Комдив немцу: "Вон женщины своих детей из-под развалин достают после вашего налета!.."

Утром немцы устроили налет на наш аэродром, и нашу эскадрилью подняли в воздух на отражение атаки 18-ти "Юнкерсов-87". Сбили двух, остальные рассыпали строй и побросали бомбы на лес. Эскадрилья вернулась, командир эскадрильи Китаев и летчик Семенюк, сбившие двух немцев, пошли на командный пункт, а я начал готовить самолет к следующему вылету. Через какое-то время, когда истребитель был уже почти готов, подъезжает командир полка Токарев и говорит:

- В машину!

- А как же самолет? - спрашиваю.

- Ничего, доделают без тебя!

Едем в город, по дороге спрашиваю: "Что-нибудь случилось, товарищ командир?"

- Нужна твоя помощь. Тех немцев, которых сбил Китаев, привезли в штаб дивизии, а переводчика у нас нет.

Токарев знал, что еще до войны я изучал немецкий язык. Приехали в штаб, там командир дивизии, офицеры штаба. Привели немца, здоровенный такой, блондин двухметровой высоты. Сначала смотрю его летную книжку. Потом начинаю допрос:

- Какое на сегодня задание? Откуда прилетел?

Немец отвечает:

- Я не изменник Великой Германии, а офицер, имеющий честь и достоинство. Гарантируйте мне достойное обращение и хорошее питание, и тогда я, когда доблестная немецкая армия окончательно победит, буду ходатайствовать за то, чтобы с вами хорошо обращались немецкие власти.

Вижу, как командир дивизии Галунов кратковременно теряет дар речи и выпадает в осадок. Потом достает пистолет и говорит:

- Ах ты нечисть такая! Вон женщины детей своих мертвых из-под развалин вытаскивают после вашего налета!

Как двинет ему рукояткой пистолета по репе. Потом добавляет:

- Скажи ему, что если не заговорит, кончим его прямо здесь.

И направляет на немца пистолет. У того сразу происходит прояснение в мозгу, и он начинает вводить нас в курс дела:

- Нашим заданием была штурмовка вашего аэродрома, чтобы ни один русский истребитель не мог взлететь. Для это у нас имелись 500-килограммовые бомбы, весьма эффективные в таком деле. Прилетели мы с аэродрома из-под Харькова. Примерно через двадцать минут 500 бомбардировщиков пойдут на Курск. Это будет королевский налет, 300 самолетов придут с севера и запада, остальные 200 придут с вашей стороны.

Я перевожу все это командиру дивизии, который молча слушает, потом произносит:

- Увести этого. Срочно всех офицеров связи сюда! Боевая тревога во всех частях! В штаб фронта и в Москву немедленно отправить соответствующее сообщение. Курск в смертельной опасности!

Не успеваем мы с Токаревым уехать обратно на аэродром, как раздается тяжелый, спускающийся с неба гул. Выглядываем и видим, как колонна из многочисленных черных точек появляется из-за горизонта. Серебристые машины идут красиво, как на параде. Считать их бесполезно но, наверное, двести машин будет. Впереди идет бомбардировщик, выкрашенный в черный цвет. Видимо, дневных самолетов уже не хватает, поэтому используют ночника.

Немецкая армада приближается, и видим, как начинает взлетать 88-й полк и наша эскадрилья. Зенитки начинают колошматить небо и сбивают ведущего немца. Наши начинают атаковать и хлещут очередями и реактивными снарядами гитлеровские самолеты. Это похоже на избиение, вот один немец загорелся, второй, третий. 41-й полк тоже приближается к месту свалки и вступает в бой. Немцы рассыпают строй, большинство начинают разворачиваться назад. Тех, кто не сразу повернул, сбивают. Тут уже не до Курска! Ноги бы унести, и то хорошо.

Наши их догоняют и сбивают всех подряд. Восемьнадцать "Мессершмиттов" прикрытия в этой свалке ничего сделать не могут, крутятся на высоте в роли наблюдателей, потом тоже разворачиваются на запад. С земли это великолепное зрелище! Вдруг видим, что за двумя "Мессерами" гонятся два наших Ла-5, но почему то не стреляют. Галунов спрашивает:

- А эти что за цирк устроили? Почему не сбивают немцев?

- Да это Китаев, товарищ командир, с ведомым. Гонит немцев к штабу дивизии.

- Ну, если упустит, я с ним разберусь лично!

Надо сказать, что накануне Китаеву не записали в личное дело несколько сбитых самолетов противника. Дескать, только когда наземные наблюдатели подтвердят сбитие, тогда и запись будет. Китаев тогда сказал, что в следующий раз будет сбивать немцев прямо над штабом, чтобы видно было. И вот мы наблюдаем его обещание в действии.

Но Китаев и не собирался отпускать немцев. Один немец попытался уйти, он его сразу поджег. Второй вошел в отвесное пикирование, и домой развернулся. Китаев догнал и еще до линии фронта тоже его сбил. В общем, бой с немецкой армадой, разинувшей рот на Курск, отлично удался. Спасибо пленному немецкому пилоту.