Не наступи в тот день мой товарищ на мину, возможно, я бы не вернулся из боя...

Еще не успели погаснуть на небе звезды после утомительного ночного марша, а уже поступил следующий приказ: отбить у немцев деревню Пустово. Мне стало ясно, что поспать и отдохнуть удастся не скоро, если вообще такое еще будет на этом свете. Что делать, заняли с бойцами исходные позиции. Да позиции эти - одно название! Ведь не окопались мы, только что с марша, и не было у нас ни траншей, ни окопов. Вот так и пошли в наступление из чистого поля в редколесье. Где наткнемся на врага, было не понятно, так как на проведение разведки тоже времени нам никто не дал.

По сигналу ракеты дружно вскочили и побежали в атаку, без артподготовки и вообще без всего, что должно было иметь место перед нормальным наступлением. Гитлеровское минное поле нас встретило уже в самом начале бора, в который мы так дружно вломились. Сразу появились раненые и погибшие. Я был в этом бою назначен ручным пулеметчиком, и мой помощник в бору наступил на мину. Хорошо, что ногу не оторвало, но ранило его прилично, идти он теперь не мог. Я бросил пулемет в снег и начал перевязывать товарищу рану. Я был в момент взрыва рядом с ним, но мне осколок в ногу не попал, а только срезал полу шинели. Повезло...

Друга отправили в тыл, а мне теперь предстояло самому орудовать пулеметом. На тот момент наши солдаты уже успели пройти сквозь бор и вышли с другой стороны опять в чистое поле. Там из-за холма фрицы открыли ураганный огонь. У немцев и снайперов было много, поэтому и от этих паразитов у нас были потери. Пришлось залечь. Потом было еще три или четыре атаки, и все неудачные. Фрицы не давали нам поднять головы пулеметным и минометным огнем. Я после перевязки помощника догнал своих и начал стрелять из пулемета, но не прицельно. Потому что противник на этом участке хорошо подготовился к нашему наступлению. В конечном итоге с наступлением темноты нас отвели в ближайшую балку. Деревню мы так и не освободили, и даже близко к ней не подошли.

Сейчас, через много лет, я думаю, что не наступи в тот день мой товарищ на мину, возможно, я бы не вернулся из боя. Ведь пока я его перевязывал, я отстал от острия атаки, и поспел только к заключительной части боя. А так еще не известно, чем бы все закончилось. Вот так бывает на войне! Не было счастья, да несчастье помогло...

Пулеметчик 131-го стрелкового полка 233 пехотной дивизии.