У дороги раздался шум и появилась дюжина советских танков. Пушками мы их начали жечь...

25.12.2017

Чтобы служить в вермахте, нужно быть хорошим солдатом, и совершенно не важно, какой у тебя характер. Но после психологического обследования мне сказали, что я полностью не пригоден к службе. Тогда я записался на "Курсы Адольфа Гитлера", после прохождения которых можно было служить лично у фюрера. Но после второго посещения этих курсов чиновник сказал мне, что я им не подхожу. Этот человек лично нес ответственность за всех, кто приближался к фюреру. В 1945-м вместе с Гитлером он покончил с собой, оказался до конца верен фюреру.

С началом войны нас послали на польскую территорию. Не могу сказать, что это было нечто запоминающееся - поляки были быстро сломлены. А вот атака границ Советского Союза оказалась для нас, простых солдат, полным сюрпризом. Правда, я тогда уже был командиром взвода. Русские тоже не ожидали нашего нападения, и мы застали их врасплох. Вообще, меня тогда больше футбол интересовал, чем эта война. Сейчас мне это кажется странным.

В первый год войны с Россией я со своим взводом пробирался через какой-то лес и наткнулся на стоящий на путях поезд. Этот поезд был полон русскими, и мы взяли в плен сразу шестьсот человек. На следующий день после этого поезда, где-то под Ростовом, мы поднялись на высоту. Внизу был город, и я послал вниз несколько солдат на разведку. Когда они вернулись, то рассказали, что в городе нет никаких войск. Мы спустились вниз и взяли в плен еще тьму народа. Как я потом узнал, это был Ростов.

Запомнилось пребывание на Северном Кавказе. Мы там стояли на горе, и внизу было абсолютно темно, ничего разглядеть было не возможно, поэтому мы ждали рассвета. Когда стало светло, мы увидели внизу полевую кухню и двоих русских. Мы спустились вниз, и выяснилось что один из этих двоих знает немецкий. Мы спросили, куда они едут. "Не знаем", - сказал русский. "Нам сказали ехать все время прямо". Я ответил: "Ладно, езжайте дальше, там будут немецкие позиции. Отдадите кухню и сдадитесь в плен."

Но тут слева от дороги раздался сильный шум и появилась дюжина советских танков. Завязался бой, в ходе которого мы все русские танки сожгли, так как нас постоянно сопровождали противотанковые пушки. Но мы не знали, что наверху в горах есть еще немецкие части, которые боялись спускаться вниз, чтобы не встретиться с русскими танками. После нашего успешного боя они тоже спустились на равнину.

В 1945-м, когда мы сдались врагу, наступило некоторое облегчение, все равно мы уже не могли выиграть войну. Но удача тогда очень сильно зависела от того, кому ты сдался. Меня взяли в плен американцы, где-то в районе Пассау. Мы находились на позиции, когда они подъехали на машинах с пулеметами. С парой товарищей и белыми тряпками в руках мы пошли им навстречу. Вид у них был решительный, и любое наше неповиновение закончилось бы немедленным расстрелом, а бежать нам все равно было некуда. Американский офицер допрашивал меня, но я просто отдал ему свою солдатскую книжку, в которой было все написано. Важно в моем положении было то, что я не состоял в нацистской партии или СС. А в гитлерюгенде я был совсем мальчишкой, и это было не так страшно.

Через несколько дней нас отпустили. Американцы торопились, так как им нужно было приступать к войне с Японией. А мы с товарищами, кто на попутках, а часто и просто пешком, добирались каждый к себе домой. Так для меня закончилась война.

Солдат вермахта Вальдемар фон Гацен.

Источник: welt.de