Немецкий солдат: "Комиссар гнал русских на наш пулемет, как стадо безропотных животных..."

Жестокий бой продолжается уже несколько часов, но противник не может сломить наше сопротивление. Уже пять вражеских танков подбито нашим самоходным орудием. Всего в нескольких сотнях метров от нас мы захватываем еще семь танков русских. У них пустые баки и они не могут двигаться. Видим, как русская пехота спешно окапывается прямо рядом с нами. Здесь на краю деревни есть небольшая высотка, и мы устанавливаем наши тяжелые пулеметы. Однако берег реки справа от нас остается нам не подконтрольным, за густыми кустами ничего не видно. Иваны это замечают, и их атака следует именно из-за этих кустов.

И тут я вижу нечто, от чего у меня волосы начинают шевелиться на затылке: это советский комиссар, который обнаженным пистолетом гонит своих подчиненных на наш пулемет - на верную смерть! Мне очень жалко этих несчастных, но они слишком близко, лица обезумевшие, и я срезаю их из пулемета.

Позднее, уже после боя, я прокручиваю произошедшее в голове и понимаю, что у русских не было шансов выбраться из низины. Два наших МГ-42 не оставляли им никаких шансов. Расстояние до них было всего 50 метров, но комиссар поднимал их в бессмысленную атаку, как тупых животных. Позже я подумал, что возможно, не сделай он этого, он и сам мог быть расстрелян своими без лишних разговоров.

Появляются наши танки, два из них отделяются от общей группы и идут к оврагу. У них необычно крупные орудия, каких я еще не видел, и они почему-то опущены к земле. Но Фритц Кошинский уже видел такие, и он говорит:

- Огнеметы! Сейчас будет жарко!

Я слышал про огнеметы, но никогда не видел их в действии. Говорят, что они легко сжигают человека заживо. Верю на слово и не хочу это проверять на себе. Тем временем огнеметы приближаются к русским, засевшим в овраге. Мне уже ясно, что никто из них не выберется из низины живым, но красноармейцы, видимо, настолько подвержены рабской покорности перед своими командирами, что даже в минуту смертельной опасности не могут расстрелять своего подонка-комиссара.

Внезапно орудия танков-огнеметов изрыгают огонь, в овраге начинается паника. Безумные крики находящихся там людей доносятся до нас, потом поднимается невыносимый запах горелого мяса. Клубы черного дыма скрывают ад, творящийся внизу. Русские в горящих бушлатах выскакивают из оврага, бросаются на снег и катаются по нему, пытаясь сбить пламя. Рядом река, и несколько человек бросаются в нее. В овраге настолько жарко, что даже здесь, наверху, нас обдает жаркая волна. Это жуткое зрелище, но мы выскакиваем из окопов и бежим за нашими танками. Живых русских вокруг еще очень много и наша атака не закончена.

Только через километр мы вынуждены остановиться - нас накрывает очень мощный ответный огонь врага. Здесь у них серьезно укрепленный район, и наши четыре огнеметных танка вынуждены прекратить преследование, или они будут подбиты. Но сегодня я узнал, какое это все-таки мощное оружие - огнеметы. Бесчеловечное, но эффективное. Кажется, никогда не забуду запах обгорелого мяса!

31 октября 1943 года.