Я был уверен, что пришел мой час. Двое вели меня под руки, а третий шел сзади...

28.01.2018

Все новые арестанты появлялись в нашей камере в июне 1941 года, и не видно было им ни конца, ни края. У ворот нашего заведения дежурил милиционер, и когда наступил вечер, он сказал нам, что все его коллеги уехали куда-то. Мы крикнули ему: "Так выпусти нас пожалуйста, открой эту дверь!" Однако он возразил, что сотрудники НКВД забрали с собой ключи, а других ключей нет. Сказал, что даст нам дубину, чтобы мы сами спасали себя. Но так и не принес, тогда мы решили взять деревянную лавку и с ее помощью выломать решетки на окнах. Но адвокат, который сидел с нами в камере, остановил нас.

Он сказал: "Ребята, неправильно так поступать! Они вернутся раньше, чем вы успеете убежать. Возможно, им это и нужно, чтобы сделать вас виноватыми, чтобы обвинить вас в нечистой совести. Без судебного разбирательства даже большевики не имеют права расправляться с арестантами. Уж я то знаю их кодекс". Я подумал тогда, какой же это наивный человек! Но решетки мы ломать не стали, а НКВДшники вернулись через несколько часов.

Когда они вернулись, они стали выводить узников по одному из камеры и отводили их в пивную. Оттуда слышались выстрелы. Мы сидели в камере и ждали, кого вызовут следующим. Когда вызвали Коровина, он начал плакать, я сам чуть не расплакался, так меня все это нервировало и внушало безысходность. Потом вызвали Колю, а он стал просить не губить его. Он сказал, что он крестьянин, что он свой, что он бедняк с ребенком и заслужил пощаду. Но милиционеры лишь смеялись над ним, а один сказал: "Это не страшно! Это как вырвать больной зуб, раз, и все позади". Потом из пивной опять раздались сухие хлопки.

Когда нас в камере стало на три человека меньше, комиссары пошли пить водку в дежурную будку. Потом они вернулись и вызвали меня, от них сильно разило спиртом. В общем, я был уверен, что пришел мой крайний час. Двое взяли меня под руки, а третий шел позади. Так мы зашли в пивную, переступили порог, и двое отпустили мои руки. Я всем существом почувствовал, как тот, что шел сзади, поднимает руку. Я хотел повернуться, чтобы посмотреть ему в глаза, но раздался хлопок и наступила темнота. Помню только, что я упал на что-то теплое и мягкое и отключился. Как долго я был в беспамятстве, я не знаю, но потом я пришел в себя. Было темно, возможно, я уже был в потустороннем мире.

Мои руки и ноги оцепенели, а во рту чувствовалось что-то теплое и соленое. Сверху на меня давил какой-то тяжелый предмет. Я зашевелился и спихнул с себя тяжелый и теплый груз. Оказалось, что обе мои щеки имеют отверстия и лежу я с почившими товарищами. Из этой кучи еще раздавался чей-то тихий хрип...

Крестьянин из Львовской области Украины.