Власть тумана - столкновение двух 747-х

09.10.2017

Люди во всем мире шокированы. Джамбо Джет - не только самый технически совершенный самолет, но он способен брать на борт пассажиров в два раза больше, чем любой другой лайнер. А теперь сгоревшие останки сразу двух 747-х лежат на взлетной полосе. Для этого понадобилось всего восемь минут.

Испания немедленно высылает детективов к месту бедствия. Хайме Веларде - один из специалистов, занимающихся расследованием причин авиапроисшествий. Немедленно он покидает свой дом в Мадриде и на следующее утро прилетает на Тенерифе. Он рассказывает: "Когда мы прибыли на место, ощущение большого несчастья висело в воздухе. Нечто такое, что действительно позволяло чувствовать масштаб катастрофы."

Он и его группа немедленно начинают работу: "При таких крушениях нужно начинать расследование как можно быстрее. Так как весь доказательный материал нужно собрать до того, пока он не будет испорчен или изменен присутствующими." Следователи прибывают также из США и Нидерландов - стран, имеющих отношение к погибшим машинам.

Франц Эрхард входит в состав голландской группы детективов. То, что он видит, лишает его дара речи. Он говорит: "Мы были в ужасе! Это были огромные горы обломков. Такого мы еще никогда не видели. Я еще вспоминаю, что там был отвратительный запах, и позже мы поняли, что это был запах горелого мяса."

Следователям предстоит ответить на многочисленные вопросы. Почему Джамбо Джет PanAm находился в тот момент на взлетной полосе? Была ли здесь замешана бомба? В любом случае, сначала нужно было найти черные ящики от обоих самолетов. В них очень важная информация - переговоры пилотов и технические параметры работы основных систем.

Находят их довольно быстро, но приборы оказываются серьезно поврежденными. Могут пройти недели, пока записи будут расшифрованы, если это вообще возможно. А до этого момента остается только одно - проанализировать записи, сделанные в диспетчерской башне. Из них может последовать, кто будет отвечать за произошедшее.

Очень внимательно специалисты прослушивают запись того, что происходило в последние мгновения. Нужно выяснить, почему Боинг KLM начал разбег, когда Джамбо PanAm катился навстречу ему. Может, диспетчер разрешил ему начать взлет?

1 минута и 23 секунды до катаклизма. Лайнер KLM делает разворот в конце полосы и второй пилот спрашивает разрешение на взлет. Но если слушать дословно и внимательно, то он просит не разрешение на взлет, а разрешение на занятие соответствующего эшелона. То есть, пилоты фактически спрашивают, в каком направлении они должны двигаться, когда будут в воздухе. Диспетчер дает добро на движение в конкретном эшелоне и пилот KLM подтверждает, что он принял сообщение.

33 секунды до бедствия. Самописец записал, что помощник пилота Боинга KLM после подтверждения информации об эшелоне делает странное заявление: "Мы стартуем." Это удивляет американского следователя Билла Эдмонса: "Мы не могли понять, что он имел ввиду - "Мы готовимся к старту" или "Мы уже стартуем". Первое означает, что они готовы к старту, а второе - что они уже начали разбег.

28 секунд до ужасного. И испанский диспетчер, похоже, не совсем понял, что он услышал в наушниках от KLM. Вот его следующая реплика: "Хорошо, оставайтесь в готовности, я свяжусь с вами чуть позже." "Оставайтесь в готовности" - это последнее распоряжение из диспетчерской в адрес самолета KLM. Разрешение на взлет не поступает. Не смотря на это, капитан ван Зантен начинает разгонять лайнер. Запись переговоров в башне говорит о том, что голландский пилот совершил ужасную ошибку.

Хайме Веларде рассказывает: "Этот человек стартовал без разрешения. И наша задача -
выяснить причины этого." Ван Зантен - звездный пилот в Голландии. Он имел такой авторитет, что компания KLM использовала его фотографии, чтобы вербовать новых сотрудников. Он 27 лет водил пассажирские самолеты, налетал более 12.700 часов. Это шокирует, если такой опытный пилот мог совершить такую глупую ошибку. Однако расследование еще далеко не закончено. Записи черных ящиков удастся прослушать только через пару дней.

Но записи, сделанные на башне, вскрывают еще один важный факт. Пилоты PanAm тоже не придерживались указаний диспетчера. За 4 минуты до столкновения диспетчер приказывает Боингу PanAm покинуть взлетную полосу на третьем ответвлении. Но известно, что самолеты столкнулись намного дальше от того места, где Джамбо PanAm должен был покинуть полосу - у четвертого ответвления, и совсем близко к стартовой позиции KLM-машины. Почему капитан PanAm не свернул в третий "рукав" и проехал мимо?

В несчастливый день 27 марта 1977 года диспетчерам приходится обслуживать намного больше воздушных судов, чем обычно. У них нет другого выхода, так как аэропорт Гран-Канария закрыт. Приходится все прибывающие самолеты скапливать на рулежной дорожке в очереди. Чтобы стартовать, все лайнеры вынуждены использовать одну взлетно-посадочную полосу.

4 минуты 46 секунд до коллизии. Пилоты PanAm с помощью небольшого напечатанного на бумаге плана летного поля пытаются найти ответвление номер 3. Но оно не очень понятно маркировано, а видимость с каждой минутой становится только хуже. Пилоты пытаются из кабины считать рулежные дорожки, сопряженные со взлетной полосой. Они точно не знают, на какую дорожку им следует свернуть.

