Эти мерзавцы на полном серьезе мне сказали, что вырежут на моей спине тульпаны...

Из села Победа ВСУшники повезли меня в Старобельск, где вроде собирались готовить пленных к обмену. Но обмен так и не состоялся, что-то сорвалось в последний момент, а может и не планировали никакого обмена, а просто голову морочили. "Укропы" это умеют, договориться, а потом все отменить. Потом я оказалась на украинской военной базе около Краматорска, где меня охранять поставили заслуженных "героев майдана". Эти мерзавцы на полном серьезе мне сказали, что собираются вырезать на моем теле полевые цветы.

Потом меня потащили в Славянск, где корреспондент украинского телевидения взял у меня интервью. Меня предупредили, что на запись я должна сказать, что меня не избивали, иначе будет хуже. Но в данном случае кривить душой не пришлось, так как дальше мерзкой риторики дело не пошло, меня действительно не били. Потом надели пакет на голову и повезли в Изюм, где пристегнули наручниками к трубе центрального отопления и держали так десять дней. Еду не давали, у меня начались спазмы в желудке, я начала кричать, потом сознание ушло.

За время моих мытарств в украинском плену я потеряла 20 килограмм веса. Я кричала от голода, но в тюрьме, куда меня посадили, крики были обычным делом, так как узников постоянно избивали. Заходили в камеру какие-то парни с нунчаками и в черной одежде, недвусмысленно намекая, что нунчаки могут быть пущены в дело. У меня до сих пор вид нунчаков вызывает холодный пот. Мужики в черном заходили и в другие камеры, и сразу раздавались крики и звуки ударов по костям. Один кричал: "У меня ранена рука, пожалуйста, не бейте по руке!" Да какой там... Они его избили так, что он замолчал и больше голоса не подавал. Или убили, ули увезли куда.

Потом меня загнали в фургон и повезли в Сватово, потом опять в Счастье. Обменяли меня в ноябре 2014 года, получается, в плену я провела почти три месяца. Сейчас работаю охранником завода, который раньше выпускал патроны, а теперь закрыт. В свободное время составляю списки тех ополченцев, кто погиб, чтобы передать эту информацию родственникам. Хочу, чтобы погибшие защитники Донбасса были перечислены поименно, может когда-нибудь их родственникам удастся получить помощь от государства. По моим прикидкам в украинских тюрьмах сейчас сидят около пятисот пленных из ЛНР и ДНР.

Светлана Коноплева, узница ВСУ.