит новую задачу такого горе-специалиста, которая не имеет ни маркетингового, ни технологического обоснования? Разве коуч/лектор, который рассказывал этому управленцу про Agile, интересуется дальнейшими успехами своего ученика? Вряд ли.

Ругают не сам Agile, а людей, которые искренне уверены в том, что внедрение Agile на проекте является панацеей от любых проблем, и верят, что все правильно поняли.