1 минута и 6 секунд до катастрофы. Боинг PanAm проезжает мимо 3-й дорожки и катится навстречу Боингу KLM. Но чтобы свернуть на третью дорожку, нужно развернуть тяжелый самолет на целых 135 градусов. Американские следователи считают, что это было практически не возможно. И что, похоже, экипаж Джамбо PanAm был того же мнения.

Но если этот разворот такой сложный, почему диспетчер потребовал, чтобы самолет свернул именно в этом месте? Франц Эрхард рассказывает: "Возможно потому, что он слабо себе представлял, какой это громадный самолет. В этом аэропорту их никогда и не видели. Маленький самолет выполнил бы такой маневр без проблем." Следователи думают, что была еще одна причина, почему Боинг PanAm проехал съезд с полосы №3. Потому что в этот момент капитана отвлекли по радио с башни. По общей радиосвязи говорил помощник пилота Боинга KLM: "KL 4805 готов к взлету, мы ждем разрешения." Следователь рассказывает: "Похоже, что в этот момент пилоты PanAm слушали, что говорит рейс 4805, вместо того, чтобы сконцентрироваться на 3-м ответвлении от взлетной полосы."

35 секунд до встречи двух 747-х в одной точке. В этот момент ко-пилот KLM сообщает башне ту непонятную фразу: "Мы стартуем." Тут же ко-пилот PanAm вмешивается в разговор: "Мы все еще катимся по взлетной полосе. Рейс 1736." В кабине пилотов KLM пилот и экипаж принимают все переговоры в эфире диспетчеров с рейсом PanAm. Они должны были услышать, что второй Боинг все еще находится перед ними на взлетной полосе. Но капитан ван Зантен дает полный газ.

18 секунд до коллизии. Боинг-747 KLM разгоняется с максимальной тягой двигателей. Но в кабине находятся еще два члена экипажа - помощник пилота и бортинженер. Почему они его не остановили, ведь они слышали по радио то же, что и он. Записи черных ящиков американцам все-таки удается расшифровать, и когда их сравнивают с тем, что было записано в башне диспетчеров, страшная правда выходит на поверхность.

В кабине Джамбо KLM экипаж не слышал указания диспетчера, которые на записи, сделанной в самой диспетчерской, слышны четко и ясно. В тот момент, когда капитан KLM ван Зантен больше всего зависел от радиосвязи, реплику с башни заглушил громкий свист в эфире. Здесь вмешалась чисто техническая проблема, приведшая к ужасному несчастью.

Откуда взялся этот свист? Это особенность радиосвязи, считают специалисты, которая до сих пор широко используется во всем мире. Когда пилот или ко-пилот хочет выдать информацию в эфир, он нажимает специальную кнопку и говорит. Все остальные, кто хочет сказать, должны ждать своей очереди. Но когда одновременно в двух самолетах нажимается кнопка "Говорить", возникает эффект перегрузки, который выражается в громком свисте в эфире. Сообщения заглушаются этим свистом и не доходят до адресата.

67 секунд до столкновения. Капитан ван Зантен готов взлетать. Он дает полный газ. Самописец в кабине выдает, что ко-пилот KLM серьезно обеспокоен такими действиями капитана: "Секунду! У нас еще нет разрешения от диспетчера." Капитан ван Зантен дает резкий ответ: "Да, я знаю! Так спроси их!" При этом продолжает разгон.

44 секунды до инферно. Данные из черного ящика говорят, что капитан KLM не собирается ждать, пока помощник выяснит, можно взлетать или нет. Он продолжает разгоняться.

Остается 37 секунд. По стечению обстоятельств, диспетчер и ко-пилот PanAm говорят в эфире одновременно.

Диспетчер пилоту KLM: "Хорошо, оставайтесь в готовности, я дам разрешение чуть позже."

Помощник пилота PanAm диспетчеру: "Мы все еще катимся по взлетной полосе."

Из-за свиста в эфире по причине одновременной работы двух передатчиков в Боинге KLM ни одна из этих реплик не слышна. Ван Зантен слышит лишь первую часть фразы диспетчера: "... Хорошо...", дальше идет свист. Джамбо Джет KLM продолжает разбег.

Если бы ван Зантен услышал хотя бы одну из двух фраз полностью, это могло его остановить. Он мог применить обратную тягу и замедлиться. Но он не услышал ни одной из них, только слово "хорошо" и дальше свист.

Но за 24 секунды до столкновения, как следует из записи разговоров в кабине KLM, прозвучало еще одно важное сообщение, и оно не было заглушено никакими свистами. Но к нему со всей серьезностью отнесся только помощник ван Зантена.

Диспетчер ко-пилоту PanAm: "1736, сообщите, когда освободите взлетную полосу."

Реакция ко-пилота PanAm: "O`key, мы сообщим, когда уйдем с полосы."

Возглас ко-пилота KLM: "Боинг PanAm, он что еще не покинул полосу?"

Капитан KLM ван Зантен удивленно: "Что ты сказал? Ну да, конечно."

Больше в кабине лайнера KLM никто ничего не говорит. Борт инженер - самый молодой из всех в кабине Боинга KLM. Понимая, каким авторитетом располагает капитан ван Зантен, он больше не задает вопросов.

Как американские, так и голландские следователи оценивают поведение ван Зантена в этот день критически. Однако, как показали дальнейшие события, судьба была против него.

Ирония судьбы заключается еще и в том, что капитан ван Зантен залил в баки своего Джамбо дополнительно 55 тыс. литров топлива. И, возможно, именно этот дополнительный вес не позволил ему проскочить над самолетом PanAm. Переднее шасси KLM не задело фюзеляж PanAm, а подкрыльевые шасси и двигатели - задели. В этой истории и технические факторы, и человеческий фактор сыграли важную роль. А пассажиры самолетов так и не начали свой отпуск...